Ученик

Эта дельная мысль должна быть немедленно реализована. Поехали. Я прикрыл глаза и постарался наидетальнейшим образом представить себе приемную шефа. Открыв глаза, я увидел, что между моих разведенных рук повисло изображение огромного секретарского стола, за которым обычно восседают по очереди Ирочка или Верочка — наши прелестные секретарши. Сейчас стол был темен и пуст. Компьютер бельмом выключенного монитора уставился в синевший переплет окна. Я повел изображение к входу в кабинет шефа, но у самых дверей, неожиданно для самого себя, развернул изображение и окинул взглядом всю темную приемную. Было тихо и темно. Я уже собирался просочиться сквозь запертую дверь кабинета, и в этот момент в щель под входной дверью впрыгнул тоненький лучик света.

Вначале я решил, что мне показалось. Ну кто и зачем может бродить по темным коридорам закрытого охраняемого офиса. Но, отметая мои сомнения, за дверью послышался легкий скрежет, и через мгновение дверь приоткрылась и пропустила темную расплывчатую человеческую фигуру. Вошедший прикрыл дверь и, немного постояв на месте, неслышным шагом двинулся в мою сторону. Он быстро подошел вплотную к границе сферы, и я увидел, что это был мужчина, одетый в черную облегающую одежку, напоминающую хорошо пригнанный комбинезон. Его лицо было прикрыто слоем темной краски, на фоне которой посверкивали внимательные глаза. На запястье его левой руки болтался небольшой темный мешочек, а в руке посверкивал тонкий лучик лазерного фонарика.

Нажав на ручку и толкнув дверь кабинета, черный человек понял, что она заперта. Он наклонился и заглянул в замочную скважину. Затем он как?то странно тряхнул правой рукой, и в его пальцах появилась металлическая, странно изогнутая проволочка. Он сунул эту проволочку в замочную скважину, прижавшись левым плечом к двери, нажал на ручку и дважды повернул свою отмычку. Замок тихо щелкнул, и дверь начала медленно открываться. Мужчина каким?то змеиным движением скользнул в кабинет и тихо затворил за собой дверь. Я, не ожидая от себя такой прыти, успел протолкнуть свое окно следом за скользкой черной фигурой и, сразу отодвинувшись к дальней стене кабинета, стал наблюдать за дальнейшим развитием событий.

Теперь мне уже было не до комнаты отдыха шефа. Я, похоже, становился свидетелем чрезвычайно любопытного происшествия. Как и в приемной, мужчина на секунду замер около входной двери, а затем бесшумно и уверенно двинулся к стене за письменным столом. Подойдя к ней, он быстро снял благодарственный диплом, выданный нашей конторе московским правительством за благотворительную деятельность. Под дипломом оказалась стальная дверца маленького сейфа. Похоже, этот сейф был еще большим секретом шефа, чем даже его пресловутая комната отдыха.

Я с интересом наблюдал, как черная фигура, зажав фонарик сквозь маску зубами, вытащила из мешочка резиновые трубочки стетоскопа, приладила его к ушам и, прижав металлический кружок к дверце сейфа левой рукой, правой принялась спокойно и методично пощелкивать рукояткой цифрового замка. Буквально через несколько мгновений замок щелкнул, и взломщик осторожно распахнул дверцу сейфа. Похоже, это был настоящий профессионал.

Посветив фонариком внутрь сейфа, он засунул туда правую руку и вытянул толстую зелёную папку. Затем темная фигура бесшумно метнулась к столу и, подсвечивая себе фонариком, принялась быстро перебирать содержимое папки. Отдельные листы и целые сколки бегло просматривались и разделялись на две абсолютно неравные стопки.

Я приблизился к столу, заглянул в разложенные документы и похолодел. Мама родная, это же была святая святых нашего шефа. В маленькую стопку ложились списки потенциальных заказчиков из Сибири и с Дальнего Востока, перечень сотрудничающих с нами федеральных и местных чиновников и суммы выплачиваемых им гонораров, ряд весьма конфиденциальных договоров, принципиальная схема развития агентской сети по всей территории страны и еще несколько документов, столь же секретного содержания. Даже я, находившийся по своему служебному статусу достаточно далеко от финансовой деятельности фирмы, прекрасно понимал, что, если некоторые из этих бумаг обнародовать, нам очень здорово не поздоровится. Да что там — пахло крупным скандалом, а возможно, прокуратурой и судом.

Во вторую, значительно более пухлую стопку, перекладывались документы того же плана, но их можно было назвать сопровождающими. Эти бумаги, конечно, можно было бы восстановить, и они не несли в себе серьезной угрозы для фирмы, однако из их содержания было совершенно ясно, какое продолжение должны были получить намеченные здесь действия.

Разложив бумаги, взломщик вытащил из стола пластиковый конверт и вложил в него тоненькую стопку, остальные бумаги он небрежно сунул обратно в папку. Затем он влез на стол и, достав из своего мешочка какой?то инструмент, начал отворачивать шурупы, удерживающие вентиляционную решетку. Я решил, что он будет уходить через вентиляционный короб, поскольку тот был достаточно широк, но не мог понять, каким образом ему удастся протиснуться в люк — решетка была очень мала. Я вспомнил, что этот воздуховод провели по личному требованию шефа. Корень обожал курить у себя в кабинете вонючие сигары, это было одним из немногих его отступлений от западного образца бизнесмена, но позволяло говорить ему, что он в бизнесе идет своим собственным путем, присущим «русской почве».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136