Ученик

— Что принюхиваешься? Никакой отравы — чистое ренское фиалковое, — забасил Странник.

— Что принюхиваешься? Никакой отравы — чистое ренское фиалковое, — забасил Странник.

— А закуски к нему не полагается? — неуверенно спросил я.

— Слушай, ты же только что поел. Дорогой мой, есть время есть, есть время пить, и не надо смешивать времена! И потом, если в чашу с едой… — он покрутил пальцем над столом, и на столешнице замерцала полупрозрачная чашка с каким?то салатом, — …налить вина… — из появившегося над столом призрачного кувшина в призрачную чашку полилась призрачная красная струя, превращая содержимое чашки в какое?то неаппетитное месиво, — …неужели ты станешь это хлебать? — И Странник довольно захохотал. Чашка стала исчезать, распространяя заплесневелую вонь.

Я вдохнул из бокала аромат фиалок, заглушая фантомный вонизм, и слегка пригубил напиток. Вино было сухим, прохладным и немного кисловатым на вкус. Глоток стекал по гортани, легко щекоча ее, и, достигнув желудка, вспыхнул праздничным фейерверком. Я поспешно сделал еще глоток, заливая предыдущий, и все повторилось сначала, только теперь у меня в желудке разорвалась маленькая бомба. Это немедленно потребовало третьего глотка, и я подумал, что такими темпами быстро доберусь до зелененьких чертей.

Между тем Странник влез на трибуну.

— Пить сок божественной лозы — то же самое, что познавать тайны мироздания. Трезвый человек, даже если он полный, — язвительно добавил он, — видит мир, как плоский серый задник. Краски, запахи, тревоги и желания окружающего мира проходят мимо его спящего сознания и с треском отскакивают от его погруженного в меркантильные расчеты разума. Только вино способно разбудить творческое восприятие мира, только вино способно усыпить сухой, расчетливый разум. Только вино способно подарить человеку, даже полному, всепроникающее ощущение полноты окружающего мира, его палитру и ароматы, его чудеса и страсти.

— Ага, особенно если он допьется до того, что упадет рожей в этот самый окружающий мир, — ворчливо добавил я, глядя на свой опустевший бокал.

— Немедленно поставь стаканчик! — приказал Странник строгим голосом. — И не перебивай старших.

Я быстро поставил бокал на стол, и графин тут же наклонился над ним, наливая новую порцию «сока божественной лозы».

Старик смотрел на меня, грозно сведя брови, пока я опять не взял бокал в руку. Потом он хлебнул из своего бокала и удовлетворенно вздохнул.

— А с чего это ты так незалюбил полных людей? — хмуро поинтересовался я. — Тебе что, больше нравятся худые?

Странник подавился очередным глотком, закашлялся. Он кашлял, хохотал, пукал, раскачивался на стуле, грозя свалиться на пол, вытирал слезы руками и бородой, в общем, вел себя все более неприлично. Я с изумлением наблюдал за его безудержным весельем. Насмеявшись вволю, он поймал свой бокал, который все это время плавал вокруг него, и радостно взглянул на меня:

— Вот точное название для всей этой пыльной братии — худые люди. Из них же все вытекает быстрее, чем они наполняются.

Он внезапно разъярился.

— Как высокомерно называют они себя — «Полные люди», как они не любят своего настоящего имени — «Неполные маги». А ведь на самом деле они — недоучки. Научился разгонять или собирать облака, делать поющие кровати или лепить ночные горшки, пожирающие попавшее в них дерьмо, и уже «Я — полный человек».

И уже совсем осатанев, он грохнул кулаком по столу:

— А на самом деле ты — полный архар.

Он так же вдруг успокоился и усмехнулся себе в бороду.

— Любимое их занятие — перебирать желтяки и беляки. Когда полный человек перебирает свои желтяки, он даже свой страх забывает.

— А чего ж ему бояться?

— А того, чего боится любой недоучка.

В любой час, минуту, миг может появиться маг, который знает в азбуке жизни на три буквы больше, и полный человек, повинуясь жесту, или звуку, или взгляду, сделает то, что этому магу нужно. А магу не нужны желтяки и беляки, магу нужна власть. Власть и повиновение. От поклонения и славы он тоже не откажется. Так вот, он придет, взглянет на блеск желтяков, что собрал полный человек, а потом пошевелит бровью, и потекут кровь и дерьмо. А пустую шкуру бывшего полного человека вывесят на видном месте, чтобы другие не забыли страх. Но вместо того, чтобы искать знаний и защищать собственную жизнь и достоинство, эти полные люди копят золото и верят, что маг придет не к нему, а к его соседу.

— А как же закон?

— Это и есть закон нашего мира.

— Мне казалось, этот Мир прекрасен!

— Да, этот Мир прекрасен, пока не сталкиваешься с этими безмозглыми тварями, называющими себя «венцом творенья». Как точно об этих «венцах» было сказано — «ленивы и нелюбопытны». И что самое страшное, они и думать не хотят, что заперты в своем маленьком мирке, словно крысы в клетке. Ведь за морем, за горами и пустынями есть другие страны и миры. Страны и миры невообразимо прекрасные и богатые.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136