Команда ТелеVIP

Владимир поздоровался с присутствующими и остолбенел: перед ним стоял Григорий. Осунувшийся и неуловимо изменившийся с момента их последней мимоходной встречи, но живой и вроде бы здоровый.

— Ты жив! — воскликнул следователь.

— Конечно, жив, — неправильно понял возглас следователя Григорий. — А вы что-то имеете против? — он нахмурился и шагнул к следователю, но пригляделся, и на его лице появилась недоверчиво-дружеская улыбка. — Владимир Федорович, это вы?! Что вы здесь делаете?

— Хороший вопрос, Григорий, — ответил следователь. — Пялюсь на тебя, что еще?

— Вы знакомы? — удивился Леснид, закрывая дверцы шкафа. Следователь успел заметить, что на перекладине висело несколько плащей. — И кто говорил, что мир огромен? Куда ни кинь — всюду родные или знакомые лица.

— В некотором роде, — ответил Григорий. — Это — Владимир Федорович, он работает в милиции и время от времени посещает мой подъезд по служебной необходимости.

— Сейчас я веду расследование о твоем исчезновении, — пояснил Владимир. — И он — следователь указал на Леснида, — является главным подозреваемым. Алкоголики из соседней квартиры рассказали, как он забрал тебя с собой.

— А они не сказали, кто украл деньги на ремонт люка? — поинтересовался Леснид. У него время от времени возникало желание набить морду мелкому жулику.

— Они сами и украли, — ответил следователь, — но обещали вернуть.

— За вознаграждение? — уточнил Леснид.

— Да вы прямо ясновидящий! — восхитился Владимир. Байкер начинал ему нравиться. — Я обменял прекращение дела о воровстве на свидетельские показания о похищении Григория.

— И теперь вы решили применить знаменитый метод лейтенанта Коломбо: задолбать меня частыми визитами? — уточнил Леснид. — Сожалею, но мои враги не позволят мне остаться в живых. Я обречен, и вам не удастся довести меня до белого каления.

Следователь пожал плечами: здесь он ничего не мог сделать и надеялся на то, что спецназовцы не посмеют взять особняк штурмом, пока он внутри.

— Они танки пригнали, — воскликнул человек в черном балахоне. — к'Ощей не обманул: к нашему шоу присоединились военные!

Говоривший повернулся лицом к Лесниду, и на Владимира уставились пустые глазницы. Следователь сглотнул

— Садитесь в кресло, Владимир, пока на пол не упали! — предложил Леснид. — И не бойтесь ее, ваше время уходить на тот свет еще не пришло.

Следователь на ватных ногах подошел к креслу и плюхнулся на мягкое сиденье, не отводя глаз от Горячки. Кресло жалобно скрипнуло.

— Теперь я готов поверить в любую бредятину, — хриплым голосом сказал он. — во взрывающиеся телевизоры и зеленых человечков.

— во взрывающиеся телевизоры и зеленых человечков. Скажите мне, что я брежу, и ничего этого не происходит.

— К сожалению, происходит. — Леснид сел в кресло напротив. — Привыкайте: скоро начнется такое, что мало не покажется никому. Я точно не могу сказать, что произойдет, но скучно не будет — это гарантировано моими врагами.

— Белочкариками? — переспросил Владимир. — Ведь вы так их назвали? Кто они?

— Гриша, расскажи следователю, что к чему, — попросил Леснид. — А я пока посмотрю, кто приехал на огонек.

Парень занял кресло, с которого он встал и приступил к истории, а Леснид подошел к окну и присвистнул: места в первом ряду занимали бойцы спецназа и Краповые Береты, а эти парни способны пройти даже сквозь стены — только дай приказ.

— Да уж… — прокомментировал он, — к'Ощей на меня крепко обиделся.

Командир беретов шагал рядом с начальником спецназовцев, и Леснид понял, как к'Ощею удалось переманить боевых профессионалов на свою сторону: руководство отрядов щеголяло в белых очках, а рядовые воины обязаны выполнять приказы командиров, их даже вербовать не обязательно.

Четыре танка нацелились на окна, и еще три мчались по дороге к особняку, безбожно ломая новый асфальт. Далеко-далеко среди кустов просматривались блестевшие в лучах солнца объективы фото- и видеокамер: кто-то в прямом эфире передавал сообщения с места событий.

Горячка включила жидко-кристаллический телевизор на стене и прошлась по каналам, пока не наткнулась на прямой эфир с места событий.

Сидевший в кустах журналист рассказывал о том, как спецслужбы окружили здание двойным кольцом и отправили на переговоры представителя местного отделения милиции.

— Вы у нас парламентер, оказывается, — объявил Леснид изумленному следователю.

— Вот черт… — воскликнул тот. — А мне опять не сообщили.

— Разумеется, — кивнул Леснид. — Вы для белочкариков — всего лишь очередная пешка. То, что вас свободно сюда пустили, означает, что каким-то образом они посчитали вас опасным и решили одним махом уничтожить всех нас. Признайтесь: вы не покупали телевизор в последнее время?

— Нет, не покупал, — ответил следователь. — Мне его подарили. Но я выбросил телевизор в окно, посчитав, что он взрывоопасен… для несведущих это прозвучит глупо, но после рассказа Григория понимаю, что оказался прав. И… я не понимаю: кто им позволит стрелять по дому, пока я здесь?

— Проблема в том, Владимир, что вы не сможете выйти отсюда, — пояснил Леснид. Следователь напрягся и посмотрел на собеседника пронзительным взглядом.

— Почему?

— Вы знаете, что я никого не убивал, но ваши показания будут противоречить показаниям белочкариков. Выйдете вы отсюда или нет — вас в любом случае убьют. Подстроят так, будто мы выстрелили вам в спину, и это даст им повод открыть по зданию массированный огонь.

— А если не выйду?

— Тогда они скажут, что я убил вас, и потребуют немедленной расправы, пока я не убил кого-нибудь еще. У моего врага сообразительные помощники.

— Так что, мы обречены?

— Именно! — поддакнул Леснид. — Максимум полчаса, и здание изрешетят.

— Вот черт!!! — рявкнул Владимир.

— Поэтому я предлагаю присоединиться к моей маленькой группе.

— А что это даст? — удивился следователь.

— Мне осталось жить минимум времени, к чему эти союзы?

— Идем, я покажу, — вместо ответа сказал Леснид и направился к выходу из кабинета. Все последовали за ним. — Горячка, а тебя я попрошу остаться.

— Вообще-то, я — не Штирлиц, — заметила Горячка.

— Да и я как-то не Мюллер, — отпарировал Леснид. — Подожди здесь, ты скоро мне понадобишься. Идем, господа! — повторил он и проворно сбежал по ступенькам в подвал.

Они остановились напротив железной двери с кодовым замком.

— Как я уже говорил, — напомнил Леснид, — посмертная жизнь существует, и когда я открою дверь, мы окажемся в том самом тоннеле, в конце которого виден свет.

Сердце Владимира учащенно забилось. Он лихорадочно раздумывал: что же находится по сторону двери, не стоит ли покинуть мрачное подполье, пока не стало поздно? Следователь медленно попятился, и внезапно понял, что делает это далеко не один: почему-то испугались все.

Леснид провернул кодовую комбинацию на замке и потянул дверь. Она медленно отъехала в сторону, и присутствующим открылся коридор, уходящий в непроглядную тьму. Леснид обернулся и озадаченно нахмурился.

— Странно… мне казалось, что вы стояли на три шага ближе… — пробормотал он. — Ладно, неважно. Это — подземный тоннель длинной двадцать четыре километра. Идти долго, зато на выходе вас ждет новая жизнь.

— Тьфу ты, — облегченно выдохнул Григорий. — Так ты в этом смысле…

— М? — удивился Леснид. — А вы что подумали?

— Ну, э-э-э… — Григорий замялся, поднял глаза вверх и изобразил ладонями крылья ангела. Леснид поморгал, соображая, что означает эта пантомима.

— Ну, парни, вы даете! — усмехнулся он. — С вами точно не соскучишься… зачем мне вас убивать?

— Чтобы врагам не досталось, — предположил Владимир. — Как и фонтан.

— Не тот случай, мужики. — ответил Леснид. — Значит, так: через сто метров вы увидите на стене ящик с красной кнопкой и надписью «нажми». Выполните команду — и через минуту оставшийся позади тоннель завалит камнями. — Леснид пошарил в карманах и протянул связку ключей и запечатанный конверт. — Выход из тоннеля изнутри закрыт на амбарный замок. Там же стоит подержанная «Волга», на ней вы покинете город. В конверте деньги и карта, по которой вы найдете мой дом. Он стоит в лесу, и вас никто не побеспокоит. В доме — три миллиона рублей, можете поделить их между собой. А потом — смотрите новости и действуйте по обстоятельствам.

Григорий положил конверт во внутренний нагрудный карман. Максим хмуро заметил:

— Леснид, а почему «Волгу» поставили там, а не здесь?

— И как бы я ее сюда поставил? — возразил Леснид. — Проехался бы по ней по ступенькам и боком втащил в тоннель?

— Ну… — Максим растерялся, — извини, не подумал… по ступенькам на «Волге» не проехать… Эй! Хорош хохмить! Ты же мог приехать на ней с того конца тоннеля!

Вместо ответа Леснид нажал на выключатель, и в тоннеле зажглись лампы дневного света. То, что в темноте казалось просторными и необъятным, в реальности являлось высоким и узким.

— Еще вопросы есть? — улыбнулся он.

— А ты почему с нами не пойдешь?

— Я еще не закончил разговор с белочкариками. Не переживайте, мы с Горячкой им такого жару зададим — до самой смерти икаться будет.

Не переживайте, мы с Горячкой им такого жару зададим — до самой смерти икаться будет. Вперед, парни, у вас мало времени!

Когда друзья скрылись за первым изгибом тоннеля, Леснид закрыл двери и зашагал наверх. Наступило время для финального номера.

Глава 7. Финал

Когда Леснид вернулся в кабинет, Горячка сидела за компьютером и с его помощью от нечего делать наводила пулеметы на спецназовцев. Те не уходили с выбранного места и, похоже, даже не волновались, полностью сосредоточившись на выполнении задания.

— Не станем продолжать комедию? — спросил Леснид.

— Хочешь первым открыть огонь? — удивилась Горячка. — На тебя не похоже.

— Ни в коем случае! — воскликнул Леснид. — Право первого хода в этот раз принадлежит к'Ощею. А тебе надо всего лишь превратить заднюю стену особняка в тринитротолуол. Пусть наша гибель будет эффектной, как в Голливуде.

Горячка помолчала.

— Скажи мне, Леснид, почему ты так быстро сдался?

— Чтобы сделать приятное врагу, — пояснил Леснид. — У него тоже должны быть приятные минуты — он столько лет мечтал о мести. А у меня в запасе есть несколько секретов, о которых никто не знает.

— Поделишься?

— Для тебя мои секреты бесполезны, — ответил Леснид. Он подошел к окну, наблюдая за действиями военных. Танков стало в три раза больше — как будто военные собрались брать штурмом город-крепость. — Они бы сюда еще и крейсер притащили! Время уходит… Горячка, превращай стену в динамит и выходи, тебе ни к чему здесь оставаться. Уверен, тебя не посмеют тронуть.

— Еще бы! — ухмыльнулась Горячка. — Попробуй тронь живую Смерть — моментально на том свете окажешься. Но ведь белочкарики знают обо мне.

— И что с того? Пока существуют алкоголики, тебя невозможно убить. Да и поймать тоже. Я прав?

— Угу. Поэтому я останусь здесь до конца — охота посмотреть на сражение изнутри.

— Как знаешь!

Поступил приказ взять особняк штурмом, но не успели спецназовцы перебраться через забор, как Леснид дал команду компьютеру, и пулеметы застрочили, расстреливая основание кирпичной кладки забора.

Здание тряхнуло — группа дошла до ящика с кнопкой и уничтожила часть тоннеля.

После этого спецназовцы отступили, зато танки выстроились в ряд и нацелились на окна.

— А теперь начинается самое интересное, — прокомментировал Леснид. — Ты превратила стены в динамит?

— Да. — Горячка вздохнула: ей было безумно жаль, что работа в паре с Леснидом закончилась так быстро. Тот навел пулеметы на танки, и пули десятками застучали по корпусам металлическим дождем.

А потом грянули выстрелы.

Как в замедленном кино, Леснид видел летевшие в сторону здания снаряды. Бронированное стекло оказалось слишком тонким для них и пошло трещинами. Снаряд влетел в кабинет и пролетел над головой Леснида. Вылетел в коридор, пробил дверь в соседний кабинет и вонзился в несущую стену с противоположной стороны здания.

Военные не успели опомниться, как здание задрожало и раздался взрыв. Взрывной волной выбило бронированные стекла, и облака огненными щупальцами протянулись над танками. В следующую секунду весь дом превратился в пыльно-огненное облако, и парк полностью лишился листвы.

Дом превратился в груду кирпичей, на землю посыпались мелкие и крупные обломки стройматериалов.

Тысячерублевское шоссе приказало долго жить.

Тысячерублевское шоссе приказало долго жить.

Что произошло дальше, многие говорили шепотом в узком кругу проверенных знакомых. Говорили, что когда пыль улеглась, на вершине бесформенной кучи появилась фигура с косой на плече. Фигура молча стояла и смотрела в небо. А когда ветром с нее сдуло капюшон, присутствовавшим открылся череп.

Постояв немного, фигура медленно повернулась в сторону потрепанного парка и величаво скрылась среди деревьев.

Ее на самом деле не посмели тронуть.

Глава 8. The show must go on

— Дались ему эти завалы! — вполголоса ругались рабочие. Нанявший их работодатель заставлял их заниматься непривычной работой: до сих пор бригада строила новые дома, а не разбирала остатки старых. Но он обещал сделать им постоянную прописку в Москве, а это стоило того, чтобы работать днем и ночью за сущие копейки. Они хотели работать в столице России, но работать нелегально в последнее время становилось все труднее и накладнее, и они ухватились за щедрое предложение, как за спасительную соломинку.

Наступившая тишина озадачила их. Рабочие увидели, что работают вдвоем, а остальные столпились вокруг чего-то и испуганно притихли.

— Эй, что там? — спросили рабочие, подходя к группе. Увиденное потрясло их: среди обломков кирпичей лежал придавленный и обгоревший труп человека, одетого в черную кожаную куртку. Порванный череп подмигивал им половинкой глаза, и от этого становилось жутко.

— Почему встали? — подбежал мастер. Увидев погибшего, переменился в лице и достал из кармана простенький, потрепанный временем сотовый телефон. — Мы нашли его!… Конечно, он мертв… Как, проверить?!… Слушаюсь!

Мастер присел на корточки и ткнул мертвеца пальцем.

— Эй, ты жив?

Рабочие возмущенно загалдели.

— Он мертв, — проговорил мастер, вытирая ладонь о брюки оказавшегося рядом рабочего. — Да, я его проверил, даже спросил…. Что?… Конечно, он ничего не сказал — он же мертвый!

Через час на дорогой машине приехал работодатель. Водитель в белых очках презрительно посмотрел на рабочих, а работодатель вышел из машины и, не боясь испачкать или порвать новенький костюм, вскарабкался к месту, где лежал погибший. Лично убедился в его смерти, довольно улыбнулся, прошептал несколько слов, которых никто не понял, и вернулся обратно.

— Поехали, — приказал он, и машина уехала, поднимая за собой клубы пыли.

Еще через час погибшего увезли в морг.

* * *

Поздним вечером сторож морга прошел мимо тележек с умершими. На сегодня их оказалось немного, зимой количество увеличивалось в несколько раз: кто-то замерзал, кто-то неудачно поскальзывался и падал, чтобы больше не подняться. Сегодняшний погибший был знаменит — именно он расстрелял немало людей в недавней заварушке.

Сторож огляделся по сторонам и подошел к тележке, на которой лежал погибший, укрытый черной тканью. Осторожно приподнял кусок ткани и посмотрел на труп. Зрелище вызывало дрожь.

— Добро пожаловать в наш тихий уголок, — с нервным смешком поздоровался сторож. — Познакомься с соседями — вам теперь на одном кладбище лежать, привыкай.

Он опустил ткань и ушел в каморку: скоро начинался футбольный матч.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39