Перекресток

И это успокаивало. А идея, предложенная им, превзошла все его предшествующие инновации.
— Все гениальное просто! — изрек Ольшанский. — Сейчас началась повальная приватизация, на которой мы и сыграем. А играть будем по-крупному: на государственных объектах. Не забывай, что я теперь имею доступ к нужной информации, поэтому можешь считать, что ты уже выиграл многие тендеры по приватизации различных госпомещений!
Климу ничего не оставалось, как поверить другу на слово, тем более что, уходя на государственную службу, Ольшанскому пришлось оставить свою долю бизнеса в их общем деле и переоформить все документы на Клима, сделав его стопроцентным собственником компании. Клим было заикнулся о подписании каких-либо бумаг, на что Семен со свойственной ему легкостью сказал:
— Мы же с тобой не один пуд соли вместе съели — какие могут быть бумаги? Мне вполне достаточно слова друга, ведь я тебе доверяю как самому себе!
Данный вариант Клима вполне устраивал, тем более ему удалось убедить товарища вкладывать в бизнес все заработанные деньги. Семен, которому был не чужд дух транжирства, немного посопротивлялся, но затем все же согласился с предложением умерить свой пыл на несколько лет, чтобы потом ни в чем себе не отказывать.
Ольшанский щедро подкидывал партнеру всевозможные объекты и помогал их проводить по всем необходимым процедурам. Результаты превзошли самые смелые ожидания Клима. «Виктория» переехала в новый просторный офис, «Астра» существенно расширила свой штат, а сами они купили себе по долгожданной квартире в центре города.
Бизнес в стране напоминал крутые американские горки: то круто вверх, то резко — вниз. Но благо прозорливость Семы выручала каждый раз, когда возникали очередные непредвиденные сложности.
Со временем объекты для приватизации начали таять буквально на глазах, а разница между приватизационной и рыночной стоимостью становилась такой незначительной, что нужно было немедленно выйти на другой уровень, чтобы не нарушить налаженную работу их расширившейся компании. На этот раз Двигатель размышлял дольше обычного… Отложив приватизацию, их компания замахнулась на самостоятельное строительство объектов. Это была афера века, как любил говорить Клим, но зато какая! Пронырливый Семен Маркович, прочно закрепившийся в чиновничьих кругах, активно ходатайствовал о выделении ООО «Виктория» земельных участков под строительство объектов — так со стандартных жилых домов началась для их «Астры» «большая стройка», а для их бизнеса — новые высоты, которые за три года вознесли к реальным миллионам.
Клим привык жить на широкую ногу. Кто сказал, что деньги портят человека?! Напротив, они щедро предоставили ему пропуск к СВОБОДЕ. Теперь он легко и просто мог купить все и вся: женщин, машины, связи, признание и престиж, причем не напрягая себя излишними вопросами «удобно — неудобно». Очень быстро освоив негласный закон джунглей: «Если не ты — то тебя», он стал одним из самых молодых и перспективных предпринимателей столицы, отдав этому почетному званию все свои умения, знания и… душу.
Но вот страну в очередной раз затрясло от политических перемен, и Клим почувствовал это одним из первых. В течение целого года Семен не смог подбросить ни одного нового заказа, и «Виктория» проиграла тендер на строительство крупного спортивного комплекса.
— Какое мне дело, что в твоей верхушке меняется команда? — орал Клим в телефонную трубку. — У меня уже все было на мази, а теперь я потерял огромные бабки. Кто их компенсирует? Ты?!
Это был их первый конфликт, и Клим решил трезво посмотреть на вещи и признать тот факт, что Двигатель утратил свое былое влияние, а это только начало…
Тогда он предложил Семену сделать паузу в их сотрудничестве «до лучших времен», хотя все для себя уже решил: он вырос из старых штанишек и способен действовать самостоятельно, благо репутация компании уже работала на него.

Около трех месяцев он умышленно избегал контактов с бывшим партнером, не выходя на связь и не отвечая на его телефонные звонки, тем более что, как он слышал, сейчас Ольшанскому было не до него: к власти пришла новая команда, и Сема лез из кожи вон, чтобы удержаться на плаву.
…- Проще попасть на прием к президенту страны, чем к тебе, — съязвил Семен, входя к нему в кабинет. — Пока пробьешься через все кордоны твоей охраны… Но зато сразу видно, что у нас все в порядке!
— Не у нас, а у меня, Сема, — отрезвил его Клим, по-хозяйски указав на стул.
— Видно, я что-то пропустил? — попытался пошутить Ольшанский.
— Я знаю, зачем ты пришел, — холодно произнес Клим, соблюдая дистанцию. — Разведка донесла, что тебя уволили. А у меня свободных серьезных денег нет — все крутится, как ты понимаешь, в бизнесе, хотя кое-какие дивиденды из «копилки» я смогу для тебя найти…
— Строишь из себя добродетеля? — Семен ошарашенно вытаращил глаза на протянутый ему бумажный конверт. — Какая копилка, Клим? Мы же с тобой партнеры! Да, меня выперли из горсовета, но это же ничего не меняет. Зато теперь у меня будет больше времени, чтобы вместе с тобой развивать наше дело.
— Это дело уже давно стало МОИМ, — отрезал Клим, — еще с тех пор, как ты прошарил все государственные заказы. Времена изменились, Сема, и мы вместе с ними. Чего ты носом крутишь? Скажи спасибо, что я решил гонорар выплатить — он тебе сейчас, как понимаю, очень кстати!
— Ну ты и шкура! — взорвался Сема. — Внештатным менеджером меня решил сделать?! А как же наш договор?
— Какой договор? — ухмыльнулся Клим. — Разве мы что-то с тобой подписывали, Ольшанский? Или тебе мало твоих процентов? А кто здесь вкалывал денно и нощно и между двумя фирмами разрывался на части, пока ты на чиновничьем кресле штаны протирал? Бери — и не выпендривайся!
— Я-то возьму, хотя это — сотая доля того, что мне причитается. Жаль, Клим… Не денег жаль, а того, что ты такой сволочью оказался. Но ничего — твое же к тебе и вернется, вот увидишь! — Семен на прощание сплюнул в его сторону.
Истолковав по-своему эти слова, Клим решил перестраховаться и навсегда поставить жирную точку в их отношениях. На следующий день бригада «товарищей» была отправлена по месту жительства Ольшанского и передала ему от Клима «большой привет».
Довольно скоро после «предупреждения» Семен с женой уехал за границу. Больше Клим о нем ничего не слышал. И от этого ему было спокойно: с глаз долой — из головы вон. Но спустя годы Сема, как скрытое угрызение совести, стал периодически выныривать в памяти, а вслед за этим — приступы головной боли…
…Маленькое кафе растворилось, как мираж, а Клим стоял на пустынном морском берегу, ощущая во рту слабый привкус горьковатого пива.
— Не смотри на меня так! — сказал он, поймав укоризненный взгляд подошедшего к нему Ангела. — Да, я тогда так решил, потому что ситуация резко изменилась.
— Я не спрашиваю, в каком месте она изменилась, — хладнокровно произнес Ангел, и у Клима неприятно кольнуло в области сердца. — Меня интересует другое — ты считаешь, что поступил правильно?
— Справедливо, — вызывающе ответил Клим, стараясь не смотреть в глаза Хранителя, которые приобрели темно-зеленый оттенок. — Ты, Гел, конечно, мастер в духовных делах, но в реальности все обстоит гораздо сложнее и приземленнее. Есть некие правила большого бизнеса… Впрочем, тебе этого не понять.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54