Команда ТелеVIP

— Правда? — обрадовался продюсер. — Значит, я был прав, вам нужен именно он! Но почему и чем вас привлек этот город?

— Когда мы попадем в Красноярск, вы сами все увидите.

— Хотите устроить сюрприз? — переспросил продюсер. — Это значит, что вы не передумаете с нами общаться и в дальнейшем?

— Сюрприз… — Григорию показалось, что в голосе медиума проскользнули тоскливые нотки. Не ровен час, мертвецы собираются у места своей гибели в очередную годовщину? Тогда точно будет сюрприз — узнать, что Красноярск построен над развалинами погибшего в огне ядерного пожарища старинного города. — Нет, не передумаем, можете не волноваться.

— Скажите, а как вы узнали о Красноярске? — продолжил интервью продюсер. Григорий насторожился, ожидая услышать подтверждение собственной версии.

— Видите ли, в чем дело… Превратившись в призраков, некоторые из нас приобрели способность видеть будущее.

— Видите ли, в чем дело… Превратившись в призраков, некоторые из нас приобрели способность видеть будущее. Не особо далеко, но этого хватало, чтобы собрать нас в группы и отправиться в путешествие. Появился шанс на спасение, и предвидевшие будущее потратили десятки лет на то, чтобы собрать одиноко шатавшихся по свету призраков в караваны. Теперь мы идем к цели. Я сам не вижу будущего и не знаю, что там, впереди, но надеюсь, что вскоре Земля отпустит нас. И с запозданием на сорок с лишним веков мы попадем на небо!

— Сколько же вас всего?

— Три с половиной миллиона… — призрак замолчал, и мы увидели, что Алексей мелко задрожал. — Прошу меня простить, но медиуму больше нельзя находиться в трансе — это пагубно скажется на его здоровье, а нам еще завтра беседовать — вечером мы войдем в город.

— Великолепно, — обрадовался продюсер. — Мы войдем и снимем ваше появление на фоне заката. Это будут лучшие кадры для завершения первого фильма о ваших путешествиях! А на будущее — мне хотелось бы послушать ваши воспоминания о прошедших веках. Историки встанут в очередь за подтверждением и опровержением широко известных истин! Вы не против?

Призрак кивнул:

— Скоро вы многое узнаете о прошлом. Но на сегодня — всё. Я выбираюсь из медиума. Не трогайте его с полчаса, пусть придет в себя после сеанса. Встретимся завтра.

Алексей приподнялся и бессильно упал на спинку кресла, а продюсера напоследок обдало легких холодком.

Григорий выключил голокамеру и устало выдохнул.

В ту ночь они долго не могли заснуть, раздумывая над словами призрака. Истории о привидениях предстали в новом свете, и стало понятно, почему они злились и причиняли людям вред: обида за то, что другие могут попасть на тот свет, а они вынуждены скитаться по Земле.

Кинопленку отправили на проявку на следующее утро, а сама группа приехала на место, указанное призраком, и вместе с караваном двинулась в Красноярск.

Григорий снимал караван из разных точек и прикидывал, что из этих кадров получится отличный рекламный ролик или музыкальный клип — лучшей рекламы фильму не найти.

Солнце повисло в зените и пошло на спуск, когда впереди появились первые огни Красноярска. Машин становилось больше, второстепенных дорог тоже, и когда группа проехала мимо таблички с надписью «Добро пожаловать!», призрак заговорил.

Магнитофон записывал, Григорий снимал.

— Четыре тысячи лет назад здесь не было ни одного человека, — рассказывал через медиума призрак. — Район представлял собой девственный лес, и только редкие охотники и странники проходили по этим местам. Климат был совсем не такой, как сейчас. Видите эти деревья? Представьте, что вместо них растут папоротники и пальмы — это и будет картина того времени. Было намного теплее, и атмосфера не давила с нынешней силой. Города располагались восточнее, у самого океана.

— Атлантида была? — продюсер вспомнил о древнем мифе.

— Не знаю, — честно ответил призрак. — Ученые три тысячи лет спорили о ее существовании, но так и не пришли к определенным выводам… Говорят, она улетела — атланты создали космический корабль из собственного острова… Поверните камеру вон туда — там собрались сотни тысяч призраков.

— Куда? — Григорий вытянул голову, стараясь рассмотреть толпу, но потом вспомнил, что ничего не увидит.

— Восемь часов, — указал направление медиум.

— Но что вас сюда привело, если в прошлом здесь не было ничего интересного? — удивился Виктор.

Продюсер, собиравшийся задать этот же вопрос, пригрозил кулаком опередившему помощнику.

— Нас привело будущее, — пояснил призрак. — Посмотрите на солнце. Как красиво освещает оно вечерний город. У меня просто сердце разрывается, до чего здесь прекрасно!

Он повернул голову и прислушался.

— Мне говорят, что теперь можно раскрыть секрет, — в его голосе одновременно слышалась радость и грусть. — Наш провидец рассказал, что через две минуты случится то, ради чего мы шли. Наслаждайтесь вечером, господа!

— Снимай, снимай, — восторженный продюсер толкал Григория в плечо.

— Да снимаю я, — отгрызнулся тот. — А чего снимать-то?

— Закат снимай! Они ради него сюда собрались.

— Ты уверен? — удивился Виктор. — Обычный закат. Чем он поможет мертвецам окончательно умереть? Этих закатов больше миллиона прошло за четыре тысячи лет!

— Тарфер, — позвал продюсер. — Что сейчас будет?

Призрак не отвечал. Он вздохнул, посмотрел на стены домов, окрасившихся в оранжевый цвет заходящего солнца, и, наконец, произнес:

— Теперь вы все знаете, господа, и сумеете рассказать об этом остальным, — он снова вздохнул. — Я верю, что у вас все получится, как получится у нас. Мне очень жаль, что так вышло, но у нас не осталось иного выхода…

— Ты о чем? — продюсер почувствовали неладное.

— Мы выяснили, что существует единственный способ завершить наш переход. Клин вышибают клином, господа. И этот клин уже здесь.

Медиум указал на небо, и группа послушно подняла головы. В небе четко виднелась черная стрела ядерной ракеты.

У продюсера отвисла челюсть.

— Боже мой! — воскликнул он. — Почему никто не бьет тревогу?

— Системы Защиты не работают по всеми миру: наши постарались, — ответил призрак. — Вот почему мне приказали рассказать о нас. Чтобы вы знали, как завершить переход — ведь вы тоже застрянете на половине пути.

— Но за что нас, Тарфер? — разволновался продюсер. — Что мы вам сделали?

Спокойствие в голове призрака стало жутким.

— Вы постепенно уничтожаете ядерный запас, переходя на более мощные технологии в защите от космических метеоритов, и наши шансы на завершение перехода стремительно пошли на убыль. Мы устали ждать. Извините еще раз. Мы не знали, как направлять бомбы в необитаемые места, и запустили бомбы, как они и были наведены. Призраки завершат переход, а кто-то из вас займет наше место и обретет земное бессмертие, к которому стремился. А потом застрявшие призраки совершат то, что совершили мы.

— Никогда, — сквозь зубы сказал продюсер.

— В таком случае, есть еще один шанс, — медиум указал на солнце. — Дождитесь, пока оно станет Сверхновой, и тогда вы освободитесь. Всего пять миллиардов лет, господа, и вы станете свободными!

Над городом вырос ядерный гриб.

Мертвец радостно засмеялся, когда взрывная волна дошла до группы. И это было последним прижизненным воспоминанием Григория. А потом… потом он ощутил себя призраком.

«Мне не повезло со смертью и переходом в иной мир: мертвец знал, что я останусь, ему сообщили об этом заглянувшие в будущее. И теперь я хожу по планете и рассказываю эту историю встречным призракам. Они внимательно меня выслушивают, и каждый из них обязательно смотрит на солнце после финальной фразы.

Солнце, согревающее и дарующее жизнь. Замедленный пропуск в мир райской жизни.

Пять миллиардов лет.

Мы прожили всего два месяца. Два тяжелых и ужасающих месяца, время непрерывных кошмаров.

Это тяжело. Очень тяжело. Но сколько бы мне ни пришлось ждать, я знаю, что дождусь солнечного взрыва. Обязательно дождусь.

Потому что узнал, что призраки, уничтожившие собственную цивилизацию, а затем и нашу ради своего спасения, попали не туда, куда мечтали.

Убийц в светлые миры не пропускают».

Глава 3. Проблема звездного масштаба

Отыскать жилье Григория не составило Лесниду большого труда: крохотный ультрафиолетовый жучок, в свое время прикрепленный к костюму попутчика, исправно подавал сигналы, отзываясь на зов сканера.

Подлетев к двадцатипятиэтажному дому на личном двухместном самолете, Леснид пошел на посадку. Сканер уверенно показывал, что парень живет на верхнем этаже, и Леснид посадил самолет прямо на крышу, тем более, что на пути не оказалось преград: жильцы давно подключились к кабельному телевидению, потому что воришки постоянно прибирали к рукам уличные антенны. Могло статься, что антенны могли украсть люди, специально нанятые руководством кабельных студий — чтобы бизнес быстрее расширялся, — но Леснида это мало интересовало. Главное — удачно опуститься и взлететь.

На крыше находилось четыре будки — по количеству подъездов, и в каждой был закрытый с противоположной от Леснида стороны люк. Проблема оказалась легко решаемой: люк открылся — точнее говоря, сломался — буквально с полпинка. Леснид ловко спустился по железной лестнице на этаж и положил рядом с обломками две пятисотки — на починку люка или на что другое, в зависимости от того, кто первым наткнется на деньги — и направился к источнику сигнала. Нажал на кнопку звонка и услышал пронзительные соловьиные трели.

На этом продвижение застопорилось: к двери с той стороны никто не подходил. Леснид позвонил еще раз, но хозяева упорно пропускали звонки мимо ушей.

Пришлось проверить, с какой скоростью вращается колесико электросчетчика — он с определенной долей уверенности может показать, прячется ли хозяин квартиры от гостей, либо его на самом деле нет дома.

Колесико крутилось с небольшой скоростью, что соответствовало монопольному потреблению электричества советским холодильником «Бирюса 3» семьдесят пятого года выпуска, но Леснид не исключал вариант, при котором Григорий просто-напросто сидел за компьютером, никого не ожидал и потому не отзывался на звонки. Тем более, днем звонили разве что продавцы всего на свете, либо сектанты с рекламой религии, по их словам «на двадцать процентов лучше и надежнее стандартной христианской веры», но разговоры с теми и другими ни к чему полезному еще не приводил.

Леснид позвонил в третий раз — с тем же успехом. Решив, что пора ввести временное самообслуживание, он надавил на дверь, и вскоре тихий треск дал понять, что замок сдает позиции.

Через пять секунд Леснид вошел в квартиру.

— Григорий, — позвал он, — Ау, есть кто дома? Я тут мимо пролетал, решил заглянуть на огонек.

Обувь парня стояла на полу, куртка висела на вешалке, но сам Григорий не желал отзываться даже теперь.

Леснид прошел в зал, раздвинув самодельные шторы из скрепок и кусочков старых открыток, и застыл, потрясенный увиденным зрелищем. На первый взгляд могло показаться, что Григорий лежал на диване и смотрел телевизор, но смертельная бледность и остекленевшие глаза ясно показывали: с парнем далеко не все в порядке. Но больше всего Леснида потрясло другое: два световых луча вырывались из глаз парня и скрывались в отверстиях для динамиков.

В четыре шага преодолев расстояние до розетки, Леснид выдернул вилку. Телевизор отключился, и лучи из глаз Григория перестали вылетать, но сам парень забился в судорогах и захрипел. Его затрясло как осиновый лист, изо рта пошла белая пена, но — Леснида передернуло от жутковатых ощущений ирреальности происходящего — остекленевшие глаза без зрачков по-прежнему пялились в телевизор.

Леснид поспешно включил телевизор, хотя не понимал связи между выключением техники и появлением судорог. Григорий перестал биться в конвульсиях и успокоился, но из его глаз снова вылетели лучи.

Леснид задумался: как отключить телевизор, чтобы у Григория не начался новый приступ? В самолете находился комплект первой физико-технической помощи на случай непредвиденных осложнений, и Леснид поспешил за дипломатом.

Сломанный люк все так же лежал на полу, но пятисотки словно корова языком слизала. Леснид хмыкнул и вскарабкался по лестнице на крышу.

Спустя пять минут он уже раскладывал на полу приборы и измерители. Излучаемая из глаз Григория энергия определялась приборами как «жизненная сила» и не имела права выкачиваться из организма ни под каким предлогом, ибо без нее человек превращался в обыкновенный труп. Тот, кто научился ее забирать, открыл новый способ продления жизни — ни для какой другой цели энергия не пригодится. Иначе говоря, таинственный конструктор превратил телевизор в энергетического вампира.

Имевшееся в наличии оборудование не могло повлиять на телевизор и уменьшить его воздействие: всякий раз, когда Леснид включал энергетический щит разной мощности перед телевизором, Григорию становилось хуже. И, потратив на попытки обойти или уменьшить воздействие техники на человека два часа, Леснид понял, что ему понадобится оборудование посложнее и помощнее. Такое, как стояло в его лаборатории за три тысячи километров от этого города. Перетащить с собой Григория и телевизор вряд ли удастся: в самолете Леснида не было источника переменного тока на двести двадцать вольт, а на тридцати шести вольтах постоянного телевизор откажется работать, и потому Григорий погибнет задолго до приземления у лаборатории.

Пришлось поступить хитрее. Потратив два часа на изготовление приемника-передатчика энергии, Леснид надел на глаза Григория черные очки — тело забилось в легких конвульсиях — и включил приборы. Энергия через передатчики на очках перешла в приемник-передатчик, и уже из него к телевизору устремлялись два луча.

— Отлично, — Леснид укрепил очки на лице Григория так, чтобы они не слетели от случайного движения, подхватил парня, забросил его на плечо и направился к самолету.

Установленные по квартире и в коридоре микродатчики и скрытые камеры должны были показать: не придет ли к парню человек, которому и понадобилась выкаченная энергия, и Леснид заранее готовился к тому, что придется скупить милицейские базы данных на черном рынке. Новые вряд ли появятся — за последние полтора года в органах навели порядок с таким размахом, что испугался даже криминал, — но старые при желании отыскать можно. А там не составит труда навести справки и понять, что за личность достигла тех же высот, что и Леснид когда-то… много-много лет назад… в другой Вселенной… под конец существования которой одна светлая личность устроила грандиозную аферу, но все-таки добилась своего… из-за чего многое пришлось начинать с самого начала, что называется, с чистого листа.

…Ведь Бог не мог сохранить жизнь трем последним жителям Вселенной. Да, он предложил Лесниду, постаревшему и уставшему от однообразия бесконечной жизни в искусственном мире, сыграть в игру и поставить на кон владение Вселенной. Леснид согласился. Но пока бывший Злыдень вспоминал, какие шутки он устраивал миллиарды лет назад, и шаг за шагом, с самого ноля восстанавливал былую хватку Всемирного Злодея, Бог сделал то, что хотел.

Леснид согласился. Но пока бывший Злыдень вспоминал, какие шутки он устраивал миллиарды лет назад, и шаг за шагом, с самого ноля восстанавливал былую хватку Всемирного Злодея, Бог сделал то, что хотел. Леснид грустно улыбнулся: пока он, уставший от бесконечной монотонной жизни, вновь пытался почувствовать вкус борьбы и вспомнить, как веселился миллионы лет назад, Создатель тихой сапой провел свою работу, и под конец шоу его участники обнаружили, что являются нематериальными сущностями. Никто так и не понял, когда успел умереть и стать нематериальным, а когда обман раскрылся, стало слишком поздно возмущаться: Бог создал новую Вселенную, куда и переселил увлеченных борьбой участников. В качестве извинений за вынужденную хитрость Бог дал бессмертной троице новую вечную жизнь и очистил память от никчемных воспоминаний и знаний — в этой Вселенной властвовали другие законы — но не стер их личности: Яга, Злата и Леснид помнили, кем являлись в прошлой жизни. К тому же, Злата получила право создать собственную Вселенную, которая получилась небольшой, но уютной. Золотая Рыбка правила миром в свое удовольствие, но Лесниду в ее Вселенной негде было развернуться. С тех пор, как груз прожитых миллиардов лет перестал висеть на шее тяжелым грузом, Леснид вновь почувствовал себя на коне: поиски иголки вернули ему прежний боевой настрой. В мире Златы события шли чинно и спокойно, никакие катаклизмы не ожидались даже теоретически, и Леснид решил, что ее Вселенная идеально подходит для отдыха и наслаждения после тяжелой работы. А вот новая Вселенная Создателя как нельзя кстати подходила для насыщенной приключенческой жизни, и Леснид выбрал ее для собственных опытов. Создатель изредка возмущался, но смотрел на новые проделки Леснида-Кащея сквозь пальцы: в этой Вселенной у Леснида было намного меньше возможностей, он больше не мог одним движением руки изменять реальность по собственному хотению…

Леснид оторвался от воспоминаний, уложил Григория в кресло второго пилота и пристегнул ремни. Мотор завелся моментально. Самолет покатился по крыше, увеличивая скорость, докатился до кирпичного выступа, пробил его и полетел вниз. Леснид дернул штурвал на себя, самолет напоследок задел крыльями верхушки тополей и рванул ввысь под возмущенные крики сидевших на скамейке старушек.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39