Ученик

— Рассказывай…

Я невесело улыбнулся:

— Ишь какой нетерпеливый. Давай немного подождем, я все тебе и расскажу, и покажу. Потерпи, на фирму вернемся, будет тебе раскрытие всех секретов, как у Агаты Кристи. Читал про такого бельгийца Эркюля Пуаро?…

Дальше мы ехали молча. Корень думал о чем?то своем, я выстраивал сюжет своего рассказа.

Так, в молчании, мы доехали до дверей фирмы. Когда мы, покинув наш шикарный лимузин, поднялись в приемную, я остановил Коренева, двинувшегося в кабинет, и начал свой рассказ:

— Ты, наверное, знаешь, что всех твоих сотрудников мучает один праздный вопрос?

Он вопросительно поглядел на меня.

— Что за комната отдыха имеется в распоряжении их шефа. При этом все знают, что вход в нее из твоего кабинета. Так вот, в ночь с воскресенья на понедельник я изобрел способ посмотреть эту таинственную комнату.

— Сказал бы, что она тебя так интересует, я бы тебе сам показал, — недовольно пробормотал Корень. — Тоже мне, секрет нашел!

Я, не обращая внимания на его реплику, продолжил:

— Именно здесь, в приемной, я обнаружил, что в здании кто?то есть. Из коридора под дверь пробился лучик света. Я подождал, и скоро в приемную, подсвечивая себе дорогу фонариком, знаешь, таким — на карандаш похожим, зашел мужик в черном, облегающем трико, с мешочком на поясе. У него имелся ключик от твоего кабинета…

Короче, я рассказал ему все, что увидел той ночью, и провел по маршруту, которым следовал похититель. Корень молча слушал меня и только дважды грязно выругался — когда я рассказал, как вор прятал документы в вентиляционный короб в его кабинете, и когда я привел его кканализационному люку и, открыв его, показал ему текущую мутную водичку.

Корень молча слушал меня и только дважды грязно выругался — когда я рассказал, как вор прятал документы в вентиляционный короб в его кабинете, и когда я привел его кканализационному люку и, открыв его, показал ему текущую мутную водичку.

Корень швырнул в люк железяку и, задвинув крышку, спросил:

— А как ты сам проник в здание, тоже нырял в городские нечистоты?

— Так меня в здании не было. Я просто все это наблюдал, не выходя из собственной квартиры.

— И каким же образом ты это устроил? — проявил Корень явно нездоровый интерес.

— А тем же самым способом, которым заставил сегодня Глянцевый труп доложить о проделанной работе и полученной прибыли… — обозлившись, выдал я.

Корень поглядел на меня диким взглядом и вдруг спросил:

— Так он что… В смысле… Мертвый Борька что, на самом деле все это рассказал?!

— А ты что, при этом не присутствовал? Для кого же я работал ужасно вредную работу? Я, можно сказать, пупок надрывал, мертвяка на правду колол, а господин начальник даже внимания на мою трудовую деятельность не обратил! — Я разошелся и изгалялся на всю катушку.

— Ты знаешь… Ты знаешь, я думал, у меня галлюцинации начались. Я как увидел, что Борька язык убрал, глаза открыл и сел, сразу зарок дал — больше ни капли спиртного… — ошарашенный, Корень явно не знал, что и подумать.

— Ах да, я и забыл, что ты вчера в гордом одиночестве заливал огненной водой свой скорый конец и готовился хлебать тюремную баланду, когда я тебе документики твои позорные притаранил! — Я уже разозлился не на шутку.

Но Володька не обращал на мои издевки никакого внимания. Он, похоже, заново переживал впечатления от моего разговора с голым трупом в бескозырке. Несколько секунд спустя он вдруг замотал головой, а потом уставился на меня с явным ужасом и восхищением.

— Ну ты, конечно, не расскажешь, как ты это делаешь? — со скрытой надеждой в голосе констатировал он.

— Конечно, не расскажу, — согласился я. — Тем более что я сам до конца этого не понимаю. Ладно, все хорошо, что хорошо кончается, или, как говаривал покойник, — хорошо смеется тот, кто смеется последним. Так что радуйся жизни, Корешок. Пошли… — И я потянул его вверх по лестнице.

Он быстро пришел в себя. Что значит настоящий бизнесмен. Главное — результат, а как он получен… Да хоть с помощью Дьявола — ему все едино. Корень бодро вышагивал по лестнице, рассуждая, что необходимо будет установить на черных площадках стальные двери, а люк на… заварить.

А мне неожиданно стало как?то тоскливо. Вспомнился ночной разговор с бабушкой. Как она меня убеждала быть осторожнее!

На площадке я тронул Володьку за локоть и попросил:

— Слушай, я посижу здесь несколько минут. Мне подумать надо, а там у нас толкотня сейчас и гвалт.

Он долго смотрел на меня, кивнул и, уже открывая дверь, тихо спросил:

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136