Дети Мира-Кольца

Дети Мира-Кольца

Автор: Ларри Нивен

Жанр: Фантастика

Год: 1993 год

Ларри Нивен. Дети Мира-Кольца

Мир — Кольцо — 4

Посвящается пожарным Калифорнии и соседних штатов, которые боролись с огнем в октябре 2003 года. Особая благодарность тем из них, кто спас наш дом и многие другие дома в Индиана-Фоллс, Чатсворт, под Лос-Анджелесом.

Глава 1. Луис Ву

Луис Ву проснулся, ощущая прилив новых жизненных сил, но все еще находясь под крышкой «гроба».

Прямо перед его глазами светились экраны и индикаторы. Суставы, параметры крови, основные реакции, соотношение мочевины, калия и цинка: он понимал большую часть высвечиваемых данных о его организме. Список повреждений был не слишком велик. Проколы и разрывы тканей; истощение органов; порванные связки и многочисленные кровоподтеки; два треснувших ребра; все прочие последствия сражения с защитником-вампиром Брэмом. И вот теперь все было залечено. Автодок восстановил его организм, клетка за клеткой. Луис ощущал, что умирает и замерзает, с трудом забираясь в «камеру интенсивного лечения».

Это произошло восемьдесят четыре дня назад, если верить экрану.

Шестьдесят семь дней по исчислению Мира-кольца. Почти целый фалан. Фалан — это десять оборотов Мира-кольца, семьдесят пять тридцатичасовых дней. Двадцати или тридцати вполне хватило бы для лечения! Да, Луис помнил лишь про ушибы. Из-за множества ссадин и синяков, полученных в сражении с Брэмом, он не заметил колотых ран на спине.

Когда он оказался в этой «коробке» впервые, его восстановление тянулось в два раза дольше. После этого его внутренние системы действовали так хорошо, что он целых одиннадцать лет обходился без помощи комплекса «долголетия», иначе называемого стимулятором жизнедеятельности . Он умирал и был старый .

Тестостерона было много, адреналина тоже много и даже еще больше.

Луис упорно толкал крышку автодока. Она все равно не сдвинулась бы быстрее, но его тело требовало действий . Он выскользнул наружу; оказавшись на полу, ощутил босыми ногами холод. Камень?

Он, абсолютно голый, стоял в огромной пещере. А где же «Игла»?

«Раскаленную иглу дознавателя», корабль для межзвездных перелетов, Луис последний раз видел застрявшим в застывшей лаве, и экспериментальная, построенная на базе нанотехнологий, восстановительная система Карлоса Ву находилась внутри, в отсеке экипажа. Сейчас ее компоненты стояли среди груды кабелей и инструментов, сваленных прямо на застывшей лаве. Автодок был частично разобран. Но полностью функционировал.

Была выполнена высокомерно наглая, устрашающе громадная по объему работа: на такое был способен только защитник. Должно быть, Мелодист, защитник-Упырь, изучал автодок, пока тот лечил Луиса.

Рядом, полностью выпотрошенная, словно рыба без внутренностей, лежала «Раскаленная игла дознавателя». Корпус, взрезанный от носа до хвоста, открывал взору жилые и грузовые отсеки, ангар для спускаемого аппарата (теперь совершенно бесполезного), панели толкателей и помещение двигательной установки со средствами, обеспечивающими сверхсветовую скорость перемещения. Больше половины пространства корабля занимали баки — разумеется, абсолютно сухие. Край разреза пересекали многочисленные провода и кабели с металлической оплеткой, ведущие к инструментам и генератору.

Вырезанную секцию корабля с помощью какой-то мощной машины переместили в сторону. Вся срезанная поверхность, сверкающая бронзой, была покрыта кружевом кабелей.

Сверхсветовая двигательная установка когда-то тянулась вдоль всего корабля. Теперь она тоже лежала на лаве, а вокруг валялись всяческие инструменты. Это тоже поработал Мелодист?

Луис обошел вокруг, чтобы лучше рассмотреть.

Двигатель был восстановлен.

Двенадцать или тринадцать лет назад Луис «протащил» Хайндмоста в пространство Мира-кольца, но двигатель при этом разрезало пополам.

И вот теперь, снятый с корабля, он выглядел совсем как новый, готовый вновь нести «Иглу» между звезд, на скоростях «Квантума I» — преодолевая световой год за три дня.

«Я мог бы отправиться домой», — пришла в голову Луиса фантастическая мысль.

Где же все ? Луис огляделся, чувствуя прилив адреналина. От холода его начала пробирать дрожь.

Сейчас ему было почти двести сорок лет — неужели и впрямь? В это легко не поверить. Но машины экспериментального автодока Карлоса Ву, работающие на тонких нанотехнологиях, полностью проанализировали его ДНК и восстановили всё, вплоть до клеточных ядер. Луис раньше уже проходил эту процедуру. Его тело ощущало себя так, словно только что завершилась пора возмужания.

Спокойнее, парень . Тебе еще некому бросить вызов .

Сам корабль, отделенная секция корпуса, автодок, машины и механизмы для перемещения и восстановления этих массивных частей и самодельные по виду приборы, нагроможденные здесь для изучения систем корабля, напоминали гигантскую свалку посреди обширного замкнутого пространства. Пещера была гигантской и почти пустой. Луис заметил парящие диски, похожие на груды фишек для покера, а позади них наклонную башню, сложенную из гигантских тороидов, тянувшуюся из провала в полу до самого потолка. Цилиндры, лежавшие рядом, заключали в себе дополнительные машины и механизмы, которыми пользовался Мелодист. Они были гораздо больше, чем «Игла», и каждый чем-то отличался от другого.

Кажется, он уже бывал здесь раньше. Луис взглянул вверх, заранее зная, чего ожидать.

«Высота пять или шесть миль», — подумал он. То, что располагалось под Картой Марса, было высотой почти сорок миль. Он сейчас находился на самом верхнем уровне. Луис мог даже различить контуры наверху. Он мог представить себе потолок пещеры — обратную сторону маски… профиль вулкана размером с Цереру.

«Игла» пробилась через кратер в горе Олимп вниз, в Ремонтный центр, который располагался прямо под воспроизведенной в натуральную величину картой Марса. Тила Браун, после того как стала защитником, устроила им здесь ловушку. Она переместила их корабль на восемьсот миль по этим огромным коридорам, а затем разлила вокруг расплавленную горную породу. Чтобы добраться до Тилы, они воспользовались трансферным диском — мгновенной транспортной системой кукольников. С тех пор долгие годы корабль находился в ловушке.

И вот теперь Мелодист извлек его и доставил на рабочую площадку под Олимпом.

Луис знал Мелодиста, но недостаточно хорошо. Когда-то Луис заманил его в ловушку, его — эту Ночную Особь, бридера, и в результате тот стал защитником. Луис был свидетелем борьбы Мелодиста с Брэмом: вот и все, что он знал о нем как о защитнике. А сейчас Мелодист держал в своих руках его жизнь, и в этом была «заслуга» самого Луиса.

Мелодист оказался сообразительней его. Потуги обмануть защитника были… бестолковым делом — затеей как глупой, так и неизбежно пустой. Но до сих пор ни одна человеческая цивилизация не оставляла попыток перехитрить Бога.

Итак. Вот «Игла», межзвездный космический корабль, раз уж кто-то смог отремонтировать его гипердвигатель. Вот эта гигантская наклонная башня — в ней вполне может быть почти сорок миль, раз она достигает пола Ремонтного центра, — представляет собой линейный ускоритель, стартовую установку. В один прекрасный день Мелодисту может понадобиться космический корабль. А пока он оставил «Иглу» распотрошенной, и только из-за того, что Луис Ву и Хайндмост могли бы использовать корабль для побега, а защитник не мог допустить этого.

Луис продолжал идти, пока «Игла» не надвинулась на него своей громадой: цилиндр, имевший почти сто десять футов в диаметре, с развороченным животом. Из корабля было извлечено не так уж и много. Гипердвигатель, автодок, что еще? Отсек экипажа был поперечной секцией, его пол находился сейчас на высоте восьмидесяти футов.

Ниже, под ним, были видны кухня и системы рециркуляции.

Если бы он сумел забраться на такую высоту, то разжился бы завтраком и даже одеждой. Но Луис не видел никакого способа попасть туда. Может быть, трансферный диск все еще функционирует? Но он не представлял, где Мелодист мог поместить его и куда этот диск мог его доставить.

Ему был виден и командный отсек Хайндмоста — три «этажа» в высоту, с более низкими потолками, чем требовалось бы кзину. Луис решил, что смог бы забраться на самый нижний из этажей. А защитнику это вообще не составило бы труда.

Однако он покачал головой. Что бы подумал об этом Хайндмост?

Кукольники Пирсона придерживаются миллионолетней философии, основанной на трусости. Когда Хайндмост строил «Иглу», он полностью защитил свой командный отсек от любых самозванцев и даже от собственного инопланетного экипажа. В его «апартаментах» вообще не было дверей, только трансферные диски, создававшие самые разнообразные ловушки. А теперь… кукольник должен ощущать себя таким же голым, как сейчас Луис.

Луис присел у края какого-то П-образного массива металла — возможно, это была система очистки воздуха для дыхания, — прыгнул, подтянулся и полез наверх. «Ремонт», произведенный автодоком, сделал его худым, почти костлявым; только благодаря этому он мог карабкаться. Поднявшись на пятьдесят футов, он на мгновенье повис на пальцах.

Это был пол нижнего этажа секции Хайндмоста, его самое уединенного места. Здесь могли быть средства защиты. Мелодист мог выключить их — а мог и не выключить.

Луис подтянулся — и оказался в запретном пространстве.

Он увидел Хайндмоста. Затем — свой собственный «штепсель», лежащий на столе.

«Штепселем» называлось особое устройство, переходник между любой электрической розеткой в стене и мозгом. Но ведь Луис уничтожил прибор… Он отдал его Чмии, и у него на глазах кзин разбил прибор на куски.

Итак, прибор снова существует. На столе лежала новая наживка для Луиса Ву, кайфомана с гнездом в голове. Рука сама поползла вверх, к затылку, под копну волос. Подключить «штепсель», позволить ему посылать электрические импульсы к центру удовольствий… Где же гнездо для подключения?

Луис дико рассмеялся. Гнезда не было! Нанотехника автодока восстановила его череп без гнезда для «штепселя»!

Луис обдумал ситуацию. Взял «штепсель». Это лишь привело его в еще большее замешательство.

Хайндмост лежал, напоминая украшенную драгоценными камнями скамеечку: три его ноги и обе головы были укрыты — в целях защиты — под туловищем. Луис презрительно скривил губы и сделал несколько шагов вперед, чтобы погрузить руку в украшенную драгоценностями гриву и вывести кукольника из оцепенения.

— Ничего не трогать!

Луис шарахнулся назад. Внезапно грянувшее мелодичное контральто, с истерическими нотками, принадлежало Хайндмосту, и сказано это было на межпланетном.

— Чего бы ты ни желал, — сказал он, — сообщи. Ничего не трогай.

«Глас Хайндмоста» (на самом деле говорил автопилот «Иглы») узнал его, по крайней мере, идентифицировал его речь и потому не убил. Луис с трудом произнес.

— Ты ожидал моего появления?

— Да. Я предоставляю тебе здесь ограниченную свободу. Источник тока можешь найти в следующем…

— Нет. Мне бы позавтракать, — сказал Луис, поскольку его живот внезапно напомнил, что первозданно пуст. — Мне нужно поесть.

— Здесь нет подходящей для тебя кухни.

Вдоль стен, поднимаясь к верхним этажам, вился пологий трап.

— Я еще вернусь, — сказал Луис.

Он подошел к трапу и побежал по нему наверх; сбавил скорость примерно на высоте восьмидесяти футов (было не трудно, а скорее жутковато) и оказался в отсеке экипажа.

Там, откуда был извлечен автодок, зияло углубление. В других отношениях пространство, выделенное для экипажа, почти не изменилось. Даже растения все еще были живы. Луис прошел к стене, где располагалась кухня, и набрал коды кофе капуччино и фруктов. Поел. Оделся (штаны, куртка, жилет со множеством карманов, на одном из которых была выпуклость из-за «штепселя»). Доел фрукты и таким же образом заказал омлет, картофель, еще порцию капуччино и вафли.

Поглощая еду, он продолжал соображать: «Чего же, собственно, я хочу? Разбудить Хайндмоста?»

Хайндмост был нужен ему, чтобы узнать, что же происходило… Но кукольники были склонны к манипуляциям, очень скрытны, а расклад сил в Ремонтном центре непрерывно менялся. Лучше сначала выяснить как можно больше о текущем положении дел. Получить, так сказать, небольшое преимущество, прежде чем браться выпытывать правду.

Он свалил грязные тарелки в приемник системы рециркуляции. Очень аккуратно обошел, осматривая, все стены. И вызвал «Глас Хайндмоста».

— К твоим услугам. Тебе не следует рисковать падением с такой высоты. Здесь есть трансферный диск, — и острие курсора на экране указало ему точку на полу отсека экипажа.

— Покажи мне, где Зал Метеоритной защиты.

— Этот термин мне неизвестен. — На левой стене раскрылось голографическое окно-экран. — Ты имел в виду это место?

Зал Метеоритной защиты, расположенный ниже Карты Марса, представлял собой огромное темное пространство. Вся окружающая Вселенная панорамно отображалась на стене-экране эллиптической формы, высотой около тридцати футов от пола до потолка. На равных расстояниях друг от друга и от настенного экрана стояли три свободно поворачивающихся вокруг своей оси кресла с пультами управления, клавиатурой на уровне колен.

Возле самого экрана в потоке света, льющегося из как бы отсутствующего его сегмента, были разложены, явно с целью изучения, кости. Они принадлежали старейшему из известных Луису защитников, которого звали Крон. Еще дальше, в сгущавшейся тени, виднелись колонны, увенчанные большими тарелками. Это придавало им сходство с некими механическими «грибами». Луис указал через «окно» за экран.

— Что это за колонны?

— Сервисные трансферы, — прокомментировал «Глас Хайндмоста». — Каждый состоит из набора парящих дисков, увенчанного диском трансферным.

Луис кивнул. Инженеры Мира-кольца оставили парящие диски по всему Ремонтному центру в самых разных местах. Соединяя их по несколько штук, можно было увеличить их подъемную силу. Добавление трансферного диска выглядело всего лишь модернизацией — и явно приводило к серьезной экономии.

Луис хорошо различал темный конус, совершающий резкие передвижения по звездному ландшафту. Изображение на экране сильно увеличивалось в широкой части конуса, а острие его упиралось в шишковатую остроугольную тень.

Все защитники были похожи на закованных в броню средневековых рыцарей.

Мелодист следил за передвижениями очень слабо светящихся звезд. Его камеры наблюдения, по-видимому, были смонтированы на самом Мире-кольце, может быть, на внешней кромке стены, и смотрели в противоположную от солнца сторону. Защитник, казалось, был ничуть не обеспокоен результатами производимых наблюдений.

Луис был не настолько наивен, чтобы предположить, что слежение ведется за астероидами или планетами. Безымянные Инженеры давно уже очистили систему Мира-кольца от подобных излишеств. Все видимые на экране медленно перемещавшиеся звездочки были космическими кораблями, управляемыми различными видами живых существ. Вот фокус обзора переместился на тонкий и хрупкий корабль «посторонних». Потом в центре внимания оказалась стеклянная игла: судно неизвестной принадлежности с корпусом «Дженерал Продактс № 2». Следующий звездолет, формой напоминающий фомку, был военным кораблем АРМ.

Следующий звездолет, формой напоминающий фомку, был военным кораблем АРМ.

Казалось, наблюдение полностью поглотило внимание Мелодиста. Он то и дело менял масштаб звездного пейзажа, исследуя расположение объектов в окклюдирующей протокометной массе. Крошечные аппараты с едва различимыми контурами медленно перемещались повсюду, отмеченные курсорами в виде мерцающих кругов. Яркое световое копье — след работы термоядерного двигателя какого-то военного корабля — перечеркнуло все поле увеличенного сегмента экрана. Но никакое оружие не применялось.

«Пограничная война пока сводится в основном к маневрам, — подумал Луис. — Интересно, сколько еще такое может тянуться. Формальное перемирие не может сохраняться очень долго при наличии такого множества столь по-разному думающих голов».

Руки защитника мелькали над клавиатурой.

Боковым зрением Луис заметил, что становится заметно светлее. Он повернулся.

Над «Иглой» плавно открывался кратер горы Олимп, пропуская сюда прямой солнечный свет.

Линейный ускоритель взревел; сияющая дуга взметнулась от пола до самого верха пещеры.

Кратер начал закрываться.

Луис повернулся к экрану. Глядя через плечо Мелодиста, он наблюдал свечение работающего термоядерного двигателя, вскоре переместившееся за пределы увеличенного сегмента экрана и уменьшившееся до сверкающей точки. Что бы Мелодист ни запустил, оно было слишком далеко, чтобы разглядеть.

Мелодист вступил в Пограничную войну!

Защитник не способен оставаться полностью бездеятельным, даже если есть риск обрушить войну на свою голову. Луис нахмурился. Брэм — другой защитник — был попросту сумасшедшим, несмотря на высокий интеллект. Теперь надо бы разобраться, не безумен ли Мелодист и что с этим делать.

Похоже, эти действия сейчас занимали почти все внимание защитника. Интересно, какая степень свободы позволена Луису?

— Автопилот, — обратился он к «Гласу Хайндмоста», — покажи мне местоположение всех трансферных дисков.

Автопилот тут же отобразил полную круговую панораму Зала Карт. Теперь Мир-кольцо обступал Луиса буквально со всех сторон: шестьсот миллионов миль в окружности и миллион миль в ширину, поделенные на сегменты, окаймленные синим там, где был день, и черным, где была ночь, с заметно размытыми краями в зонах сумерек и рассвета. Поверх этого изображения мерцали оранжевые курсоры, некоторые — в форме наконечника стрелы.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30