Ученик

Вдруг старик встал на кровати, выпрямился во весь свой карликовый рост, упер руки в лампасы на трусах и грозно заорал:

— Вот я и увидал! Приносит вьюнош неразумный магическую вещь в дом, бросает ее без присмотра, а затем еще и всяких друзей приводит. Ну совсем как есть — без мозгов!

Казалось, от возмущения дед сейчас треснет по швам.

— Это хорошо, что я вовремя успел вещицу припрятать, а то был бы твой друг сейчас неизвестно где, а дитя его малое осталось бы сиротой! А жена его — краса покинутая — вдовой без вести исчезнувшего!

От возмущения старик начал притоптывать ножкой. Но меня это нисколько не напугало. Еще не до конца веря в то, что услышал, я дрожащим от радости голосом осторожно и очень вежливо переспросил:

— Позвольте, позвольте, Гаврила Егорыч, я правильно вас понял — книга цела?

Старик опять уселся, успокоился и с довольной усмешкой ответил:

— Правильно, вьюноша, ты меня понял. Цела твоя книжечка. Только побледнела очень — пора, видать, ее хозяину возвращать.

— Так где же она? — Я от нетерпения привстал на кровати.

— А там, где и была, — передразнивая меня, ответил старичок. — На столе лежит.

Я очумело опустился на свое место и перевел взгляд на стол. Книга лежала на том самом месте, на котором я ее оставил. С трудом подавив желание немедленно схватить книгу и спрятать ее куда?нибудь, я снова повернулся к своему необычному гостю.

Да, старичок был очень и очень не прост. Беседовали мы с ним уже около получаса, а я до сих пор не знал, кто же он таков. Истории он рассказывал совершенно невероятные, но и вид имел совершенно невероятный, да и фокусы удивительные показывал. Если бы не мое пятидневное путешествие сам не знаю куда, вполне крыша могла окончательно съехать, а так — подготовка помогала.

— Спасибо вам огромное, Гаврила Егорыч, за помощь. Прямо не знаю, как это я так обмишурился. Вперед мне наука будет. Вы позволите спросить: а кто вы такой? Какого роду?племени?… — Я почувствовал, что перешел на какое?то фольклорное изложение и сконфуженно замолчал. Старик, казалось, готов был расхохотаться.

— А я, мил?человек… — начал он, подражая моей речи, — хозяин здешний!

— Здешний хозяин? — не понял я.

— Здешний, здешний хозяин, — нагло заявил меховой гном.

Я снова уставился на него, онемев от изумления.

— А я здесь кто?… — удалось мне наконец пошевелить онемевшими губами.

— Ну как кто? — продолжал издеваться дед. — Согласно уважаемой тобой казенной бумаге — ты ответственный квартиросъемщик! — при этом его покрытая шерстью физиономия скорчилась, как будто ему в рот засунули целый лимон.

— Это зачем же вы, дедушка, обзываетесь такими словами, — начал я ласково.

— Это я в этой квартире хозяин, а вы… Вы…

— А я — домовой! — радостно подсказал старичок. — Вот и выходит, что я хозяин и есть!

У меня в который раз за вечер отвалилась челюсть. И как же я сразу не догадался!!! Конечно, домовой! Кто же еще! Ведь я с детства верил в домовых! Особенно в домовых! Бабушка очень часто рассказывала мне о всякой нежити — о водяных, кикиморах, леших, русалках, но мне всегда нравились домовые. Особенно то, что они могли перекидываться в кошек. Я всегда считал, что побыть немного котом — истинное наслаждение. И тут я вспомнил, что несколько раз бабушка говорила мне о своем знакомом — Гавриле Егорыче, какой он разумный и опытный. Так вот о ком шла речь.

— Ну, похоже, вьюноша наконец допетрил, — удовлетворенно заявил старик. — Долго же приходится тебе все объяснять.

Вся фигура деда излучала полное довольство.

— Теперь мне осталось поведать тебе совсем немного, — деловито продолжил Гаврила Егорыч. — Бабушка твоя, я тебе уже говорил, всегда верила, что тебе дана сила. Но до последнего времени эта сила никак в тебе не проявлялась, хотя я следил очень даже внимательно. Только ты не то чтобы магию чувствовать, ты и меня?то никогда не видел.

Тут он самодовольно усмехнулся и, погладив себя по животу, заявил:

— Эти штанишки я у тебя прямо из?под носа упер, так ты только глазами лупал. — Он, гордо улыбаясь, помолчал. — Но в прошлый понедельник ты притащил эту самую книгу. Она буквально светилась магией, но ты этого не замечал. Я мог бы ее тогда же спрятать, а потом решил, может, кто твой дар разбудить решил. Ты книжечку?то открыл, да тут же и — бум головенкой в нее. И лежал неподвижно пять дней. Но вокруг тела твоего сияние стало появляться. Позавчера ты встал, а сияние осталось. Вот я и подумал, может, ты за эти пять дней дар свой почувствовал, может, даже научился чему?нибудь. А тут смотрю — ты книжку оставил без присмотра, а потом и Юрку своего притащил. — Дед опять укоризненно посмотрел на меня.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136