Перекресток

Странно! Он никогда не находил, да и не пытался найти общего языка с детьми. Они ему казались шумными и назойливыми существами с другой планеты, создающими хаотичное броуновское движение и вносящими смуту в размеренную жизнь. А тут перед ним стояло одно из этих непонятных существ и вызывало самые положительные эмоции — он даже ощутил желание прикоснуться к ее маленькой ручонке, чтобы почувствовать детские тепло и нежность.
— Не грусти, у тебя все впереди! — по-взрослому подытожила девчушка, прижав к себе мяч.
— А вот ты почему одна здесь гуляешь? У тебя что, урок природоведения? — попытался пошутить Клим, вдруг реально осознав странность появления девочки в безлюдном месте.
— А я не одна! — ответила малышка. — Меня мама ждет!
— Где? — Клим машинально оглянулся по сторонам, но, кроме прогуливающихся вдалеке старушек с собачками, никого не увидел.
— Мама там, на перекрестке! — Девчушка махнула рукой куда-то в глубину парка, где старые деревья плотно сходились ветвями и, казалось, суживались в одно целое.
Перекресток! Это слово в последнее время оказывало на Клима буквально магическое воздействие.
— На каком перекрестке? — он даже чуть привстал, чтобы разглядеть за густыми деревьями намек на дорогу. — Там же тупик!
— Да нет, там перекресток! Просто ты его раньше не видел! — девчушка махнула на прощание рукой и, на ходу подбрасывая мяч, вприпрыжку побежала в сторону заброшенной части парка, где, по ее версии, пересекалось несколько аллей.
— Люба! Любаша! — звонкий женский голос действительно прозвучал оттуда.
— Мамуля, я уже иду! — откликнулась девочка и побежала быстрее.
Маленькая сценка из простой человеческой жизни так внезапно ворвалась в жизнь Клима, что ему вдруг захотелось досмотреть ее до конца. Просто так. Из любопытства. От нечего делать. Подсмотреть чужую жизнь, где есть то, что он никогда уже не испытает. Оттого, что малышка такая милая, что глаза у нее — синие-пресиние… Даже просто по-мужски стало любопытно поглядеть, как выглядит ее мамаша, оставившая ребенка одного почти в пустынном парке…
Клим сунул газету под мышку и ускорил шаг вслед за девочкой, оправдывая себя тем, что он и так собирался уже уходить.
Стройная фигурка в элегантном светлом плаще впереди… И вот он уже видит, как Любаша повисла на руках у мамы и что-то ей восторженно щебечет. А мама радостно смеется…
Поправив съехавшую на лоб шапочку ребенка и спрятав выбившуюся непослушную светлую прядь, женщина подняла голову и бросила скользящий мимолетный взгляд на Клима. Это была всего одна секунда, но ее оказалось достаточно!
— Надя… Надежда! — прошептал Клим пересохшими губами.
От неожиданности его как током прошибло и пригвоздило к месту. Он зачарованно смотрел, как мама и дочка, держась за руки и оживленно болтая, уходили в глубину аллеи.
— На-дя! — наконец отчаянно крикнул Клим, не в силах по-прежнему сделать хоть шаг. Женщина уже явно не могла ничего услышать, но она будто случайно повернула голову в его сторону. Ему даже показалось — или привиделось? — что чуть заметно улыбнулась.
Ступор прошел, когда две фигурки скрылись за поворотом.
«Я не сошел с ума! — у Клима стучало в висках. — Это она! Сомнений быть не может… Ее музыкальный голос… Золото ее волос… И удивительные глаза, которые просто невозможно не узнать! Когда она смотрит пусть даже вскользь и невзначай — все равно словно погружаешься с головой в бесконечное пространство поднебесья…»
Он понесся по аллее.

За поворотом начиналась прямая, как стрела, дорога. Но она была пуста. «Не успел!..»
Клим отрешенно смотрел, как внезапно налетевший ветер играл осенней листвой. Потом неожиданно пошел снег. Впрочем, почему неожиданно?! Клим отогнал от лица несколько прохладных хлопьев, знаменующих скорую зиму. Одна из снежинок, очень напоминающая легкое белое перышко, плавно опустилась возле его ног…
«Ну и что бы я ей сказал? — Клим пытался дышать спокойно, идя назад по дороге. — Здравствуй, Надя, как живешь?.. И так видно, что хорошо. Дочь — умница и прелесть, сама стала еще краше… А я? Наверняка эту страницу своей биографии она уже давно за ненадобностью вычеркнула из памяти…»
Гармония была резко нарушена. Вот так, одним ударом красно-синего мячика из чужой рождественской сказки…
…Таким же ясным, наивным и распахнутым взглядом, как у ее Любаши, она смотрела на него почти десять лет назад, когда он, небрежно пуская сигаретный дым, старался говорить спокойно и уверенно:
— Кто из нас медик? Ты! Вот и придумай что-нибудь! Ну есть же какие-то травки, которые можно попить!
Синие глаза Надежды затянуло серой дымкой боли, а она сама сжалась, как от резкого удара. Стало как-то не по себе. Неуютно, что ли…
Но в ту минуту ОН оказался сильнее его — холодный СТРАХ, который металлическими тисками сжал мозг.
«Только этого сейчас не хватало! Конец всему, что только начинается, — планам, карьере, свободе, в конце концов!» — он представил картинки возможного «светлого» будущего: бессонные ночи, вечный детский плач, вечно уставшая жена (жена?! Об этом вообще речи не шло!), вечерние спешки домой с обязательным «забегом» в магазины…
— Я люблю тебя, малыш, — он попытался придать голосу мягкие нотки. — Но ты же умная девочка! Ты должна понимать, что мы с тобой еще не готовы к такому «счастью»!
Видно, слово «счастье» было пропитано такой нескрываемой иронией, что Надежда вздрогнула, точно от внезапной пощечины. Она молчала и продолжала смотреть на него, в глазах блестели слезинки. Лучше бы громкая истерика, упреки — взрыв эмоций!
— Я оплачу лучших врачей, найду лучшую клинику! Надь… — он неловко попытался ее приобнять за дрожащие плечи. — А потом мы уедем. Куда ты хочешь! Помнишь, где тебе больше всего понравилось? — Клим чувствовал, как его начинает тошнить от собственной фальши.
…- Мне отказали… Вот, возьми обратно, — Надя положила на стол скомканные денежные купюры. — Сказали, что большой срок и очень большой риск с моими показаниями…
— Ну конечно! — взорвался Клим. — Хотят больше денег? Не вопрос! Не ты первая — не ты последняя! В конце концов, эта беременность в твои планы тоже не входила!
— Я люблю тебя… — «не в тему» прошептала Надя и впервые громко разрыдалась, по-детски закрыв лицо руками.
Что было потом? Это оказалось практически стертым предусмотрительной памятью. Волна страха и злости буквально накрыла его с головой, а что именно он говорил и выкрикивал, пытаясь прервать ее неожиданную истерику, было как в тумане…
— Надя, ты куда на ночь глядя? — Он очнулся только тогда, когда увидел, как она открывает входную дверь.
— А это уже мои проблемы, — непривычно спокойно отрезала Надя и тихо закрыла за собой дверь.
— Ну и… с тобой! — Он яростно швырнул в дверь невостребованный букет цветов.
Через пару-тройку дней, придя в себя после хмельного разгрузочного марафона, Клим уверенно набрал ее номер.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54