Перекресток

— Мне нужен не врач, а свежий воздух, поэтому мы сейчас же поедем на прогулку!
— Какая прогулка! — ужаснулся водитель, поддерживая его за руку. — На вас же лица нет! Да и кто катается в такую погоду, того и гляди не снегопад, так ливень начнется… — Ильич указал на затянутое тучами осеннее небо, на глазах приобретавшее зловещую свинцовую окраску, как перед бурей.
— Это не обсуждается, — слабым, но решительным тоном произнес Клим. Ему сейчас было просто необходимо опять попасть в Место своего Покоя. Подумать, вспомнить, побыть в тишине…
Ильич только покачал головой и завел машину, но она тут же заглохла. Провозившись с двигателем минут десять, он развел руками:
— Вот видите, Саныч, даже техника против вашей затеи! Тут серьезная поломка — на пару часов работы точно хватит, так что езжайте-ка вы на такси в гостиницу и лечитесь, а я тем временем буду разбираться. Кстати, вот и машина!..
— Шеф, куда едем? — свистя тормозами, остановилось рядом такси, из которого высунулся улыбчивый моложавый водитель.
— Пока прямо! — сказал Клим, усаживаясь на переднее сиденье.
…- Да-а-а, поздняя в этом году выдалась осень, но ранняя будет зима, — заметил таксист, включая «дворники». На лобовое стекло упали первые капли холодного дождя.
Климу сейчас меньше всего хотелось поддерживать с кем-либо разговор, но водитель оказался не из молчаливых.
— На Фиолент, говорите? Подышать свежим воздухом? — призадумался он, выехав за черту города, и внимательно посмотрел на стремительно бегущие по небу тучи. — Нет, шеф, не повезу я вас в такое ненастье на Фиолент — с минуты на минуту в том районе разыграется сильная буря, поднимется страшный ветер, начнется шторм… В общем, вы не сможете спуститься на берег — беда там будет…
— Ты что, в прогнозе погоды подрабатываешь?! — усмехнулся Клим.
— Мне просто все сверху видно, — подмигнул таксист Климу, явно намекая на гористую крымскую местность. — Но я предлагаю альтернативу, — добавил он, заметив раздражение клиента. — Есть тут неподалеку одно чудное место… Мне почему-то кажется, что вам оно должно понравиться.
— Что за место? — спросил Клим, на всякий случай покрепче прижимая к себе кейс с долларами.
— Инкерманский Свято-Климентовский монастырь — может, слышали? Чудное место, — еще раз повторил водитель, разворачивая машину, — непростое — по энергетике и святости очень сильное, да и сама история у него интересная.
— Кстати, мое имя — Климентий, — удивился такому необычному совпадению Клим. — Ну давай съездим, раз так. А что там за история?
Голову немного отпустило, так что теперь он мог без особого напряжения послушать таксиста, у которого, видно, аж язык чесался — так хотелось поговорить.
— Священномученик Климент — это первый христианин на территории современной Украины, — со знанием дела начал тот. — Папа Римский и ученик самого апостола Павла. В 98 году за активное распространение христианства был сослан римским императором и рьяным язычником Трояном на каторжные работы в крымский город Херсонес — на инкерманские каменоломни, куда мы сейчас и едем. Но и там не прекращал своей апостольской деятельности — люди принимали христианскую веру и сотнями крестились каждый день. Поэтому по приказу императора он был утоплен в 101 году. А в IX веке Херсонес посетили равноапостольные Кирилл и Мефодий. Они же и перенесли часть мощей Климента в Рим, а его святую главу впоследствии доставил в Киев князь Владимир и положил в Десятинной церкви.

А в IX веке Херсонес посетили равноапостольные Кирилл и Мефодий. Они же и перенесли часть мощей Климента в Рим, а его святую главу впоследствии доставил в Киев князь Владимир и положил в Десятинной церкви. Но частица мощей от честной главы священномученика до сих пор хранится на территории монастыря в пещерном храме его имени. В общем, это божественное место, поэтому прихожане рассказывают о различных чудесах исцеления тут, — подытожил водитель и спросил у Клима, настраивая старенькую магнитолу в машине: — Вы не против?
Из приемника зазвучала какая-то знакомая мелодия.
— Это Митяев, — объяснил водитель, усилив громкость, — прямо как по индивидуальному заказу! Я очень люблю его песни, особенно эту. Вот послушайте, какие умные слова: «Я приветствую в тебе Бога, повстречавшегося со мной».
— Действительно, хорошо, — согласился Клим, дослушав песню до конца.
— Кстати, в Непале вместо традиционного «добрый день» или «здравствуйте» люди встречают друг друга словами: «Я приветствую в тебе Бога!» — сказал таксист, опять приглушив звук приемника. — Ну как можно сделать кому-то плохо после такого обращения?! Наверняка в этой стране, где живут такие мудрые люди, царят добро и согласие. И как может быть иначе, если они ежедневно напоминают друг другу о том, что все они созданы по образу и подобию Творца!
— Абсолютно согласен, — ответил Клим и пристально посмотрел на разговорчивого таксиста.
Тот широко улыбнулся и перевел его внимание на дорогу:
— Вот смотрите, уже подъезжаем. Видите эту скалу? Согласно церковному преданию, отдельные крипты были вырублены в ней еще в первые века христианства, а в дальнейшем, благодаря трудам Климента и его учеников, в Крыму было построено еще около 75 храмов.
Клим вышел из такси и оглянулся вокруг. На фоне серого грозового неба и мелко моросящего дождя монастырь выглядел особенно величественно и завораживающе. Казалось, что огромная скала, похожая на застывшего колосса, уходит вдаль и сливается с горизонтом. Вокруг — ни звука, ни души. О цивилизации напоминали только железнодорожные пути, проходящие почти под самыми монастырскими стенами, небольшая церковная пристройка и слабый, чуть заметный дымок, вьющийся из крошечных окон келий, вырубленных в скале.
— Подождешь немного? — спросил Клим у водителя.
— Да хоть целую вечность! — улыбнулся тот, выключая двигатель.
Действительно, это было чудное место. Такого монастыря Клим еще никогда не видел — казалось, что сама природа охраняет былую историю в своих крепких каменных объятиях. Пройдя низенькую арку, он попал на маленький, как пятачок, монастырский дворик и через массивную металлическую дверь вошел в огромную скалу, в которой была вырублена действующая церковь монастыря. Поднявшись по крутым каменным ступенькам, он задержался возле глубокой ниши, закрытой стеклом, на котором было крупно выведено: «Мы были такими, как вы, вы станете такими, как мы». Получше присмотревшись, он различил в черном провале белые человеческие черепа, аккуратно расставленные в несколько рядов. От увиденного мороз пробежал по телу — вот так давно почившие монахи решили напомнить ныне живущим о том, что все проходит…
Клим неторопливо прошелся по всем трем залам пещерного храма. Под низкими каменными сводами ровно горели свечи, освещая в полумраке лики святых на старинных иконах. Даже не верилось, что все это поддерживается силами небольшой горстки монахов.
Он тоже поставил свечи, помолился и приложился к останкам мощей священномученика Климента.
— Просите искренне — и будет вам дано! — раздался тихий голос, тут же разнесшийся эхом под каменными сводами.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54