Ученик

Это было интересно!

— А откуда это известно?… — пьяно поинтересовался я.

— Да всем это известно. Все знают эту легенду. Когда?то давно наш мир был большим и сильным. В нем было много морей, много рек, озер, лесов, городов. Только однажды, не знаю, за какую уж провинность, могучие маги отгородили нас от этого мира горами, морем и пустынями. А ведь мы умели ходить морем! Но скалы и мели погубили наши корабли. А здесь люди, и маги, и сами магистры смирились с крошечностью своего мира и не хотят другого. А я найду!… — Странник грохнул кулаком по столу. — Я найду проход! Я трижды уходил в пустыню и трижды мне приходилось возвращаться, но я уже узнал четыре заклинания текучего песка. Я все равно пройду эту чертову пустыню! Потому что я — Странник.

Он замолчал, отхлебнул из бокала и покачал головой.

Я тоже торопливо хлебнул и закинул свой следующий шар.

— Ну ты сам только что сказал, что в этом чудесном мире имеются не только полные люди, есть и полные маги, которые изготавливают не только голодные ночные горшки, а магистры — те ва?а?а?ще…

Странник с усмешкой посмотрел на меня:

— Эти испуганные волшебники, колдуны, чародеи, пророки, маги действительно могут проделать на пять?шесть фокусов больше обычных полных арха… к?хм… людей. А знают не намного больше. Вся их энергия уходит на междусобойные разборки и выяснения — кто кому может больше нагадить в огороде, у кого больше подхалимов среди полных людей, кого больше ласкают магистры. Знания для них — навоз, которым они удобряют собственный страх, ненависть, тщеславие, зависть. И этого навоза им немного надо. Слышал, два дня назад один маг опять ухайдокал другого. Знаешь, чего они не поделили?

Я с интересом уставился на Странника, поскольку разговор, похоже, вплотную приблизился к моей персоне.

— Кто?то стукнул Арку из Холма, что Алый Вепрь расколол заклинание тысячи мечей и собирается к нему в гости обсудить давнюю тайну гибели своего старшего брата. Арк тут же наклал полный ночной горшок, а затем собрал всех, кого смог, и поехал устраивать на Вепря засаду. И где? В лесу Золотой Погибели! Зараза, пожалел бы честную змею! Правда, Вепрь здорово потрепал Арково воинство, и если бы не подкупленный перебежчик, плыл бы Арк к новому телу. Но… Везет сильнее тому, кто подлее. Теперь Вепрь и все его знания ушли, а Арк надеется что?то узнать у языков сопровождавших Вепря людей. А твои хваленые магистры пальцем не пошевелили. И вообще, я слышал Красный Магистр сам науськивал Арка на Вепря.

— Он чего, этот магистр красным стал, от стыда, что ли? — ляпнул я и опять хлебнул из бокала.

Странник совершенно трезвыми глазами уставился на меня:

— Ага, а Синий от холода посинел! Ну и шуточки у тебя. Как у Белого Магистра.

Я пьяно захихикал:

— У него что, вся спина белая?

Странник опять захохотал со слезами и пуканьем. И опять его бокал медленно плавал в воздухе.

— Мне нравится, рыжий, твое отношение к магистрам! — заявил он, отдышавшись. — В нем чувствуется личная независимость. Слушай! — воскликнул он, хлопнув рукой по столу. — Я сам с Вепрем знаком не был, но слышал, что он тоже был очень рыжий!

— Дался вам всем мой окрас! Что у вас здесь, рыжий волос вне закона?

— Нет. Просто, как правило рыжие — очень хорошие маги, очень любопытные и везучие, — добавил он, — и очень наглые.

— Наглее тебя? — вопросительно уставился я на него.

— Пожалуй, нет, — задумчиво ответил Странник.

— Так что ты там бормотал по поводу раскраски магистров?

Видимо, Странник потерял нить разговора, поскольку недоуменно уставился на меня.

— Ну… ты талдычил, что Красный Магистр совокупно с Арком из?под Холма взялся перекрасить Синего Магистра в сиреневый цвет.

Прокатилась новая порция хохота и сопровождающих его звуков.

Отдышавшись, он уставился своими голубыми глазами мне в переносицу и заявил:

— Такое впечатление, что ты никогда не учился в школе, хотя выглядишь и разговариваешь, как образованный человек. Твое бесстрашие в разговорах наводит на мысль или о слабоумии, или о чрезвычайной уверенности в своих силах. Я думал, что так рассуждать о магистрах, кроме меня, в этом чудесном мире никто не посмеет. Рад видеть, что это не так.

— Просто твоя «Фиалковая гроздь» полностью растормаживает подсознание, и теперь я понимаю, что имел в виду Заяц — длинные уши, косые глаза, короткий хвост. — Я помолчал. — Или косые уши, длинные глаза… — Я опять помолчал. — Ну, не важно… в общем, Заяц по фамилии Мамин?Печерский, когда говорил: «Надоело мне бояться, никого я не боюсь!»

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136