Перекресток

— Ты так много говоришь о правилах, — подметил Клим, — но чем же правила в бизнесе отличаются от основных — ну, тех, о которых ты мне уже когда-то рассказывал?
— Да ничем! — улыбнулся Ангел. — Абсолютно во всех вещах действует одно и то же ключевое правило: ОТНОСИСЬ К ЛЮДЯМ ТАК, КАК ТЫ ХОЧЕШЬ, ЧТОБЫ ОНИ ОТНОСИЛИСЬ К ТЕБЕ; ПОВЕРЬ В СИСТЕМУ И В САМОГО СЕБЯ, СОЗДАННОГО ПО ОБРАЗУ И ПОДОБИЮ СОЗДАТЕЛЯ. Даже когда ваша ООН летом 2011 года примет резолюцию о Счастье, еще долгие годы человечество будет пытаться понять СМЫСЛ новой экономики и энергии денег.
Несколько минут они молча сидели на теплых камнях, выглядывающих из воды, как спины диковинных динозавров, погруженных в морскую пучину. Над Местом Покоя стояла тишина, изредка нарушаемая криком белокрылых чаек и шорохом волн, разбивающихся о скалистые утесы.
— Гел, так я пошел? — тихонько спросил Клим у Ангела.
— А ты знаешь, куда идти?
Он кивнул и медленно побрел по берегу, разгребая босыми ногами мелкие разноцветые камешки. Берег был по-прежнему пустынным, но Клим четко знал, что где-то там, за дальним поворотом прибрежной косы, его ждет дверь, в которую он должен войти…
…Он долго звонил, пока дверь наконец не открыли. На пороге стояла Лиля — с покрасневшими глазами и осунувшимся лицом.
— Ну как, подрастаем? — как можно веселее спросил Клим, глядя на ее заметно округлившийся живот.
— Клим! — обрадовалась жена Семена, пропуская его в квартиру. — Ну, наконец-то! А то Семка совсем расклеился после этого проклятого сокращения. Никого ни видеть, ни слышать не хочет, а тут еще вбил себе в голову, что и ты решил его кинуть! Какая глупость, правда? — с надеждой в голосе спросила Лиля, проводя его в кабинет мужа.
Судя по недельной щетине Семы, застоявшемуся воздуху и батарее пивных бутылок на полу, тот действительно всерьез потерял контакт с внешним миром.
— Какими судьбами? — удивился Ольшанский, дыхнув на Клима тяжелым перегаром.
— Извини, друг, раньше приехать не мог, а по мобильному ну что с тобой говорить? Это не телефонный разговор, — сказал Клим, открывая форточку. — Сколько времени тебе надо на реабилитацию — день, два, три? Хотя лично я буду очень рад, если буквально завтра увижу тебя на работе.
— Ты что, нанять меня решил? — скривился Сема.
Клим почувствовал, как нелегко приходится Двигателю справляться с ущемленными амбициями.
— Нанять? — он в свою очередь сыграл удивление. — «Виктория» — такая же твоя фирма, как и моя, просто, пока ты там в чиновника игрался, ты об этом слегка подзабыл. Но ничего, я тебе напоминаю, что там твоя доля — пятьдесят процентов, а это уже обязывает… Так что давай, с вещами на выход!
— Пятьдесят? — моментально протрезвел Ольшанский. — Разве мы с тобой что-то подписывали?
— Вот сейчас самое время все правильно оформить! И не смотри на меня, как Фома Неверующий, — улыбнулся Клим. — Неужели тебе мало СЛОВА, которое дал офицер офицеру?
Семен поднял на него глаза. Климу стало не по себе. Он увидел в них слезы…
…Секундный провал — и все те же глаза друга, только на этот раз искрящиеся веселым задором и характерной Семкиной энергией. «Как быстро пролетело время! — промелькнуло в голове у Клима. — Сколько же лет прошло с тех пор, как мы опять работаем вместе? Три? Четыре?»
— Хэппи бездей! — пропел Ольшанский на смешном английском и вручил ему картонную папку, перевязанную крупным синим бантом.

— Что это? — рассмеялся Клим, принимая необычный презент.
— Это мой тебе подарок на день рождения, — хитро улыбнулся Сема.
— Я понял. А что в середине? — Клим уже боролся с добротно завязанным, по-видимому, маленькой Семиной дочкой бантиком.
— Там… Ты даже представить себе не можешь, что там! — радостно прогудел Сема. — Как говорил Остап Бендер, в этой папке — море, пальмы, девочки и белый теплоход!
— Что-то на девочек это не совсем смахивает, — произнес Клим, разглядывая разноцветные чертежи. — А вот на проект теплохода — может быть…
— Ты, как всегда, прав, мой умный друг! Да, это проект корабля твоей МЕЧТЫ! Прошу любить и жаловать — все разработано, просчитано и продумано до мелочей профессионалами высочайшего класса. Кстати, Клим, тут и территория под строительство имеется в придачу. Я, прежде чем тогда уйти с государственной службы, успел припасти кое-какую земельку, ну так, на всякий случай, авось пригодится. Вот и пригодилось! — расплылся в улыбке Сема.
— Двигатель, не может быть! — воскликнул Клим, пересматривая чертежи. — Ты имеешь в виду…
— Вот именно! — подмигнул Сема. — Я хоть и старый, но память у меня хорошая. Я все помню — и про твой дневник, и про твою идею-фикс, ставшую голубой мечтой. Так почему бы и нет? Я тут немного помозговал — идея отличная, а у меня, как ты знаешь, обязательно найдется в закромах сто тридцать три варианта для ее реализации! Так что давай, дерзай и готовь свой Институт. Кстати, как его?..
— Я еще не решил, — ответил Клим, пытаясь прийти в себя от неожиданной радости.
— Ну, что-нибудь придумаем, — по-деловому заверил его друг. — Главное, что ты СЧАСТЛИВ, или я ошибаюсь?..
…- Или я ошибаюсь? — в унисон подхватил Ангел, приветствуя Клима на берегу. — У тебя такая довольная физиономия, как будто бы ты эндорфинов объелся!
— Ф-ф-у-х, — выдохнул Клим, освежая разгоряченное лицо прохладной морской водой. — Я уже окончательно запутался, в каком мире живу… Все так реально и так ощутимо…
— Здесь нет никакой мистики, мой дорогой друг! — заверил Хранитель. — Ты живешь в СВОЕМ мире, а значит, все, что ты чувствуешь, — это и есть твоя реальность. Ну что, конвертация прошла успешно? — лукаво спросил он, явно обрадованный трансформацией на Перекрестке.
— Конвертация чего? — Клим не переставал удивляться неожиданным речевым оборотам Ангела.
— ДОБРА, — коротко ответил Хранитель и, уловив замешательство Клима, стал терпеливо объяснять: — Как ты уже понял, добро — это действия и поступки по Правилам и наглядная демонстрация того, что ты действительно исполняешь Инструкцию и веришь в Систему. Мир изначально создан очень по-доброму, Клим, и его Система базируется исключительно на фундаменте Добра. А добрыми делами ты гармонизируешь жизненное пространство.
— Тогда откуда появилось зло — вечный антипод?
— Это очень просто. Все сделано так, чтобы у людей был ВЫБОР. И только в ВЫБОРЕ тех или иных поступков проверяется душа каждого человека на предмет накопленного информационно-энергетического состояния, которое соответствует Инструкции. И как показывает история, ВЫБОР правильных (то есть совершенных по правилам Инструкции) и неправильных решений не заканчивается никогда. «Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе, а злой человек из злого сокровища выносит злое». И сегодня ты сделал еще один свой ВЫБОР, — закончил Ангел.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54