Ученик

Тот колко взглянул на меня и уклончиво так ответил:

— Где достал — не наше дело. Должность у него такая — в дом припасы тащить. Чтоб в доме припасы, значит, были. Он свою должность очень хорошо знает и исполняет. Как исполняет — не наше дело!

— Очень даже наше дело! — повысил я голос. — Этот твой каргорушка приворовывает, а ты его покрываешь!

— Глупый ты, Илюха, как я погляжу. Как есть, вьюноша неразумный. Ну подумай сам, как каргоруша может воровать? Он же — кар?го?ру?ша! — по слогам произнес Егорыч. — Воровать может только человек, потому как берет то, что другому человеку принадлежит, а каргоруша никогда не берет то, что другому каргоруше или, допустим, домовому принадлежит.

Значит, он и не ворует.

— Значит, если этот каргоруша берет то, что принадлежит другому человеку, то он не ворует?

— Конечно, нет! Он выполняет свои обязанности. А иначе кому же он нужен?

— Ну, Егорыч! Ну и логика у тебя!

— Нет у меня никакой логики, и никогда не было, и не знаю я, как она даже и выглядит. В руках ни разу не держал! А ты, хозяин… — слово «хозяин» он произнес с некоторой, весьма явственной издевкой, — …не лезь не в свое дело. И не мешай нам наше делать. Вот так. Ишь, в чужой?то монастырь со своим уставом… — Домовой явно рассердился и опять расстроился.

Немного поразмышляв, я решил, что в принципе Егорыч прав. Ну что, собственно говоря, я лезу со своими моральными устоями к маленькому народцу? Я что, переучивать их буду? Поэтому, помолчав, я примиряюще пробормотал:

— Ладно, Егорыч, ты не обижайся. Я сегодня и соображаю не очень хорошо, день тяжелый был. Ну и сам понимаешь, первое свидание, влюбился я.

Он посмотрел на меня подобревшим взглядом, но заговорил сурово, словно с непослушным ребенком:

— Это нехорошо, что ты соображаешь плохо. Сегодня ты должен соображать особенно хорошо. Подумаешь, влюбился, тебе давно пора влюбиться. Голову?то зачем терять?

Снова ему удалось меня заинтересовать.

— Это почему же именно сегодня мне надо особенно хорошо соображать? Сегодня что — ночь загадок? Так кто загадки загадывать будет? — Я довольно заулыбался.

Гаврила Егорыч сокрушенно покачал головой и, не отвечая на мои вопросы, скомандовал:

— Давай допивай свой чай да спать укладывайся. А то время уже скоро двенадцать, а тебе еще заснуть надо.

— Подожди, Гаврила Егорыч. Ответь мне на один, мучающий меня вопрос: как вообще домовые в домах поселяются? Вас же, я так понимаю, не так уж много.

— Как поселяются, как поселяются… — недовольно проворчал Егорыч. — По?разному поселяются. Может хозяин, например, сам себе домового вырастить, только это совсем не каждый сумеет. — Он бросил на меня взгляд исподлобья. — Ты, например, не сумеешь.

— Это почему же я не сумею? — обиделся я.

— Это потому, что ты во сне вертишься постоянно, — передразнил он меня.

— Ну и что?… — растерялся я от такого ответа.

— А то, что для этого хозяину надо раздобыть сносок… — По моему лицу он, должно быть, понял, что я не имею понятия, что такое сносок, и пояснил: — Сносок — это яичко такое куриное, ну очень маленькое. Так вот, этот сносок хозяин должен девять дней носить у себя под мышкой не вынимая. Тогда из этого яичка домовой появится. Ты разве сможешь сносок выносить? Конечно во сне раздавишь! — убежденно заявил домовой. — Еще по приглашению домовой может поселиться. Это когда хозяин сам позовет домового к себе жить. И то, наглый какой доможил может, конечно, и без приглашения в дом запереться, но это редко.

— Интересно, как это можно домового в дом пригласить, если вас, домовых, редко кто и видеть?то может?

Егорыч скорчил хитрющую физиономию.

— Да вот пожалеешь песика уличного, бездомного, приведешь к себе в дом, а он охотно так пойдет, а через некоторое время пропадет. Вот у тебя домовой и поселился. С котиком тоже может такой случай выйти. — Он помолчал, а потом раздумчиво добавил: — Ну крысу?то вряд ли кто в дом потащит… — после чего слез с диванчика и, обернувшись крысой, юркнул в шкафчик под мойку.

Одному мне стало сразу скучно. Я быстро допил остывший чай, спрятал блюдце с медом в холодильник, а пряники в хлебницу и пошел выполнять вечерние водные процедуры. Через несколько минут я уже лежал в постели под легкой простыней и блаженно предвкушал свидание с прекрасными снами счастливого человека. В комнате было темно, только циферблат электронного будильника подмигивал двумя точками между зелеными цифрами 23:57.

В комнате было темно, только циферблат электронного будильника подмигивал двумя точками между зелеными цифрами 23:57. Я закрыл глаза…

…И тут же толчком выбросился из сна. В спальне было значительно светлее. Будильник таращился в ночь своей электронной зеленью — 00:17, в окне стояла огромная полная луна. Получалось, что я проспал не больше двадцати минут, но при этом чувствовал себя странно отдохнувшим. Что же меня разбудило? Придремавшая память сразу выдала мне длинный и тихий стон, вытолкнувший меня из сна.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136