Убить героя

Убить героя

Автор: Леонид Кудрявцев

Жанр: Фантастика

Год: 2002 год

,

Леонид Кудрявцев. Убить героя

Ессутил Квак — 3

1

Я еще раз посмотрел на надгробие, на котором было начертано мое имя, и подумал, что потратил довольно приличную сумму вроде бы не зря.

Могилка была очень даже миленькая. Конечно, не по самому высшему разряду, но и «убогой» ее назвать было нельзя. А учитывая, что до тех пор, пока из рук клиентов на меня не обрушится обильный золотой дождь, лучшего я все равно позволить не смогу, вряд ли найдется кто?нибудь, пожелавший бросить в меня камень и обвинить в пренебрежении к собственному захоронению.

Я мысленно улыбнулся.

Кстати, чем является такая забота о собственном мертвом теле? Нарциссизмом или некрофилией? А может быть, и тем и другим? Возможно даже, со временем подобному придумают какой?то особый термин? Люди очень это любят. Придумывать термины, объяснения, Вот только нужно, чтобы явление приняло массовый характер.

А пока же…

Я прислонился к оградке и окинул взглядом панораму кладбища.

Нет, вряд ли на всем этом огромном, буквально загроможденном крестами, надгробьями, памятниками и мавзолеями пространстве находится более чем несколько десятков могил, принадлежащих тем, кто не пожелал умереть вместе со своим бренным телом.

Вообще это вызывало определенное чувство гордости, словно принадлежность к некоему элитарному клубу. Более никаких особых преимуществ это не давало. По крайней мере, лично мне. Только — неудобства и расходы. Вроде обязанности оплачивать пристойный вид того клочка земли, где на надлежащей глубине благополучно гнил кусок мяса, в который превратилось мое некогда цветущее и весьма подвижное тело.

Ну да, в принципе я теперь могу жить вечно. Но так ли важна перспектива вечной жизни, если тебя буквально завтра, ничуть не хуже чумы и спида, может прикончить элементарное отсутствие денег.

Гм… деньги…

Кстати, наверное, я все?таки зря подумал «не пожелал умереть». Что значит «не пожелал»? Дело тут вовсе не в каком?то там желании. Необходимы были еще и определенные обстоятельства, а если этого не происходило, то их вполне могла заменить очень и очень приличная сумма все тех же денег. Инфобабок. Таким образом, большинство жителей кибера, когда?то давно являвшихся живыми людьми, является самыми разнастоящими богачами.

Вообщем, я попал в достаточно рафинированную компанию. Вот только, у меня лично денег совсем не густо. Я лишился своего тела и при этом не умер, как раз благодаря целой череде так называемых «обстоятельств».

Я покачал головой.

Нет, не стоит сейчас о них вспоминать. Нет времени и желания. Может, немного позже, когда я вернусь в кибер и загляну в таверну «Кровавая мэри»…

И вообще, зачем я сюда пришел? Правильно, проведать свою могилку, в очередной раз на нее полюбоваться, вздохнуть о тех временах, когда я обладал настоящим, из плоти и крови, телом.

Вздохнул? Вспомнил? Ну вот, на этом — все. Пора закругляться. Если я стану слишком злоупотреблять подобными удовольствиями, то упущу очередную подвернувшуюся возможность заработать лишние деньги. А деньги, как я уже осознал, чуть ли не с первых дней существования в кибере, та основа, без которой невозможно жить. Без них меня быстренько сожрет отрицательное информационное поле. Кстати, аренда искусственного тела тоже стоит приличных денег. Таким образом, причин не слишком задерживаться здесь, на кладбище, у меня более чем достаточно. А посему…

Я в последний раз окинул захоронение своего тела придирчивым взглядом, проверяя, все ли с ним в порядке, не треснула ли массивная, из качественного песчаника плита, не отслаивается ли позолота с надписи «Ессутил Квак», ниже которой были приведены даты моего рождения и смерти, а также находилась в меру трогательная эпитафия, придуманая Хоббином.

Кстати, насчет позолоты.

Я еще раз внимательно пригляделся к надписи. Кажется, на словах «являлся примером», «не менее шести банок пива» и «каждую встречную юбку», она была слегка темнее, чем на других. Очевидно, здесь она начнет выцветать быстрее. И придется мне опять обращаться к кладбищенскому смотрителю с просьбой ее подновить. Хорошо бы это случилось не в самом ближайшем будущем. Если я начну вкладывать всю свою прибыль в подновление разрушающегося захоронения, это приведет меня к финансовому краху.

Я мечтательно улыбнулся.

Вот если в ближайшее время мне попадется достаточно богатый клиент, то получив от него вознаграждение, я смогу заказать себе, к примеру, памятник и плиту из настоящего гранита. Их можно сфотографировать и продемонстрировать в «Кровавой Мэри» Кое?кто там просто лопнет от зависти. И не только от того, что у меня когда?то было настоящее тело, но и увидев…

Ладно, пора закругляться. Пора уходить.

Я вышел из оградки, аккуратно запер ее дверцу и двинулся по аллейке вдоль рядов надгробий к выходу с кладбища.

Искусственное тело, в котором я сейчас находился, являлось одним из тех не обладающих особыми излишествами тел, сделанных для пользователей среднего класса, которые так любят прокатные конторы, за надежность и простоту в обслуживании. И все же, несмотря на то, что оно не было сделано на заказ, его датчики давали возможность ощутить тяжелый, сладковатый аромат кладбищенских цветов, изрядно сдобренный запахом прелых листьев. Еще я чувствовал ногами покрывавшие дорожку твердые плитки. А появись у меня такое желание, я мог бы наверняка остановиться и подняв с дорожки оставленную кем?то пластиковую бутылку, ощутить ее вес и податливость.

Интересно, какие возможности тогда дают дорогие искусственные тела? Наверняка, еще лучшие. Все?таки не зря среди «золотой молодежи», детей очень обеспеченных родителей, давно уже вошел в моду обычай устраивать оргии в дорогих искусственных телах. Очевидно, они при этом получают такие ощущения, которые им не могут дать даже их молодые, настоящие, из плоти и крови, тела.

Может как?нибудь, при случае, попробовать?

Искусственные тела…

Я невольно замедлил шаг.

Вот эти искусственные тела мне не нравились, совсем не нравились.

Их было трое. Они вышли из ближайшей, такой же как и та, по которой я шел, аллейке и увидев меня, словно по команде повернули в мою сторону. Здоровенные, широкоплечие, мужские, искусственные тела в количестве трех штук. Они шли не сводя с меня глаз, на ходу перестраиваясь в треугольник, острие которого было нацелено опять же на меня.

Интересно, что им нужно?

Вряд ли это представители какого?то клиента. Разговоры о делах я как правило веду у себя дома, и все это знают. Да и незачем посылать для подобных разговоров трех громил. Громил? Гм… ну, конечно — громил. Для чего еще могут быть предназначены такие мощные тела, если не для действий, требующих большой физической силы? Каких именно? Ну конечно, они созданы вовсе не для того, чтобы копать землю или дробить камень. Есть только одна область физических действий, экономически оправдывающая создание таких тел. Выбивание зубов, сворачивание челюстей и ломание конечностей.

А я, между прочим, как назло, сегодня, выбрал для себя вполне стандартное тело. Причем, согласно договора, за каждое серьезное его повреждение мне придется платить из собственного кармана. Не очень хорошая перспектива.

Впрочем, не слишком ли я рано праздную труса? Вроде бы в последнее время никаких новых врагов у меня не появилось, ни в какие дурно пахнущие дела я не ввязывался…

Расстояние между нами сократилось до пары шагов и тут громилы остановились. Я — тоже.

И все?таки, что им от меня нужно? Да и от меня ли? Может, они меня с кем?то перепутали?

Физиономия стоявшего ко мне ближе всех громилы являлась почти точной копией лица какого?то допотопного актера, имени которого я сейчас припомнить не мог.

Кажется, он снимался в боевиках о мусорщиках и их войнах с мафией. У двух других лица были совсем уж стандартными. Обычные, малоподвижные лица, словно вылепленные из гипса нерадивым учеником скульптора. Впрочем, для работы, которой эти типы занимались, слишком уж подвижные черты лица не требовались Даже наоборот, были нежелательны.

«Актер» спросил:

— Если не ошибаюсь — Ессутил Квак, частный детектив?

Мне хотелось соврать, но я понимал, что вопрос этот не более чем формальность. Скорее всего, громилы прекрасно знали, кто перед ними находится.

— Да, вы не ошиблись, — сказал я.

— У нас к тебе есть разговор.

Вот ведь какие дела. А я до сего момента об этом даже не подозревал.

Мне захотелось пожать плечами, но я сдержался. Кто знает, каким образом мой жест будет истолкован. Если мои собеседники и не отличаются особыми умом, это еще не повод их злить и искать неприятностей себе на голову.

— Слушаю вас, — промолвил я.

— Брось выделываться и слушай нас внимательно.

— Это совет? — спросил я.

— Да, совет.

— На этом наш разговор закончен?

— Нет, он еще только начинается.

— О! — сказал я.

Один из стандартных, тот, что стоял справа от «актера», промолвил:

— Похоже, он над нами издевается. Может, дать ему?

— Ни в коем случае, — сказал я. — Просто, я хотел напомнить, что невосполнимое время стремительно уходит. Не пора ли, джентльмены, переходить к делу? Кажется, вас наняли мне что?то передать?

— Он точно над нами издевается, — сказал все тот же громила со стандартным лицом.

Правда, голос его звучал не слишком уверенно. Что меня слегка приободрило. Если твои противники не блещут остротой ума, это почти всегда неплохо, поскольку значительно увеличивает шансы оставить их с носом.

— Тихо, тебе права голоса не давали, — прицыкнул на говоруна «актер». — Стой и не рыпайся.

— Так чем же я обязан вашим вниманием? — спросил я.

— Мы должны передать тебе кое?какие слова, — сказал актер. — Ты готов их выслушать?

— Да.

— Ну, так слушай внимательно, очень внимательно.

— Я весь превратился во внимание.

— И правильно делаешь, — осклабился «актер». — Запомни мои слова, затверди их наизусть. В течение ближайших двух суток к тебе обратится некий клиент. Ты не должен принимать его предложение ни в коем случае. Иначе это закончится для тебя весьма плохо. Сечешь?

— Стоп, стоп, — сказал я. — Какой именно клиент? Как я его узнаю? Вдруг ко мне обратиться совсем другой клиент и я ему зря откажу?

— Никакой, — почти ласково промолвил актер. — На всякий случай ты откажешь любому, кто обратится к тебе в течение ближайших двух суток. Понятно?

— Еще бы, — сказал я. — А вообще, от чьего имени вы говорите?

— Это тебе совсем не обязательно знать.

— Вот так?

— Да, так.

— И если я не пожелаю следовать данному совету, то мне будет плохо?

— Неизбежно.

— Гм… — сказал я.

«Актер» покачал головой и констатировал:

— Похоже, ты нам не веришь.

— Да нет, — промолвил я. — Почему? Верю.

— Все?таки не веришь. И значит, нам придется…

А вот этого я ждал. И наверное, можно было не доводить дело до крайностей. Хотя… Знаю я этих громил.

И наверное, можно было не доводить дело до крайностей. Хотя… Знаю я этих громил. Не раз приходилось с подобными сталкиваться. Их могла удовлетворить только моя полная капитуляция, только если я ясно и недвусмысленно дам понять, что окончательно перетрусил, что готов на любое унижение лишь бы меня оставили в покое. Кончено, я отнюдь не герой в блистающей броне, но и унижаться перед какими?то отморозками не намерен. Если пройдет слух, что на меня можно надавить подобными методами, ко мне более не обратится ни один клиент.

Похоже, пришла пора действовать.

«Актер», кстати, все еще никак не мог закончить свою речь.

-… слегка поучить его уму?разуму, ибо…

Зря он занимался словоблудием. Как говорил Туко Бенедикто по кличке Крыса: «Пришел стрелять, так стреляй»

Я пнул «актера» под коленку, туда, где у него должен был находиться один из узлов управления нижней частью тела. Он там наверняка и находился. Вот только в этой модели, как оказалось, его догадались прикрыть броневым щитком.

Ой?ой?ой!

На боль в ступне мне было плевать. Все?таки искусственное тело имеет некоторые преимущества. Любую сильную боль программы — фильтры нежелательных ощущений отсекают буквально через секунду. Главное — мне не удалось вырубить «актера». И значит, надежда с помощью неожиданного нападения пробиться сквозь ряды противника не удалась. Теперь остается только пуститься наутек.

К счастью, удар мой не совсем пропал даром. Он был достаточно силен, и «актер», потеряв равновесие, упал под ноги своим товарищам. Это их слегка задержало.

Я бросился прочь.

Ничего более мне не оставалось. Втроем, да еще с такими телами, они меня просто разорвут на кусочки. Если, конечно, мне не удастся унести от них ноги.

Впрочем… впрочем…

Позади меня бухали тяжелые шаги трех пар ног, и я вдруг понял, в чем главный недостаток тел громил. Они были слишком тяжелы. Настоящего боя с такими сильными да к тому же, как оказалось, еще и хорошо защищенными противниками я не выдержу. Однако я могу от них убежать. И не только это. Вот если удастся преследователей разделить… Если получится найти какое?то оружие…

Оружие. Где бы его раздобыть?

Я мысленно наградил себя насмешливой улыбкой.

Ну, я и фрукт. Мне сейчас хотя бы ноги благополучно унести, а не думать о возможности победить трех таких противников. Унести бы ноги…

Буханье за моей спиной теперь звучало немного по?другому, и я обернулся.

Ну да, мои противники не очень умны, но законченными кретинами их назвать нельзя. Сообразив, что соревнование в скорости будет неизбежно проиграно, они разделились, рассыпались веером. Учитывая, что я бежал прочь от входа, эту тактику можно было даже признать вполне разумной. Стоит им прижать меня к ограде кладбища, надежно защищенной от желающих через нее перелезть, как мое положение станет и вовсе незавидным. Тут?то они меня и возьмут в оборот.

Кстати, а ведь запросто могут прижать. Если я немедленно что?то не придумаю…

Эх, все?таки я лопухнулся! Надо было мне сразу бежать по направлению к выходу с кладбища. Мало того, что я смогу там при желании ускользнуть от громил, так там еще и находится пост мусорщиков. Если мне удастся с ними договориться, то мои преследователи запросто могут превратиться в преследуемых. И если удастся хотя бы одного из них поймать, то я уж сумею узнать, кто этот таинственный незнакомец, возомнивший, будто имеет право мне приказывать.

Ну, размечтался. Мне хотя бы унести свое искусственное тело в целости и сохранности, вывернуться из ловушки, в которую сам себя и загнал.

Я свернул направо, проскочил между двумя здоровенными, гранитными надгробьями, и оказался в очередной аллейке. Пробежав по ней несколько десятков шагов, я метнулся в проход, открывшийся между огромным крестом из отливающего синевой биометалла, и небольшим мавзолеем, на крыше которого стояла каменная фигура какого?то животного, как мне показалось, понуро опустившей голову жирафы.

Топот преследователей за спиной становился тише. Кажется, они потеряли меня из вида. Это было неплохо. Еще немного, и они сообразят, что, не видя преследуемого, носиться по кладбищу со слоновьим топотом не имеет смысла. Вот тогда начнется самое интересное. Что?то вроде детской игры в прятки. Правила ее весьма просты. Три преследователя и один преследуемый. Все четверо стараются двигаться как можно тише. Преследователи пытаются обнаружить преследуемого до того, как он проскользнет мимо них к выходу. Преследуемый же старается смыться, так и не попавшись ни одному из своих врагов на глаза.

Трудная задача, очень трудная. Их трое, а я — один. И все же, если мне повезет…

Птица?жук уселась на крышу пирамидального, словно бы сложенного из ядер старинных пушек склепа, и наставила на меня длинные, красные, как кровь, рожки. Я знал, что если она застрекочет, это сообщит преследователям о моем местонахождении, и замер. Несколько мгновений спустя птица?жук повернулась ко мне боком, и я двинулся дальше.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29