Ученик

Подойдя к дверям шефского кабинета, из?под которых тянулась яркая полоска света, он прислушался и, не услышав разговора, толкнул дверь. Корень сидел за рабочим столом и внимательно читал какие?то документы. Напротив, примостившись на краешке кожаного дивана, нервно грыз ногти Борисик Глянц. На изготовленных для себя визитках Борисик обозвался «начальником отдела перспективного развития», хотя, насколько Илья успел разобраться в структуре агентства, он занимался тем, что доставал шефа различными проектами, и держался за счет того, что иногда приводил заказчиков. Видимо, сейчас Корень изучал очередной «прожект» Борисика.

Вовчик поднял голову на звук открывающейся двери и, увидев заглядывающего Илью, улыбнулся и помахал рукой, приглашая заходить. Илья вошел и со словами: «Я на секунду…» — двинулся к столу. На Глянца он старался не обращать внимания, поскольку не любил его еще со времен института — они учились на одном курсе, более того — в одной группе.

— Нет, Илюха, раз уж ты первый появился в офисе, я хочу с тобой посоветоваться, — откинувшись в кресле, заявил Корень.

С дивана донеслось возмущенное фырканье: «Что, решил контракт в стихах изложить, или пару диодов к нему припаять!»

Илья сразу завелся:

— Это тебе надо пару диодов припаять, чтобы туда выходил… — Он кивнул на дверь. — А обратно не входил!

Глянц заткнулся и опять принялся за свои ногти.

— Нет, Борисик, ты не прав, — как?то благодушно протянул Корень. — Илюха работал начальником цеха, значит, какой?никакой административный опыт имеет. А кроме того, он поэт — значит мыслит широко и нестандартно. — Повернувшись к Илье, он продолжил: — Вот, Борис Абрамыч предлагает слияние нашей фирмы с агентством «Ферст СВ». И условия вроде бы неплохие, и перспективы рисуются радужные, а что?то сердце у меня не лежит. Уговаривает он меня, уговаривает, а я все не решусь. Посмотри. — Он двинул к Илье бумаги. — Может, что дельное подскажешь?

— Ну что он дельное подскажет, — взвился с дивана нервный Борисик. — Проблематики не знает, предыстории не знает, договорными вопросами не владеет — хуже, чем просто дилетант, поскольку рассуждать будет явно предвзято…

— Ну почему же предвзято, я как раз верю в его объективность. Помнишь, как он тебя в деканате защищал?

Корень захихикал, вспомнив давнюю историю про напившегося и попавшего в вытрезвитель Глянца. Ребята тогда учились на втором курсе, и Борисика могли запросто вышвырнуть из института, но группа взяла его на поруки, а «общественным» адвокатом выступал как раз Милин. Именно после этого случая Глянц невзлюбил Илью и начал строить ему пакости по мелочам, чем воспитал в миролюбивом Илюхе стойкое отвращение к своей персоне.

— Нет, ты скажи, Илья, сейчас ты пошел бы защищать Глянца? — Корень не на шутку веселился.

Илья бросил на Борисика хмурый взгляд и, расположившись в кресле, начал внимательно изучать переданные ему бумаги. Несколько минут в комнате царило молчание, нарушаемое только сопением Глянца и шуршанием бумажных листов.

Несколько минут в комнате царило молчание, нарушаемое только сопением Глянца и шуршанием бумажных листов. Затем Илья поднял голову и бросил листки контракта на стол.

— Ну, что скажешь? — Володька был неожиданно серьезен.

— Если ты подпишешь эти бумажки, через четыре месяца останешься с голым задом и без работы, — резко заявил Илья.

— То есть?

— Пункт два?четыре этой бумаженции предусматривает… — Илья выдернул один из листков и принялся читать вслух. — «Объединение всех финансовых, имущественных и интеллектуальных ресурсов…», а пункт шесть?два… — Илья потянул следующий лист. — «Распределение акций производится в зависимости от величины материального или финансового взноса предприятия в уставный капитал объединения». Пунктики не случайно так удалены один от другого. Сопоставь их, и ты поймешь, что сам ты имеешь и внесешь в совместный проект в основном свои связи и деловые контакты, а твой голый, но деловой партнер притянет в уставный фонд пару миллионов долларов и получит не то что контрольный, а весь пакет акций. И тогда твое первое вице?президентство станет не более чем листочком от известного растения, которым ты прикроешься спереди. Но сзади тебе нечем будет прикрыться. Значит, зад голый! А кроме того, есть еще один замечательный пункт… — Илья поковырялся в бумагах и вытащил еще один лист. — Вот, пункт восемь?три, слушай: «Сторона, нарушившая настоящий договор, в добровольном порядке прекращает деятельность в сфере рекламного бизнеса на срок не менее десяти лет». Отлично. Вот и получается — оставить с голым задом и без работы. Я думаю, что, если повнимательнее изучить этот документ, можно отыскать еще пару?тройку ловушек для дурака!

В комнате воцарилось молчание. Корень задумчиво скреб щеку, Глянц сопел на своем диване, Илья перебирал валявшиеся у него на коленях листочки. Наконец Корень задумчиво проговорил:

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136