Перекресток

— Будем считать, что мы — квиты. Кстати, а за мужика тебе спасибо — воспитал-таки!
Во взгляде отчима промелькнуло что-то знакомое из недавнего сновидения.
— Тебе, наверное, еще на работу ехать… — тихо произнес он. — Перекуси перед дорогой, сынок. Возьми в холодильнике…
Фомич умер на следующий день во сне — тихо, мирно и неожиданно. Его так и похоронили: с легкой улыбкой на губах и каким-то светлым, умиротворенным выражением лица.
Бывшие сослуживцы шептались на похоронах:
— Мы его таким при жизни не видели.
— Да… Такую смерть тоже нужно заслужить…
Как оказалось, незадолго до смерти Михаил Фомич успел составить завещание, согласно которому все накопленные за долгие годы усердных трудов и экономии приличные сбережения переходили к его приемному сыну.
К завещанию прилагалась записка Климу, в которой неровным почерком была написана всего одна фраза: «Не жалей денег на свои мечты. Они стоят того, чтобы осуществиться!»

Глава 6. Добро

Свое пережитое ты должен
Отшлифовать так,
Как шлифуют алмаз —
В его собственной пыли.
Ты сам шлифовальщик
Драгоценных камней
И золотых дел мастер
Своего кольца жизни.
Бо Ин Ра
— Климентий Александрович, я буквально на пять минут, — финансовый директор Роман Скорик не вошел, а ворвался в кабинет без предупреждения, вооруженный толстой папкой по бухучету. Из-за его плеча выглядывал покрасневший и растерянный Трухин. Практика уже показала, что он находился в таком замешательстве всякий раз, когда отчаянно пытался одновременно усидеть на двух стульях.
— Я, конечно, понимаю, что вы — полноправный владелец собственной компании, — начал Скорик, еле сдерживая гнев в голосе, — но не кажется ли вам, что в последнее время «Виктория» больше напоминает фонд милосердия, чем инвестиционно-строительную компанию? Мне как финдиректору хочется понять, с чем связаны регулярные отчисления с нашего счета.
— Тебе чего-то не хватает, Роман, а может, тебе, Паша, маловато? — сухо спросил Клим.
— Климентий Саныч, я — фигура второстепенная, — поспешил оправдаться Трухин, заметив, что глаза шефа наливаются хорошо знакомой сталью. — Но как исполнительный директор «Виктории» я вынужден нести определенную ответственность за деятельность компании…
— А деятельность компании нынче сводится к тому, — перебил его Скорик, — что мы без устали переводим деньги — непонятно кому и зачем. То выписываются внеплановые премиальные сотрудникам, то мы затыкаем дыры «Астре», щедро компенсируя ее застой, кстати, по нашей вине… — Тут финдиректор бросил многозначительный взгляд на Клима. — То кормим благотворительные фонды, и наконец сегодня колоссальная сумма денег уплывает в какую-то больницу! Это не входило в наши планы…
— А в мои — входит, — отрезал Клим, впиваясь потемневшим взглядом в глаза Скорика. — В «какой-то» больнице, как ты, Рома, только что изволил выразиться, ежедневно умирают без помощи онкобольные дети. И я это видел собственными глазами! Это страшно… А на «Виктории» и уж тем более на твоей драгоценной личности эти отчисления никак не отразятся! Все! Я так решил.
Клим демонстративно включил компьютер, подчеркивая тем самым, что разговор закончен.

Клим демонстративно включил компьютер, подчеркивая тем самым, что разговор закончен. И так все понятно! Скорик давно высчитал свою квартальную премию, а Трухин был не против разделить финансовый успех «Виктории» с прибавкой к жалованью, вот они и задергались, когда началась «внеплановая утечка» денег.
— Хозяин — барин, — прошипел Скорик, — но не забывайте, босс, о том, что благими намерениями дорога в ад устелена…
— Клим, я тут пробил одну информацию, — задержался на пороге Трухин, пытаясь загладить зарождающийся конфликт, — и выяснил, кто является директором представительства в Украине той самой иностранной компании — нашего конкурента. Это наш бывший земляк. Все данные уже на твоей личной почте. Кстати, он сейчас в Крыму. Может, тебе это будет интересно? — с надеждой спросил Трухин, который никак не мог избавиться от идеи отвоевать территорию для «Нептуна».
Клим молча кивнул головой и жестом указал на дверь.
…- Ну, ну, тебя уже за ДОБРО попрекают! Это — хороший знак! — прозвучал знакомый голос.
Клим оторвался от компьютера и непроизвольно рассмеялся — уж больно смешно и нарочито выглядел Гел в этом дурацком деловом костюме, застегнутом на все пуговицы, и с нелепо ярким галстуком на шее.
Для того чтобы встретиться с Хранителем, уже было необязательно ждать ночи и настраиваться на Место своего Покоя. Иногда он появлялся внезапно и без приглашения. Вот и сейчас возник из ниоткуда и развалился вальяжно на кожаном диване, поигрывая в руке новеньким мобильным телефоном.
— Не вы к нам — так мы к вам! — весело произнес Гел, заметив легкое замешательство Клима. — Ты куда пропал? Я уже соскучился по нашим дружеским посиделкам.
Действительно, последние события настолько выбили Клима из колеи, что он засыпал исключительно на снотворных и успокоительных, проваливаясь в глубокий сон без видений и привычных бесед с Ангелом. Сначала — похороны отчима, потом — внезапно обострившиеся мамины страхи о здоровье сына, с которыми приходилось бороться и всячески переубеждать ее в обратном, хотя его приступы усилились и пришлось увеличить дозу болеутоляющих.
— Кстати, — продолжил всезнающий Хранитель, не дожидаясь ответа Клима, — благодаря твоему переводу в онкоцентр Машеньку завтра будут готовить к операции, а Коле уже купили все необходимые лекарства. А он еще посмел заикнуться о дороге в ад!
— Это ты о Скорике? — улыбнулся Клим.
— Да больно нужен мне твой хитрый лис! — отмахнулся Гел. — К сожалению, такими скориками земля кишмя кишит. Меня огорчила сама эта фраза: «Благими намерениями дорога в ад устелена». Не перестаю удивляться, как быстро человечество взяло на вооружение то, чего на самом деле нет в Инструкции. Кстати, эта фраза отсутствует не только в Новом Завете, но и в Ветхом. Но людям она нравится. Ведь ею, как щитом, можно прикрываться каждый раз, когда необходимо остановить какие-либо добрые поступки и действия. Конечно, проще с видом знатока процитировать якобы библейскую мудрость, объясняя свое бездействие.
— Помню, что когда-то в юности я и сам пытался объяснить эту фразу, — задумчиво произнес Клим, — и наткнулся на следующую версию. Мол, когда мы решаем сделать кому-то доброе дело, то не интересуемся, нуждается ли он в этом. А вдруг мы вмешиваемся в обучающий процесс свыше и не даем возможности человеку самому что-то постичь и чему-то научиться?
— Глупости! — отрезал Ангел. — Джордж Герберт — английский богослов XVII столетия — до сих пор не может успокоиться, что его мудрое изречение «Ад полон добрыми намерениями и желаниями» так изощренно перекручено современным человечеством! На самом деле изначальный смысл этой замечательной фразы в том, что добрых намерений значительно больше, чем добрых дел, а люди, которые не реализовывают свои благие стремления, а только о них говорят, не могут считаться праведниками и попадают в ад.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54