Сборник Решение номер три

Сборник

Автор: Владимир Михайлов

Жанр: Фантастика

Год: 2005 год

,

Владимир Михайлов. Сборник «Решение номер три»

Методика Наюгиры

— Каждый человек имеет право убивать и быть убитым, — медленно, как бы с затруднением выговорил Горбик.

— Что-что? — не понял Изольд. — По-моему, ты заврался, профессор. Какой-нибудь хвостик тебя подвёл — ты его расшифровал не в ту сторону.

— Да просто пришла ему пора сострить, — высказал свое мнение и Кромин. — У них, лингвистов, остроты такие — специальные, только для внутреннего пользования…

Горбик не обиделся. Он вообще обладал характером спокойным и миролюбивым.

— С хвостиками все в порядке, — откликнулся он невозмутимо. — А перевёл я совершенно точно — насколько вообще перевод может быть адекватным. С любого языка на любой, он всегда приблизителен. Дело в том, что каждое слово многозначно, основной смысл тащит с собой целый ворох обертонов, и они в разных языках не совпадают по причине различного прошлого, национального характера, да мало ли…

— Господин учитель, — прервал его Кромин, — позвольте выйти? Живот схватило, клянусь просторами сопространства!

— Сколь серы особи, с которыми я вынужден общаться! — вздохнул Горбик, картинно разведя руками. — Я умолкаю. Погрязайте и далее в своём невежестве, о презренные рабы материального мира!

Кромин засмеялся. Его было очень легко рассмешить. Если только он не был занят делом. Дел, правда, каждый день было много.

Изольд же оставался совершенно серьёзным. Как и всегда. И не позволил разговору уйти в сторону.

— То есть, если я тебя правильно понял, это и в самом деле у них где-то записано?

— Если бы «где-то» — полбеды, — сказал Горбик. — На террану название этого источника переводится как Конституция, Основной закон. По которому, надо полагать, и живёт это не весьма процветающее общество.

— Ну-ка, повтори, что у тебя там получилось? — попросил Кромин. Смеяться ему почему-то расхотелось.

— Каждый человек имеет право убивать и быть убитым, — повторил профессор лингвистики, едва ли не единственный на Земле специалист по наюгире — языку, на котором на этой планете и разговаривали.

— Очень занятно, — покачал головой Изольд. — Это заставляет меня вспомнить, что у нас имеется оружие. Где оно, коллега Кромин?

— В багаже, где же ещё.

— А багаж?

— В процессе доставки. Ещё вопросы?

— А почему… — начал было Изольд.

— А потому, — ответил Кромин, не дожидаясь продолжения, — что в чужой монастырь со своей пушкой не ходят.

— Фу, коллега! — упрекнул Горбик. — Подобный жаргон в нашей академической среде…

— Примите мои искренние извинения, профессор, — и Кромин изящно поклонился.

— Извинения приняты. Тем не менее, надеюсь, что, усваивая их язык, вы не станете особенно налегать на сленг. Нам важно прежде всего освоить литературный вариант…

— Можете быть спокойны, профессор, — сказал Изольд. — Именно так мы и намерены поступать.

Не волнуйтесь.

— Не могу сказать, что я чрезмерно взволнован. Однако хотелось бы, чтобы наш багаж оказался здесь как можно скорее. Насколько я помню, по программе моя первая встреча с аборигенами должна начаться менее чем через час, — а мне не во что переодеться; не хотят же они, чтобы я предстал перед здешней научной элитой в таком виде!

И Горбик провёл ладонями по дорожному комбинезону, надетому ещё на Терре, перед посадкой на корабль; комбинезон и вправду выглядел не очень презентабельно: в нём лингвист провалялся в противоперегрузочном коконе всё время разгона, прыжка, выхода и торможения. Дома он не рискнул бы показаться в таком виде даже собственной семье.

— Все мы выглядим не лучше, — рассеянно отозвался Кромин; тон его свидетельствовал, что это его не очень-то и волновало. — Ничего, всё будет в порядке. Нас отвезут в полагающиеся нам по контракту квартиры, багаж наверняка окажется уже там, потом, естественно — ванна, небольшой отдых, и уже после этого — знакомство с местными достопримечательностями. Железный ритуал, который соблюдается везде, — а уж я-то не впервые в такой ситуации. Научный обмен — святое дело.

Тем более что мы оказались первыми представителями инопланетной науки в этом мире. Уверен, что сегодня нам предстоит ещё и банкет в нашу честь; надеюсь, что никто из нас слишком не увлечётся горячительными напитками. Если они тут есть, конечно. А уж с завтрашнего дня начнётся обычная работа: лекции, студенты, в свободные дни — экскурсии, ну, и всё такое прочее.

— Что касается банкета, — сказал Изольд, — я буду очень жалеть, что на нём не окажется Муллавайоха: за столом он бывает неподражаем. Интересно, почему…

И снова Кромин не дал ему договорить.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200