Искатель искомого

— Почему же ты не изложил историю своей жизни раньше, вместо того чтобы сидеть здесь и ждать?

— Письменное слово более весомо, чем устное.

— Почему же ты не изложил историю своей жизни раньше, вместо того чтобы сидеть здесь и ждать?

— Письменное слово более весомо, чем устное. Я просто не мог отпечатать свою биографию, пока не появилась ты.

— Тогда почему Демон не остановил меня?

— Подозреваю, что он просто не обратил на тебя внимания. Будь ты прекрасной, или умной, или одаренной, как мои жены, он бы, конечно, воспрепятствовал твоему появлению здесь. Но теперь уже поздно.

— Удачно вышло, что я такая заурядная, — сказала она то ли радостно, то ли печально.

— Ты не заурядная, Лакуна, ты просто скучная. Ты никому не интересна. Ума не приложу, как это ты ухитрилась стать главным действующим лицом этой истории.

Волшебник был прав. Будь она иной, никогда бы ей не добраться до Пекла.

— Ну, начнем тогда, — произнесла она с унылым смирением. Затем сосредоточилась на дальней стене, и там стали возникать слова:

«ИСТОРИЯ ЖИЗНИ ДОБРОГО ВОЛШЕБНИКА ХАМФРИ, ВОЛШЕБНИКА ИНФОРМАЦИИ».

— Да не будь ты такой многословной! — прикрикнул Хамфри. — Пиши просто: «ИСКАТЕЛЬ ИСКОМОГО». И начни с третьей главы; две предыдущие ты уже потратила на собственные унылые проблемы, да простит тебя Муза Истории!

— Да, конечно, — согласилась Лакуна, исправляя написанное. — А как называется третья глава?

— Ну назови как?нибудь! — нетерпеливо сказал он. И принялся диктовать.

Глава 3

Как?нибудь

На свет я появился в приличной семье в 993 году. Календарь Ксанта ведет отсчет лет со дня Первой Волны людского нашествия. В незначительных количествах люди обитали в Ксанте еще в минус 2200 году, но затем Ксант стал островом, и к минус 1900 году все они вымерли. Возможно, особой потери в этом не было. Главным свидетельством присутствия древних людей являются некоторые виды, с предками которых они скрещивались: гарпии, ковбои, вервольфы, русалки и все такое прочее. Позже перешеек был восстановлен, и в Ксант снова стали проникать люди, в результате чего возникли кентавры. Однако лишь после Первого Нашествия человеческая история становится непрерывной; и это событие датируется Нулевым Годом.

Последующие Волны колонизации из Мандении представляют из себя позорные страницы истории Ксанта. Положение изменилось лишь в 228 году, сразу после Четвертой Волны, когда Волшебник Ругн принял власть, построил Замок Ругна и объявил о начале Золотого Века. Замок Ругна был покинут, когда в 677 году умер Король Громден и на престол взошел Король Ян. Влияние людей на жизнь полуострова уменьшилось, результатом чего явились так называемые Темные Времена Ксанта.

Однако перечислять все эти события довольно утомительно. Для интересующихся историей в приложении приведены хронологические таблицы Ксанта.

Были, однако, и отрадные события, причем одно из них произошло совсем недавно. За год до моего рождения Король?Волшебник Эбнез переделал Камень Смерти в Защитный Камень, обезопасив Ксант от дальнейших нашествий. Если Волшебник Ругн сумел овладеть магией одушевленной, то Волшебник Эбнез проделал то же самое с неодушевленной магией. Оба открытия сильно повлияли на жизнь общества, что привело к периоду исторического спокойствия. Двенадцатое Нашествие больше известно под именем Последней Волны, ибо с тех пор вторжений не было до самого 1042 года, пока Король Трент сам не привел манденийскую армию в Ксант.

Таким образом мне посчастливилось родиться в самый тихий период Темных Времен Ксанта. Времена были, прямо скажем, скучноватые, но хотя и бытует доброе пожелание: «Чтоб тебе жить в скучное время», — я бы предпочел более интересные века.

В семье я был младшим. Старший брат наследовал ферму, да и старшая сестра была до ужаса хозяйственной и любила распоряжаться.

Таким образом я был просто обречен на дальние странствия в поисках приключений. К несчастью, все мои умения и навыки касались в основном работы на тиковых плантациях. Мы выращивали тики звонких сортов и, собрав урожай, продавали его владельцам часов. Созревшие тики употреблялись в качестве единицы времени. Без них часы начинали выдавать одни только таки, и проку от них было мало. Людей с часами (да и без часов тоже) можно было пересчитать по пальцам, поэтому родительская ферма обеспечивала тиками весь Ксант. Заводить еще одну такую ферму не имело смысла, так что от навыков моих особой пользы не предвиделось.

Была у меня еще одна склонность — неистребимое любопытство. Вот, пожалуй, и все. Если и был у меня какой?нибудь магический талант, то я об этом не знал. Впрочем способности тогда никто не проверял — это уже позже Король Шторм издал идиотский закон, согласно которому каждый гражданин Ксанта обязан проявить себя магически. А раньше правило было одно: Королем может стать лишь Волшебник. И со времен Четвертой Волны соблюдалось оно неукоснительно, ибо только Волшебник мог сделать так, чтобы его указы исполнялись. И вот я, бесталанный молодой человек, обделенный физической силой, красотой и статью, сделался бродягой. Я никого не трогал, и никто не трогал меня.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114