Перекресток

— Джордж Герберт — английский богослов XVII столетия — до сих пор не может успокоиться, что его мудрое изречение «Ад полон добрыми намерениями и желаниями» так изощренно перекручено современным человечеством! На самом деле изначальный смысл этой замечательной фразы в том, что добрых намерений значительно больше, чем добрых дел, а люди, которые не реализовывают свои благие стремления, а только о них говорят, не могут считаться праведниками и попадают в ад. В определенной степени это вольное переложение мысли апостола Иакова, выраженной в его Соборном послании: «Вера без дел мертва», поскольку о действительности и крепости Веры можно судить только на основании добрых дел, а неосуществленность благих намерений считается результатом слабости веры и закрывает дорогу к спасению. Помнишь, о чем мы с тобой говорили возле мусорной свалки? Мы легко соглашаемся на словах творить добро, но нам не хватает постоянства, терпения и трудолюбия, а ведь Намерения — это и есть Мечты, Планы, Надежды и в конце концов — Добрые Дела, которые являются одной из составляющих ФОРМУЛЫ СЧАСТЬЯ. «Дух отважен, но бессильна плоть», — сказал Иинструктор в притче о семенах, упавших на камни. Так вот, для того чтобы прорасти, нужно творить ДОБРО! — изрек Ангел и исчез так же внезапно, как и появился.
Если бы не маленькое белоснежное перышко, опустившееся на диван, Клим бы решил, что все это время разговаривал сам с собой.
Только к концу дня, допоздна засидевшись на работе, он вспомнил об упомянутом Трухиным «досье» на конкурента. «Нептун» — несостоявшийся гостинично-развлекательный комплекс в Крыму — действительно мог бы стать самым крупным объектом за всю историю его компании и до конца жизни обеспечить ему как минимум безбедное существование. В том-то и дело, что ДО КОНЦА жизни… Клим не то чтобы предчувствовал этот конец — он сознательно решил отказаться от всякого рода суеты сует, в число которых входила и затянувшаяся борьба с западными конкурентами за крымскую землю под строительство. В этой борьбе он явно мог выйти победителем, стоило только сделать нужный звонок, поставить личную подпись, отблагодарить полезных людей… Какие, казалось бы, мелочи! Раз — и он уже мультимиллионер! Но хотелось ли ему этого? Не кривя душой, он сам себе признался, что уже — нет. На данном отрезке времени любое распыление жизненной энергии и любая, даже самая незначительная сделка с совестью (а с «Нептуном» иначе бы не получилось) тут же отторгались его сущностью как некие ядохимикаты. То ли Гел постарался, то ли он сам устал от бесконечной гонки за миллионами и лжи самому себе…
«Интересно, кому это из бывших соотечественников я отвалил такое счастье?» — подумал Клим и решил исключительно из любопытства заглянуть в электронную почту.
— Не может быть! — спустя минуту громко воскликнул он, прочитав короткое сообщение от Трухина. — Этого просто не может быть! — повторил еще раз, словно уговаривая себя не верить глазам.
Некоторое время он сидел в замешательстве, пытаясь осмыслить только что увиденное, затем быстро переписал адрес и контактные телефоны представительства в Крыму, залпом выпил дежурную рюмку коньяка и решительно набрал мобильный своего водителя:
— Ильич, знаю, что ты уже отдыхаешь. Постарайся хорошенько выспаться до пяти утра, чтобы мы не позже семи выехали в Крым. Куда именно? В Ялту!..
«Надо же, какое совпадение!» — Клим еще раз бросил взгляд на экран монитора, где висело сообщение: «Семен Ольшанский, директор Украинского представительства компании по гостиничному строительству «Modern systems LTD». — Хотя… совпадений быть не может, — твердо заключил он, выключая компьютер.

…До рассвета оставалось не так много времени, а нахлынувшие воспоминания не давали уснуть. Тем не менее Клим прилег на кровать и закрыл глаза, практически не сомневаясь, что где-то на туманной границе между сном и явью его уже поджидает Ангел с указателем для одного из ключевых Перекрестков судьбы…
— Все сходится! — сначала Клим услышал голос Хранителя, а потом заприметил его на морском берегу.
Гел уже снял с себя нелепый деловой костюм и опять был одет в свободную белоснежную рубаху и легкие светлые брюки, закатанные по щиколотку. Было очевидно, что он чем-то очень занят. Подойдя поближе, Клим увидел, как он раскладывает перед собой замысловатый пасьянс… из толстой пачки стодолларовых купюр и что-то тщательно записывает в блокноте, сморщив от напряжения лоб.
— Чем ты занимаешься? — с изумлением спросил Клим, впервые застав своего Ангела за таким непривычным занятием.
— Подсчитываю твой баланс, — не отрываясь от «пасьянса», ответил тот и еще раз повторил: — Действительно, все сходится! Тебя можно поздравить, мой друг! Твои сбережения запросто позволяют отвоевать тот земельный участок в Крыму и осуществить твою мечту. Ты же давно метишь в «богачи года», правда, Клим? — хитро сощурился Гел.
— С чего ты взял, что это — моя мечта? — Клим был неприятно удивлен таким началом встречи и слегка раздражен из-за того, что Место Покоя по прихоти Гела вдруг превратилось в филиал его компании.
— Уже не мечта? — с наигранным удивлением переспросил Хранитель. — Отлично! Тогда этих денег тебе вполне может хватить на желания из твоего дневника. Начнем с самого главного…
— Положи, где взял! — грубовато прервал Клим. — Эти деньги предназначены для другой цели.
— А тебе не жалко? — с сомнением в голосе поинтересовался Ангел, собирая хрустящие купюры в плотный мешок. — Здесь же целое состояние! Думаешь, ОН это оценит?..
— Решил поиграть в змия-искусителя? — усмехнулся Клим. — Тогда один — ноль в мою пользу: я это делаю не для ЕГО оценки, а для того, чтобы снять с себя головную боль и наконец избавиться от чувства вины.
— Нужно заменить вину на ответственность, — поправил Хранитель. — И это серьезное испытание, Клим… — многозначительно изрек он и тут же беззаботно добавил: -…пить пиво в такую жару!
Клим повернул голову и совсем рядом заметил маленькое кафе из разряда уличных забегаловок, особенно популярных много лет тому назад. И он без раздумий и колебаний вошел в полуоткрытую дверь своей Памяти…
…Клим сидел за липким столиком в прокуренном кафе с глупейшим названием «Улыбка» и за очередным бокалом слегка подгулявшего пива подводил итоги своей жизни. Итак, что у него есть? Если мыслить позитивно, то не так уж и мало: здоровье, молодость, силы и «копейка»-«жигуленок», оставшийся на память от некогда комфортной гэдээровской жизни. На этом позитив заканчивался, и Клим в очередной раз чертыхнулся, проклиная себя за то, что когда-то пошел на поводу у Горыныча, всегда знающего, «как лучше». Вот оно и получилось, как лучше: он остался без работы, без денег и без четких планов на будущее, да и всемогущий отчим сам оказался в том месте, на котором обычно сидят.
А вначале все складывалось не так уж и плохо. Под нажимом Горыныча он все-таки поступил в военно-инженерное училище и со временем даже успел к нему привыкнуть — нашлись любимые предметы и хорошие друзья. Затем, получив звание офицера, он тут же уехал на службу в ГДР, что также подсуетил, благодаря своим связям, Михаил Фомич.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54