Перекресток

— Книга о счастье, Ваныч. Прочитаешь — сам все поймешь!
— Это хорошо, что о счастье! Полезная, значит, книжка, — Зуев водрузил на нос очки в массивной роговой оправе. — ПЕ-РЕ-КРЕС-ТОК! — громко отчеканил он заголовок и заглянул на первую страницу: — «…У каждого из нас есть свое количество жизненных перекрестков, и только от нашего выбора: куда на них повернуть — зависит не только наша дальнейшая жизнь, но и судьбы наших детей. Будьте предельно внимательны на каждой точке пересечения и не торопитесь повернуть, но и не особо мешкайте с решением — иногда промедление бывает подобно смерти…» Ого! — воскликнул. — Начало интригующее… Так это ты в общем о выборе написал или здесь чьи-то конкретные перекрестки имеются в виду? — Ваныч, как всегда, был напористо-нетерпелив.
— И в общем, и в частности, — улыбнулся Гурин. — Я, например, позволил себе представить, что было бы, если бы я не прошел тесты на основных перекрестках своей жизни.
— «…В последние секунды своей жизни он перестал сопротивляться тьме, ведущей к свету…» — Ваныч уже нырнул на последнюю страницу книги. — Понятно, значит, у тебя получилась оптимистичная книжка с трагическим финалом!
— Ваныч, не будь таким нетерпеливым! Тут нет никакой трагедии, а вот финал у каждого — свой, напрямую зависящий от ВЫБОРА в собственной жизни.
— Надо будет и мне на досуге проанализировать все свои перекрестки… — с задумчивой улыбкой сказал Зуев. — Но мне очень хочется верить, что на самых главных я все-таки не ошибся! Помнишь, профессор, я когда-то тебе рассказывал, как долго и мучительно определялся с выбором профессии, когда мой отец прочил мне карьеру в онкологии? Даже поправился тогда на десять килограммов!.. И все-таки смог преодолеть отцовский прессинг. Теперь вот жизни новые встречаю!
— Смотри, ОН здесь уже был! — тихо прошептал Гурин жене.
— Ты об ЭТОМ? — без удивления спросила она, аккуратно положив мужу на ладонь маленькое белое перышко.
— А ты все с ангелами водишься! — благодушно усмехнулся Ваныч, подойдя поближе к Гурину и рассматривая находку. — Значит, согласно твоей теории, у Гурина-младшего уже появился свой Ангел-Хранитель?
— Ваныч! Ты — неисправимый скептик и нигилист! — засмеялся Гурин. — Да будет тебе известно, Хранитель появляется с первым вздохом ребенка и тут же посвящает его в великую Тайну!
— В какую? — тактично спросил Зуев, уважительно относясь к некоторым «странностям» друга.
— В Тайну Мироздания и в главную задачу прихода на нашу землю. Видишь эту маленькую ямочку над верхней губой? — спросил Гурин, слегка коснувшись крошечной губки своего малыша. Это — Знак Тайны. Мы все приходим в этот мир с огромным багажом опыта, мудрости и знаний, полученных от нашего Создателя. Мы изначально знаем, кто мы, на что способны и какова наша Миссия на земле. Но по гениальному замыслу Создателя было бы слишком легко и просто впустить человека в жизнь с этими знаниями. Почему? Иначе не была бы достигнута цель! А наша основная задача, несмотря на море соблазнов и испытаний в течение всей жизни, сохранить заряд своей души в нужном состоянии, открыть эти знания, раскрыть свой Высший Потенциал и научиться как можно чаще быть СЧАСТЛИВЫМ. Так вот: «Тс-с-с-с! — неслышно шепчет Ангел ребенку, прикладывая свой указательный палец к его верхней губе. — Ты все Знаешь и Умеешь, но твоя задача — это вспомнить, преодолевая трудности повседневности. Вспомнить ФОРМУЛУ СЧАСТЬЯ и вплести ее в свою жизнь яркой сверкающей нитью, сотканной из света Вселенной».

— Счастливый ты человек, Клим! — с теплотой в голосе произнес Зуев. — И Формулу Счастья ты знаешь, и все свои перекрестки успешно прошел, и по жизни тебя сопровождают такие прекрасные Надежда, Вера и Любовь! Это же надо, чтобы случилось такое уникальное совпадение!
— Это не совпадение, Иван Иванович, — ответила за мужа Надежда. — Первую дочку мы назвали Любовью, потому что она нам помогла преодолеть трудный перекресток сомнений; Верочку мы назвали так, потому что сами поверили…
— И Надежда не могла у меня не появиться! — добавил Клим, крепко обнимая жену. — Вот и получилось, что моя семья — это материализованная Формула Счастья! А иначе зачем человеку приходить на эту землю? Изначально всем нам дается только один выбор: или жизнь, или смерть. Я выбрал ЖИЗНЬ!

Глава 1. Инсайт

Быть живым означает завоевать право говорить все, что вы хотите, быть тем, кем вы хотите быть, и делать то, что вы хотите делать.
Дипак Чопра. Путь волшебника
— …Жизнь… Я выбрал… Жизнь… — чуть слышно вырвалось из запекшихся губ молодого человека.
Задремавшая возле больничной кровати женщина, изможденная бессонными днями и ночами дежурств, вздрогнула и прислушалась к его дыханию.
Его веки слегка дрогнули, а губы опять попытались разорвать сонное оцепенение:
— Пить…
— Сынок! Сыночек мой! — женщина разрыдалась и упала ему на грудь. — Вы слышали?! Он жив!
…- Ваш сын родился в рубашке с двойной подкладкой, — довольно сказал лечащий врач, закончив осмотр парня. — Если честно, то его шанс на жизнь был самым что ни на есть минимальным… После такой травмы, да еще столько времени в коме… Молодец, герой!
— Теперь все будет… хорошо? — мать подняла на доктора покрасневшие от слез глаза.
— Хорошо не будет — все будет просто отлично! — бодро заверил он. — Организм молодой, крепкий. Дай Бог каждому такую жажду жизни! Месяц у нас еще полежит, подлечится, а потом — вперед и с песней! Швы, конечно, останутся, но координация движений полностью восстановится. Самое главное, чтобы этот урок не прошел даром, судьба второй такой шанс не дает. И никаких гонок! Ты слышишь, Шумахер? — строго спросил доктор, наклоняясь к своему пациенту.
— Спасибо, я все понял!
Молодой человек попытался улыбнуться и с трудом протянул врачу руку.
— Мама, а куда делась та книга? — спросил он после того, как доктор вышел из палаты.
— Какая, родной? — сияющая от счастья мать не могла сдержать слез радости.
— Мам, ну не плачь… — он неуклюже погладил ее дрожащие руки. — Я никуда не денусь… Ты мне главы из книги одной интересной все время читала. Она лежала тут, возле меня…
— Сынок, я читала только одну книгу, — ответила мать и протянула ему старенькое издание Евангелия, аккуратно завернутое в плотную синюю обложку.
— Нет, это была другая книга… — он сосредоточился, напряженно пытаясь что-то вспомнить. — Точно! ПЕРЕКРЕСТОК! Она называлась «Перекресток»! Теперь я сам хочу дочитать ее до конца!
— О чем она была? — осторожно спросила мать.
— О чем? — он опять задумался. — О жизни, о выборе, о счастье…
— Спи, дорогой, набирайся сил, — мать нежно гладила его по забинтованной голове, еле сдерживая опять подступившие слезы, — тебе это все приснилось, не было никакого перекрестка… Главное, что ты жив!
— Приснилось? Может быть… — ответил он, проваливаясь в сон.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54