Ученик

Я бросил взгляд на стоящий под столом кейс. Сигнала не было. Но спустя несколько мгновений на ручке действительно зажглась красная точка. Я открыл кейс и вытянул тонкий проводок с висящей на нем маленькой пуговкой наушника. Засунув наушник в ухо, я щелкнул тумблером, отключая запись, — кассету надо было экономить. В наушнике послышалось легкое шуршание, а затем отщелкивание цифр набираемого телефонного номера. На панели прибора вспыхнули цифры набранного номера. После трех?четырех длинных гудков чмокнул щелчок соединения, и сразу же послышался резкий голосок Глянца:

— Диггер?

— Ну… — ответил ему сонный голос.

— Ты мне что ночью сказал?

— Работу сделал, мину заложил, — уже бодрее ответил голос.

— И куда ж ты ее, сука, заложил? Себе в задницу? Где папка с документами?

— Слушай ты, козел, куда ты мне сказал, туда я все и заложил — на втором этаже, в седьмой комнате, в стол у крайнего окна, во второй ящик.

— Нет там ничего… — Борисик почти визжал.

— Не ори… — Голос Глянцевого собеседника сделался холоден и резок. — Я, как правило, ошибок не допускаю, ты знаешь. Ты сам?то хорошо смотрел?

— Лучше некуда, весь ящик перерыл. Да там особо и рыть?то нечего — ящичек практически пуст. Меня больше главное интересует — ты в воздуховод положил, что надо? Если сегодня и эти бумаги не найдут… Я не знаю, что будет!

— Ну, знаешь, столы я еще и мог бы в темноте перепутать. — Голос помолчал. — Хотя вряд ли… А вытяжка в кабинете одна. Другой нет. И кабинет заперт, из него сейчас вряд ли что можно вынести. Так что с этим все должно быть нормально. Слушай, может, в этой седьмой комнате просто спросить у ребят, не видел ли кто зелененькую папку. Даже если кто нашел, что эти «творческие работники» в ней поймут. Так что ты давай не психуй, а спокойно так, между делом, поинтересуйся. Спокойнее, спокойнее.

— Ага! Тебе просто спокойненьким быть. А меня так могут успокоить, что вообще шевелиться не буду!

— Ну, друг, ты сам в это дело влез. Сам придумал — сам хлебай, захлебнешься — не скули. Я свою часть сделал — отвали! — заговорил голос в рифму, но без размера.

— А ты, часом, сам нигде их не припрятал, Диггер? Смотри, если думаешь на себя одеяльце перетянуть… — Голосок у Борисика сделался мягеньким.

— Ты же видел, что я с пустыми руками в коллектор спустился!… — Собеседник Глянца явно занервничал.

— Видел?то видел… — раздумчиво протянул Глянц. Похоже, ему удалось взять себя в руки.

— Ладно, подождем, что Крот скажет… — закончил Борисик разговор, и в наушнике часто запикал отбой. В тот же момент кто?то хлопнул меня по плечу. Я оглянулся, рядом, улыбаясь во весь рот, стоял Женька Брусничкин.

— Ну, Илюха, здорово ты устроился. Я смотрю, под музыку работаешь. Не мешает рифмы низать? Что слушаем?

Он протянул руку, собираясь приложиться к моему микрофону. Я быстро выдернул пуговку из уха, бросил ее в портфель, щелкнул тумблером, включая запись, и тут же закрыл свой саквояж. Затем устало потянулся — от напряжения занемела шея — и только после этого ответил:

— Первый концерт Чайковского для фортепиано с оркестром.

Всем было известно, что Брусничкин на дух не переносил классическую музыку, он от нее впадал в какое?то коматозное состояние. А я, наоборот, слыл на фирме отъявленным меломаном. Женька сразу потерял интерес к моему наушнику, но у него наготове было другое предложение:

— Слушай, ты так неожиданно уехал, а я как раз хотел тебя позвать в одну новую ресторацию. Тут недели две назад недалеко от нас открыли симпатичный такой подвальчик.

В самом Товарищеском из всех товарищеских переулков. Ни за что не догадаешься, как эту ресторацию обозвали!

Он торжествующе посмотрел на меня. Я решил поддержать предложенную игру:

— «Взвейтесь кострами»!

Женька довольно заржал.

— Дается три попытки. Первая не считается — идет за счет заведения.

Я принял позу роденовского «Мыслителя».

— «В разливанном шалаше»!

— Мимо! С твоей фантазией не рекламные стихи строчить, а названиями для рестораций торговать! Будь проще, и народ к тебе, вернее, к ресторану, потянется!

— Сам же сказал — в Товарищеском переулке. Значит, название должно соответствовать.

— Чему соответствовать? Названию переулка или виду деятельности?

— Ну тогда «У Маузера»!

Женька оторопел.

— При чем тут маузер?

— Ну как же. Помнишь: «…Кто там шагает правой. Конечно, товарищ маузер». Ну и опять же «маслята под стреляным соусом» очень соответствовать будут.

Женька озадаченно поскреб шевелюру.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136