Солдатская дорога домой

Солдатская дорога домой

Автор: Аскольд Шейкин

Жанр: Фантастика

Год: Год издания не указан.

,

Аскольд Шейкин. Солдатская дорога домой

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПОД СЕНЬЮ ЮПИТЕРА И ЗЕМЛИ

…При посещении небесных тел применение любых методик и аппаратуры не

обесценивает важности непосредственного впечатления. Как правило, лишь

после личного осмотра космонавт выносит окончательное суждение. Поступать

всегда только так — вопрос чести.

п.9 Космического Устава 2014 года.

1. ВМЕСТО ВСТУПЛЕНИЯ

Когда крест на диске гравитационного компаса стал симметричным, Радин

остановился. Он опустился на колени, слегка вдавил коробку компаса в

пористую почву астероида и, поднявшись с колен, огляделся. Частокол

каменных пиков окружал котловину. Красноватые пятна освещенных солнцем

скал причудливыми зубцами чередовались с такими глубокими тенями, будто

там были провалы… Как все это знакомо! Четырнадцатый космический рейс!..

Радин снял со спины излучатель и, опершись на него, стал глядеть поверх

скал в черное небо, усеянное блестками звезд. Двигатели ракетного пояса

сами собой изменили режим работы. Голубоватое низоновое пламя угомонилось

и теперь едва достигало плеч.

В наушниках послышался голос Тополя:

— Где ты, Рад?

— Я уже на месте третьей шахты.

— Ты начал проходку?

— Пока еще нет. Центр не закончил контроля. Но это дело пяти минут! А

как у тебя?

— Прохожу последние метры. Шахта очень удачная! Вот только на Юпитер

все еще не могу спокойно смотреть. Я же впервые так близко к нему.

— А ты не смотри.

— Не получается, как ни стараюсь. Едва оглянешься — он снова над

головой!

— Думай тогда, что Юпитер уже миллиарды лет остается таким! В его

атмосфере все процессы давным-давно пришли в равновесие! Для юпитерянского

неба это то же самое, что для нашего, земного, — безмятежная синь!

— Знаю, Рад, знаю, — голос Тополя стал заглушаться шорохом. — Все, —

торопливо закончил он. — У меня — все. У меня восход… И я уже очень

соскучился по тебе!

Радиофон автоматически выключился. Радин перевел глаза на скалы. Солнце

ушло. Но темнота не наступила: рассеивая мрак пепельными сумерками, над

горизонтом медленно поднимался гигантский — в полнеба! —

туманно-полосчатый шар Юпитера.

Это было удивительное зрелище. По поверхности Юпитера параллельными

потоками двигались серые и бело-голубоватые пояса. У экватора — быстрей, у

полюсов — медленней. Казалось, вот-вот они закрутятся до отказа, и

тогда…

Радин тряхнул головой, отгоняя вдруг овладевшее им тревожное ожидание

грозящей катастрофы. Бедняга Вил! Смотреть на Юпитер вблизи и в десятый

раз не легче, чем в первый!

Сквозь одну из белых полос проступало багровое пятно. Сумерки приобрели

красноватый оттенок. Негромко затрещал дозиметр: «Повышенная радиация!»

Радин продолжал спокойно стоять. Он знал: информатор корабля, конечно,

тоже получил известие о повышенной радиации и уже включил над скафандром

магнитную защиту.

Пять минут прошло. Отцепив от пояса щуп ультразвуковой связи, Радин

вогнал его конец в почву, подбородком нажал клавишу вызова.

— Сообщите суммарный анализ, — приказал он.

Свистяще-высокий голос информатора ответил тремя десятками цифр. Цифры

не содержали ничего неожиданного.

«Соскучился, — повторил Радин про себя и рассмеялся. — Чудак! Разве по

мне ты соскучился? Ты просто привык, все время видеть меня рядом с собой!

А вот я-то, пожалуй, действительно привязался к тебе сильнее, чем к

сыну…»

Они познакомились полтора года назад. Радин уже тогда был одним из

самых известных космонавтов Земли. А жизнь известного космонавта (такова

диалектика славы) — это режим, тренировки, подготовка к новым полетам,

обсуждение результатов, полученных в старых… Каждый час на счету! С

трудом удалось выкроить день, чтобы слетать в один из геофизических

отрядов Академии наук СССР. В этом отряде занимались предсказанием

землетрясений, с воздуха наблюдая признаки их приближения. Такой метод мог

представить интерес в космических экспедициях. Если только, конечно, он

был не слишком трудоемок и достаточно точен.

Во владивостокском аэропорту Радина встретил высокий худощавый молодой

человек в сером форменном костюме и фуражке летчика гражданской авиации —

главный геофизик отряда Вил Сергеевич Тополь. Прочитав предписание,

протянутое Радиным, он улыбнулся, слегка развел руки.

— Когда мы сможем вылететь? — спросил Радин, оценивающе глядя на своего

нового знакомого и стараясь определить, что таится за этим: растерянность

при встрече со знаменитостью или сдержанность. — И сделаем так, —

продолжал Радин, — все объяснения потом. Прежде я хотел бы взглянуть, как

практически проходит работа.

— Идемте, — ответил Тополь, улыбаясь еще приветливей. — Самолет уже на

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41