Ученик

— Прошу прощения, — обратился я к нему, — а куда направился паренек?

— Какой паренек? — ответил он визгливым фальцетом.

— Тот, который только что сюда вошел. Он обещал проводить меня к моему коню.

— Так это я. — И гном радостно осклабился, показав крупные редкие зубы. Он тут же развернулся и потопал в глубь конюшни. Мне пришлось двинуться следом за ним.

— За последние десять секунд ты здорово изменился, — с удивлением протянул я.

Гном, не оборачиваясь, заверещал:

— Это когда я выхожу во двор, на солнце, я меняюсь, а на самом деле я вот какой, — тут он резко затормозил и, расставив в стороны руки со сжатыми кулачками, медленно покрутился на месте, демонстрируя себя.

Я опять едва не налетел на него и уже с некоторым раздражением заявил:

— Прекрасно, я запомнил. А как мне тебя называть, если вдруг ты мне понадобишься?

Гном, быстро перебирая своими копытами, уже двигал дальше и на ходу, не оборачиваясь, с гордостью ответил:

— Я — лошадный!

— Ни разу не слышал такой фамилии, — удивился я, возобновляя свой бег за лидером. Леди на моем плече чуть слышно хихикнула…

Гном встал как вкопанный и, резко повернувшись, уставился на меня, решив, видимо, что я над ним издеваюсь, но, увидев мою совершенно серьезную физиономию, заявил:

— А я ни разу не слышал, чтобы у лошадного была фамилия. Лошадный — я! — снова гордо произнес он.

На этот раз он меня не застал врасплох, мне удалось вовремя затормозить и избежать очередного столкновения. Лошадный стоял, выпрямившись во весь свой крошечный рост, выпятив грудь и глядя на меня снизу вверх, смешно задирая голову.

Лошадный стоял, выпрямившись во весь свой крошечный рост, выпятив грудь и глядя на меня снизу вверх, смешно задирая голову. Его прическа мела чистый пол конюшни. Он явно ждал от меня какого?нибудь нового глупого вопроса.

Я не обманул его ожиданий.

— Но имя?то у тебя есть? Не могу же я орать на весь двор: «Лошадный! Лошадный!»

Он вдруг польщенно улыбнулся и, двинувшись дальше, заверещал:

— Ну, если ты хочешь дружить, я, конечно, могу сказать тебе свое имя. Хотя все именно орут: «Лошадный, лошадный».

— Конечно, я хочу дружить, — как можно убедительнее проговорил я.

Лошадный опять резко остановился и уставился на меня своими глазенками.

— И ты будешь по?дружески приносить мне угощение? — Он с надеждой смотрел мне в глаза.

— Конечно, — честно заявил я. — Особенно если ты мне, как другу, скажешь, что ты больше всего любишь.

Он вдруг судорожно сглотнул и с восторгом произнес:

— Овсяное печенье, — подумал и добавил: — Кило.

— Заметано, — бодро ответил я. — Так как же мне тебя звать?

Лошадный потупился и заскреб ножкой по полу. Потом исподлобья бросил на меня взгляд и застенчиво спросил:

— А ты смеяться не будешь?

Леди опять хихикнула.

— С какой стати? — возмущенно ответил я. — Как можно над другом смеяться?

Лошадный глубоко вздохнул и прошептал:

— Миша.

— Отлично, Михаил, — уточнил я. — А меня можешь звать Илья, или Вепрь.

Он укоризненно на меня посмотрел и повторил:

— Меня зовут Миша.

Я мгновенно поправился:

— Хорошо, Миша, пойдем все?таки посмотрим Ворона.

Миша повернулся и заторопился дальше по проходу между стойлами. Я припустился за ним.

Ворон встретил нас тихим ржанием и вначале потянулся к лошадному. Тот, привстав на цыпочки, погладил его по носу и, повернув голову в мою сторону, шепотом спросил:

— Ты сахар принес?

Я в растерянности пожал плечами, и тогда Миша, выудив из своего кармана, сунул мне в руку липкий белый обломок. Я протянул ладонь Ворону. Тот осторожно, прихватив сахар губами, ткнулся мне в ладонь носом. Я, войдя к Ворону в просторное стойло, внимательно его оглядел. Выглядел тот, на мой непросвещенный взгляд, прекрасно и был готов к продолжению нашего путешествия.

— Ты не беспокойся, — раздался резкий голосок Миши, — конь будет в полном порядке.

— А кто тебя сменяет? — обратился я к своему новому другу.

— Как это сменяет? — удивился тот.

— Ну, когда ты отдыхаешь.

— Когда я отдыхаю? — Миша, похоже, меня не понимал.

— Ты же не прикован к этой конюшне. У тебя должно быть свободное время, сходить куда?нибудь, развлечься там?…

Он задумчиво склонил голову набок.

— Я что?то не пойму, — заверещал он через мгновение. — Я здесь один и всегда, и дальше двора не ухожу. И какое время свободное с развлечением, я не знаю. А знаю я лошадей, и чего им надо, и чего им не надо. — Он опять немного помолчал и обиженно добавил: — А если ты дружить не хочешь, так и скажи!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136