Ученик

— Ну у тебя ассоциации!… Впрочем, Владимир Владимирович сегодня неактуален.

Напрасно он всуе вспомнил Маяковского. Я за Владимира Владимировича и обидеть могу! Мгновенно набычившись, я поднялся из?за стола.

— Ну?ка повтори, кто сегодня неактуален?

— Асадов, Асадов… — Женька вспомнил, что при мне о Маяковском либо в превосходной степени, либо никак.

— Разве Асадова Владимиром Владимировичем звали? — По?моему, он меня просто дурил.

— Ну как же, конечно. Он же всю жизнь гордился, что с Маяковским полным тезкой был. Даже фамилию хотел поменять, только ему ЦК не разрешил! А что ты, собственно, разговор в сторону уводишь?! У тебя последняя попытка осталась!

— Да! Тогда надо бить наверняка! — Я на минуту задумался и выдал: — «Друг».

— Не… — Брусничкин разочарованно покачал головой. — Это даже примитивно как?то. Последняя попытка меня совершенно разочаровала…

— Ну почему? Наоборот, свежо и неожиданно. Представляешь, тебя жена спрашивает: ты где весь вечер пропадал, а ты отвечаешь: у «Друга», и она ни за что не догадается, что ты, паразит, без нее в ресторане отрывался. Или она — тебе: ты куда собрался, а ты, индифферентно так: к «Другу», и она понимает, что искать тебя сегодня бесполезно. Каково!

— Может, ты и прав, — задумчиво протянул Женька. — Только ресторан?то назвали «Сказка».

— Это что, от потребкооперации, что ли, заведение?

— Почему от потребкооперации?

— Насколько мне известно, рестораны «Сказка» до последнего времени строила в основном потребкооперация. За городом ставили такие избушки, похожие на жилище Бабы?Яги, только размером сто на сто метров, и затем месяцами ждали посетителей. Только кто же добровольно к Бабе?Яге полезет? Так они и стояли пустые. Или в них заваливали толпами лица кавказской национальности — они не знают, кто такая Баба?Яга, у них свои авторитеты.

— Нет, по?моему, это не потребкооперация. По?моему, это какой?то чудачок на свои кровные подвальчик оборудовал. Там столиков двенадцать всего, но кормят… — Брусничкин закатил глаза. — И вино настоящее, грузинское. Так что можем прогуляться.

— Мы, безусловно, посетим заведение, отрекомендованное столь солидным знатоком сказочных подвальчиков, только мне надо побывать в бухгалтерии.

— А, так ты еще гонорар не получил, — догадался Женька. — Тогда вперед! Твои на депозит не переводили, в кассе лежат. Получишь, и потопали творческий тонус поднимать. А то я со своей «Галиной Бланкой» ничего придумать не могу. Кроме лозунга «Галину Бланку — в каждую кастрюлю» — ну ничегошеньки в голову не лезет.

Кроме лозунга «Галину Бланку — в каждую кастрюлю» — ну ничегошеньки в голову не лезет. Надо раскрепостить подсознание.

Он опять хлопнул меня по спине и отошел к своему столу.

Я бросил взгляд на часы.

— Пожалуй, ты прав, — пробормотал я себе под нос. — Пора прогуляться до бухгалтерии, только сначала мы сделаем один звоночек.

Я снял трубку и навертел удивительный восьмизначный номер. Совершенно неожиданно для меня в трубке раздались обычные длинные гудки, а затем, после звонкого щелчка, послышался приветливый женский голос:

— Коммутатор…

Я, честно говоря, несколько растерялся, но после короткой заминки бросил в трубку:

— Мне дед Антип нужен.

Последовала довольно длинная пауза, а затем трубка мне ответила тем же женским голосом, в котором, однако, вместо прежней приветливости появилась явная брезгливость:

— Молодой человек, вы соображаете, откуда звоните? — и далее последовали короткие гудки отбоя.

Вот так. Без разговоров трубочку хабах на рычажок! Подожди, она же сказала: «Вы соображаете, ОТКУДА звоните». Вот именно — не куда, а откуда. Я огляделся. В комнате стоял обычный творческий гвалт, в который свежей оригинальной нотой вливалась звонкая трель закипающего чайника. Да, пожалуй, моя собеседница могла решить, что я звоню из какого?нибудь пивбара, преследуемый разгоряченным милиционером. Ну а в том, что вокруг меня тьма народа, заинтересованно прислушивающегося к моему разговору и лихорадочно записывающего набранный мной номер, она была просто убеждена. Все правильно — перезвоним из автомата.

Во избежание возможных случайностей я крутанул колесики кодового замка на кейсе, а затем с легким сердцем отправился в бухгалтерию, к нашей главной кормилице Галочке Анатольевне. Бухгалтерия располагалась в дальнем конце коридора. Подойдя к ней, я увидел Глянца, который стоял в курительном тупичке и прилежно?развязно делал вид, что наслаждается сигареткой с золотым ободком.

— О, Борисик Абрамыч, да вы курить начали! Понимаю, нервы, нервы. Спокойнее надо быть, спокойнее!… — не мог я отказать себе в удовольствии…

Глянц, увидев меня, вздрогнул и нервно втиснул сигарету между своих тонких губ. Затем, спохватившись, он выдернул ее обратно и тоном ужасно занятого и страшно ответственного работника заявил:

— Милин? Здравствуй. Я тебя разыскивал. Мне срочно нужна проработка материала по концерну «Галина Бланка». К вечеру, к заседанию совета, необходимо иметь все материалы!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136