Перекресток

Через пару-тройку дней, придя в себя после хмельного разгрузочного марафона, Клим уверенно набрал ее номер. Телефон долго не отвечал, после чего трубку наконец взяла ее тетка.
— Надя уехала к себе домой, навсегда, — металлом отрезала тетя, давая понять, что его звонок более чем нежелателен.
— Будьте добры, ее адрес… — начал было он, но родственница на полуслове бросила трубку.
Вскоре от ближайшей подруги Надежды он узнал, что она все-таки самостоятельно решила «свою проблему», что операция прошла не ахти как хорошо, что у нее началась депрессия, и она решила навсегда уехать в свой маленький городок, к маме. Вот так, с концами, без обратной связи и права на переписку!
Потом было немного тоски (с непривычки), чуть-чуть ностальгии (из-за привычки), но спустя короткое время жизнь по-новому завертелась разноцветной каруселью. Он с упоением наверстывал упущенное, развернув бурную деятельность по всем фронтам.
Как в калейдоскопе, сменялись длинноногие Бабетты и Джоржетты — яркие, как бабочки, легкие, беспечные, раскрепощенные, сексуальные и беспроблемные. Одна другой краше — всегда открытые для свободной любви, но закрытые для сердца и для души. Но ему так было удобно. Наверное…
Он, конечно, в офис не попал. Новый приступ головной боли, к которой присоединилась еще и душевная, пригнал домой.
«Пожилой человек сказал бы, что все это — к старости, а в моем случае…» — грустно подумал Клим, поймав себя на полном погружении в мир воспоминаний. Оказалось, что где-то в забытых коробках, в кладовке, сохранились ее фотографии, письма и даже смешные наивные записочки с сердечками, розочками и «прочей дребеденью» (как сказал бы Клим еще вчера).
«Приятно вспомнить прошлое», — подумал он теперь, бережно упаковывая обратно свои воспоминания.
— Не ври себе! Ведь ты нечто очень важное пропустил ТАМ, на перекрестке! — Гел, как нередко уже случалось, проник в его сознание, не дожидаясь официального приглашения в Место Покоя.
— Да! Я знаю! Этот яркий мяч, эта девочка с синими глазами, ее золотые волосы… Это могла бы быть МОЯ рождественская сказка возле праздничной елки с подарками! Да! Я подумал об этом! — крикнул в пустоту Клим, понимая, что его Хранитель и так все знал без лишних слов.
…Он стоял посередине поляны, благоухающей травами и окруженной пушистыми елками. А дальше простирались высокие горы, покрытые бархатным ковром всех оттенков зелени. На дальних вершинах серебрился снег, укутанный легким покрывалом тумана. Прозрачный воздух звенел чистым хрусталем, а от гор и от теплой земли шла такая колоссальная энергетика, что Клим почувствовал, как каждая клеточка тела впитывает эту мощь и силу.
— Вот она, настоящая земная благодать! — громко воскликнул Хранитель, с разбегу плюхнувшись в высокую траву и при этом ничуть не заботясь о своем белоснежном одеянии. — Стоит поверить людским легендам, что на вершинах этих гор поселились Боги! Кстати, я смотрю, ты здесь уже был? — он изучающе посмотрел на Клима.
— Когда-то очень давно… С этим местом у меня связаны особые воспоминания — тогда я был абсолютно счастлив.
Клим отчетливо впомнил события «столетней давности», когда он, пылко влюбленный, сделал неожиданный сюрприз своей девушке — подарил ей несколько дней в Карпатах.
Теперь он может с уверенностью сказать, что это были действительно незабываемые дни, наполненные искренними эмоциями, жаркими чувствами и светлой радостью. Каким счастьем светились тогда глаза Надежды!
Он растратил все свои сбережения, чтобы снять уютный номер в маленьком пансионе, расположенном в глубине Карпатских гор, и чувствовал себя настоящим шейхом, подарившим принцессе своего сердца волшебную сказку.

Каким счастьем светились тогда глаза Надежды!
Он растратил все свои сбережения, чтобы снять уютный номер в маленьком пансионе, расположенном в глубине Карпатских гор, и чувствовал себя настоящим шейхом, подарившим принцессе своего сердца волшебную сказку. Тогда все было впервые: их первая весна, первые дни и ночи, смешавшиеся в крепких объятиях, их любовь без оглядки и сомнений…
Местные старожилы, щедрые на разные истории, рассказали, что где-то неподалеку, высоко в горах, находится чудесная Поляна Любви, надежно спрятанная от людских глаз за густой стеной старых карпатских смерек. И те влюбленные, которые найдут эту поляну и обменяются на ней крепким поцелуем, будут жить долго и счастливо…
Она искренне поверила в эту легенду и смешно захлопала в ладоши:
— Климчик, миленький, мы должны ее найти!
Они отправились на поиски еще перед рассветом, чтобы успеть встретить восход солнца на самой поляне. Он сонно бурчал, преодолевая крутые подъемы и разгребая колючие заросли, а она весело смеялась и подбадривала его нежными поцелуями.
Они вышли на поляну в тот самый миг, когда пылающий солнечный диск вырвался из-за далеких вершин и залил алым светом высокие горы. Горы ожили, и проснувшаяся природа встретила новый день звонким разноголосьем птичьего пения. От восторга перехватило дыхание. Это был самый яркий фрагмент его жизни и самая дорогая картинка в альбоме памяти, когда он был безмерно счастлив. Они долго и страстно целовались в мягкой ароматной траве, и тогда ему казалось, что с этой девушкой он готов подниматься на любые горы — и пусть этот маршрут длится целую вечность…
— Красивая история, — умиленно вздохнул Хранитель, — но потом ты все испортил…
— Гел, ты опять без разрешения вторгся в мои воспоминания! — начал было Клим, но тут же осекся: он почувствовал, что стоит на Перекрестке своей личной жизни, отправной точкой которой и была Поляна Любви…
…Она сидела рядом и плела венок из ярких полевых цветов. Юная, красивая и совершенно реальная… Он осторожно обнял ее, как будто бы опасаясь, что она сейчас растворится в воздухе, как мираж. Надежда подняла на него свои синющие глаза и сама крепко обвила его руками — он ощутил полузабытые изгибы ее тела, почувствовал ее живое тепло и цветочный запах пушистых волос. Как будто бы между ними не было ни времени, ни расстояния…
— Я так счастлива! Спасибо тебе, — прошептала она, щекоча его шею своей золотистой прядью.
Все, как было тогда, только…
— Только будь внимателен и найди, где ты потерял свои важные слова и не расслышал свои истинные чувства, — послышался из-за плеча голос Хранителя.
…- О чем ты сейчас думаешь? — спросила она, доверчиво глядя ему в глаза.
Тогда у него в голове пронеслась где-то вычитанная фраза: «Если женщина в самый неподходящий момент спрашивает, о чем вы сейчас думаете, то это значит, что она хочет от вас услышать нужные ей слова».
— О том, что мы опоздали на завтрак! — выждав секундную паузу, серьезно ответил он и тут же рассмеялся своей шутке. Он даже не заметил, как она натянуто улыбнулась и что в ее светлых глазах промелькнуло легкое облачко грусти. А впрочем, она привыкла. Он никогда открыто не выражал своих чувств и даже порой стыдился своих «случайных» эмоций, считая их пережитками «мыльных опер» и дешевых дамских романов. Когда-то она сделала неловкую попытку «вытянуть» из него признание.
— Я — старый солдат и не знаю слов любви! — отрезал он в шутливой форме, после чего достаточно резко добавил: — Надя, я не по этим делам, так что давай обойдемся без сантиментов и планирования наших отношений.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54