Перекресток

Наконец через «пятые-двадцатые» руки, от «товарища товарища» и «подруги ее подруги» он раздобыл домашний номер Надиной мамы.
Казалось, что длинные гудки длились бесконечно…
— Алло… — уставший женский голос явно принадлежал не ЕЙ.
— Я могу поговорить или как-то связаться с Надей? — Клим постарался придать своему голосу спокойную уверенность.
— Кто вы? — безжизненный голос резко вздрогнул и наполнился напряженными нотками.
— Это… Вас беспокоят с ее бывшего места работы по вопросу…
— Вы что, ничего не знаете? — перебили на другом конце провода. — Надюши уже давно нет.
— Как нет? Она уехала? — испугался Клим.
— Она умерла, — после паузы прошептал голос. — Скоро будет десять лет…
На него обрушилась тяжелая могильная плита.
— Что… Что случилось? — выдал непослушный язык.
— Наденька умерла… — голос матери задрожал от нахлынувших воспоминаний и разбуженной старой боли. — Одним словом… Одна операция у нее прошла неудачно, начались серьезные осложнения… В общем, она ушла очень быстро…
— Какая операция? — спросил Клим чужим голосом, хотя ответ он и так знал.
— Извините меня… — сорвался голос, и в трубке прозвучали короткие гудки.
Он пришел в себя только на стареньком районном кладбище, очнувшись среди тесных и простых могил. Неподалеку ожидало такси, которое Клим заказал по маршруту «туда и обратно». Водитель с настороженным интересом наблюдал за своим странным пассажиром, очередной раз пытаясь определить, кто он: псих, наркоман или, что еще хуже, безумный маньяк. «Нет, скорее псих! Заплатить бешеные бабки, чтобы смотаться из столицы в эту тму-таракань, побродить по кладбищу и вернуться обратно!»
Он на удивление быстро нашел ее могилу. То ли удача (не применимое к этой ситуации определение), то ли заботливый Хранитель молча вел его в нужном направлении… Короткая надпись: «Наденьке с бесконечной любовью», высеченная вдоль ее портрета, на котором она улыбалась своей открытой прекрасной улыбкой. И дата, в которой он практически не сомневался… Убедился — и приступ боли накрыл его голову железным колпаком.
Он сидел возле нее, пока не сгустились сумерки, и говорил, просил, убеждал, рассказывал о том, что не успел сказать тогда, когда она молча смотрела на него живыми и полными боли глазами. Капли мелкого дождя стекали солеными струйками по его щекам. Он в последний раз оглянулся на ее застывшую улыбку и в сотый раз сказал «прости» в звенящую тишину. Он ПОЧУВСТВОВАЛ, что самый главный перекресток его судьбы исчез вместе с ее уходом из его жизни.

Глава 8. Открытие

Нет ничего сокровенного, что не открылось бы,
и тайного, что не было бы узнано.
Евангелие от Матфея, глава 10, стих 26
…Он стоял на самой вершине горы и смотрел на бесконечный морской простор, уходящий за светлый горизонт. Сегодня море было необыкновенно спокойным и безмятежным. Его ровную поверхность нежно ласкали мягкие волны, а вода была настолько хрустально-чистой и прозрачной, что даже с высоты было отчетливо видно, как в бирюзовой глубине величественно колышется бархатный зеленый ковер, обнажая бело-розовые кораллы и замысловатые подводные гроты.
Клим легко оттолкнулся от земли и взмыл над Голубой бухтой, наслаждаясь чувством свободного полета и раскрывая свои объятия этому волшебному миру.

Клим легко оттолкнулся от земли и взмыл над Голубой бухтой, наслаждаясь чувством свободного полета и раскрывая свои объятия этому волшебному миру.
Он сделал стремительный поворот, вспугнув пару белоснежных чаек, и плавно опустился на теплую поверхность самого большого камня, выступающего из воды.
— Славный выдался сегодня денек! — довольный и умиротворенный Хранитель, соскользнув с неба по солнечному лучу, ловко приземлился рядом и с наслаждением потянулся.
— Почему ты мне ничего не сказал? — Клим в упор посмотрел в ясные глаза Ангела, в которых отражалось бескрайнее море.
— Разве я не поздоровался? — наивно переспросил Хранитель и добродушно распахнул свои крылья: — Ну здравствуй, мой дорогой друг!
— Гел, ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю, — сказал Клим, не отводя пристального взгляда. — Ты наверняка знал, что ее давно нет в живых, и вместе с тем воссоздал вполне правдоподобную картину нашей встречи и ее реального присутствия…
— Стоп, стоп, стоп! Ты явно что-то путаешь! — остановил его Хранитель. — Ты уже достаточно потрудился и многое понял для того, чтобы не допускать подмену понятий — где помогаю я, а что делаешь лично ты. Это была исключительно твоя картина и твоя встреча! И вообще, с чего ты взял, что Надежда — это иллюзия? Все, что хранится в твоем подсознании, живее любой реальности в твоем материальном мире. Вопрос только в том, кому или чему ты даешь право на жизнь. Скажи, что тебя мучает больше всего? Ее смерть или…
— Или, — грустно ответил Клим. — Я так и не успел попросить у нее прощения: ни при жизни, ни на Поляне Любви. Она была такая реальная, такая живая, счастливая… Кто знал? Я бы тогда сказал ей совсем другие слова…
— Вот заладил — реальная, реальная! — перебил его Хранитель. — Конечно, реальная! Она живет в твоей памяти, а этого вполне достаточно, чтобы не устраивать фальшивые поминки. И, как ты успел заметить, она действительно легко и прекрасно себя чувствует, потому что смогла разрешить эту проблему гораздо раньше, чем ты об этом подумал. Она СВОБОДНА, чего и тебе желаю!
— От чего?
— От боли. От разочарования. От обиды. Ты хотел получить от нее прощение? Так она давно это сделала, и теперь твоя личная задача — искренне простить самого себя. Недооценивая свою внутреннюю силу, вы, люди, часто занимаетесь словесной манипуляцией: «Поверь мне! Я тебя люблю! Я тебя прощаю!» Безусловно, за слова нужно отвечать, но их звуковые вибрации должны исходить из самого сердца и рождаться в глубине души — только тогда они не будут бессмысленным сотрясанием воздуха.
Да будет тебе известно, что прощение в мыслях имеет не меньшую силу воздействия, чем сказанные вслух слова. Колоссальная работа мысли дает удивительную возможность простить всех — независимо от времени и от расстояния. Единственная освобождающая сила во Вселенной — это ПРОЩЕНИЕ, которому пришел нас научить Иинструктор!.. Снимаю шляпу! — помолчав, восхищенно вдруг добавил Хранитель и слегка наклонил голову, коснувшись искрящегося золотистым светом нимба над своими кудрями, — эта девушка познала агапэ.
— Что-что? — рассеянно спросил Клим, погруженный в собственные мысли.
— Агапэ — НАСТОЯЩУЮ ЛЮБОВЬ. — Ангел поднялся и, скрестив руки на груди, широко расправил белоснежные крылья. Сияние, исходившее от его нимба, разгоралось все ярче и ярче, разбрасывая золотые искры по прибрежным камням и отражаясь в бирюзовой глади моря. — Это чистая и открытая любовь, которую отдают свободно и щедро, не раздумывая о заслугах любимого человека, не просчитывая цену или выгоду и не ожидая «возврата долга».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54