Ученик

Наконец, когда я почувствовал приближение своей неведомой цели, в одном из нешироких коридоров меня встретил заслон из темных, бесформенных фигур, закутанных в грубые балахоны, с опущенными капюшонами, из?под которых высверкивали рубиновым огнем неморгающие глаза. Магов было немного, не более десятка. Когда я приблизился, они одновременно вскинули рукава балахонов и с черных теней пальцев сорвались ярко?оранжевые шары. Со зловещим шипением, разбрасывая искры и оставляя за собой дымные следы, они метнулись в мою сторону. Поющий описал передо мной серебристый полукруг, и большинство изрыгающих искры шариков рассыпалось по сторонам, но один из них попал мне в бедро и, пробив окружающее меня сияние, ожег ногу нестерпимой режущей болью. Второй огненный шар задел спину Ваньки, который дико взвизгнул и покатился по полу, сбивая вспыхнувшее на спине пламя. Я страшно зарычал и подобрался для прыжка. Маги опустили руки, и я понял, что сейчас последует новая атака.

Но в последний момент рядом со мной выросла огромная фигура со странной грушевидной головой и шестью сверкающими глазами.

— Вечник! — изумленно выдохнул я.

Своим кривым медвежьим когтем он резко процарапал по полу поперек коридора глубокую борозду. Через мгновение вырвавшиеся из широких рукавов огненные шары с треском отразились от невидимой, вставшей поперек коридора преграды и ударили в стоявшие неподвижно фигуры магов, превратив их в рычащие оранжевые факелы.

Вечник повернулся ко мне. Его нелепая вытянутая морда с коротким хоботом и черными кожаными ноздрями показалась мне родным и дорогим лицом. В отличие от некоторых вполне человеческих лиц, век бы мне их не видеть, эту морду я готов был лицезреть всю свою оставшуюся жизнь.

— Я узнал свое настоящее имя, — гордо и невпопад заявил я. — Рыжий пришлец с золотой змеей на плече и черным котом у ноги! Да?

— Нет, такая конспирация была бы слишком проста. В пророчестве звучало — «Искатель дороги к себе». — Вечник с непонятной грустью посмотрел на меня своими непонятными глазами. — Ты, кажется, хотел на мне полетать?

— Да, очень. Только я плохо представляю, куда мне дальше двигаться, — улыбнулся я в ответ, убирая клинки в ножны и поднимая с пола рычащего Ваньку.

— Садись, садись, — добродушно пробормотал Вечник. — Я знаю, куда тебе двигаться. Так оно будет и быстрее, и безопаснее. Тебе крайне необходимо заглянуть в Долгую Книгу. Видимо, только в ней есть ответы на твои вопросы.

Цепляясь за густую шерсть, я взобрался ему на спину. Он смешно подпрыгнул, замахал своими растопыренными лапами, все вокруг потонуло в буром тумане. Туман тут же рассеялся, и мы оказались перед широкими двустворчатыми дверьми, покрытыми золоченой резьбой.

Так оно будет и быстрее, и безопаснее. Тебе крайне необходимо заглянуть в Долгую Книгу. Видимо, только в ней есть ответы на твои вопросы.

Цепляясь за густую шерсть, я взобрался ему на спину. Он смешно подпрыгнул, замахал своими растопыренными лапами, все вокруг потонуло в буром тумане. Туман тут же рассеялся, и мы оказались перед широкими двустворчатыми дверьми, покрытыми золоченой резьбой.

— Тебе сюда… — Вечник присел на задние лапы, и я скатился на пол. Ванька зашипел и спрыгнул с моих рук. И тут раздался голосок Леди. Она приблизила свою головку к моему лицу и грустно пропела:

— Да, тебе сюда, а мне с тобой нельзя! Твое путешествие закончилось! Какое незабываемое приключение! Прощай!…

Она соскользнула с моего плеча и перетекла в густую шерсть Вечника.

Я стоял на ватных ногах, и мое перехваченное спазмой горло отказывалось издать хотя бы звук.

— Ничего, — тихо и грустно сказал Вечник. — Ничего. Все будет хорошо. Мы тебя тоже никогда не забудем.

— Я убил Красного… — выдавил я наконец из себя. — Тебе не придется тащить его в высший суд.

— Да? — Он сверкнул глазами. — Спасибо. Правда, я хотел сам с ним посчитаться, но если так получилось, то, может, это и к лучшему.

Я вскинул руки и, обхватив его за шею, зарылся лицом в густую жесткую шерсть. По моей щеке легко скользнула прохладная кожа Леди.

— Ну, ну… — Горло у Вечника, похоже, тоже перехватило.

Я отвернулся и, бросившись к дверям, резко толкнул створки. Они медленно и как?то торжественно распахнулись, открыв большой темный зал. Посередине зала возвышался черный резной пюпитр, на котором, освещенная одинокой мерцающей свечой, лежала огромная толстая книга. Долгая Книга Мира Спокойной Воды. За пюпитром стоял Оранжевый Магистр и медленно, с огромным напряжением переворачивал листы Книги. Поток воздуха от распахнувшихся дверей качнул сияющий наконечник свечи, и Магистр, не прекращая своего занятия, поднял голову и взглянул в мою сторону. Его лицо осунулось и побледнело. Лоб прочертила глубокая вертикальная морщинка. Печать усталости погасила блеск глаз и согнала румянец со щек.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136