Команда ТелеVIP

— А нам сообщите о результатах? — осторожно поинтересовался Максим.

— К сожалению, нет. Разве что положу данные на ваши могилы, — ответил белочкарик. — Видите ли, мы не оставляем свидетелей и освободившихся от гипноза в живых. Не из-за ненависти к вам, а исключительно ради личного блага и спокойствия.

Леснид выслушал белочкарика, ни единым жестом не показав, что считает себя проигравшим.

Леснид выслушал белочкарика, ни единым жестом не показав, что считает себя проигравшим. Белая Горячка отнеслась к идее выставить ее пугалом безразлично: мало ли кто о чем мечтает. Игорь почувствовал нарастающее раздражение от того, с каким спокойствием и убедительностью рассказывал о будущем команды белочкарик Всеволод.

— А скажите, Всеволод, — обратился он к белочкарику, когда тот замолчал, — что мешает мне убить вас прямо сейчас?

Всеволод похлопал по алюминиевой крышке и ловко отщелкнул замки.

— Ничего, — ответил он, — но ведь парламентеров не убивают даже невоспитанные варвары. Или вы еще хуже?

Игорь заскрежетал зубами.

— Как видите, — продолжал Всеволод, — мы пришли без оружия, и в отличие от некоторых, не целимся в вас из пистолетов. Но почему я так уверен в вашей смерти? А потому, что здесь — он открыл крышку, — находится ваша преждевременная гибель. Вам не справиться с рокнафторном.

Из дипломата вылетела отвратительного вида тварь из ночных кошмаров. Оказавшись на свежем воздухе, она раскрыла огромную пасть с невероятным количеством зубов в шесть рядов и угрожающе зашипела. Присутствующие, в том числе и белочкарики, приросли к месту, где находились.

Отдаленно напоминающая камбалу, тварь и передвигалась почти так же. Во всяком случае, лап и крыльев у нее не было, она и без последних свободно парила над дипломатом и еле заметно раскачивалась из стороны в сторону.

— Очень мило, — пробормотал Леснид. — Где вы откопали эту мерзость?

— Предупреждаю! — так же тихо сказал Всеволод, — Кто вздумает шевельнуться — она набросится и в два счета порвет на сотни кусочков.

Под конец тирады он повысил голос на два децибела, и рокнафторн повернулся лицом к белочкарику. Тот застыл, испуганно уставившись на тонкие щупальца по бокам летающего кошмара — смотреть ему в глаза Всеволод боялся.

— А он и вами не прочь закусить, — мстительно заметил Игорь. — Умрем вместе.

Рокнафторн повернулся на голос.

— Забавно… — прошептал Леснид, — вы попали в ловушку вместе с нами, Всеволод.

— Я не боюсь смерти, — ответил белочкарик, но вновь застыл камнем, когда монстр повернулся к нему.

— Вы такое же пушечное мясо, как и мы, — сделал вывод Игорь. Тварь в который раз повернулась на голос, но нападать еще не спешила.

— Выходит, что так, — согласился Всеволод. По большому счету, он был готов отдать жизнь за своего начальника, но не сразу, а постепенно, чтобы умереть от старости в собственной кровати годам эдак к восьмидесяти. — Тебе стало легче?

— Ага.

Тварь совершила вокруг себя уже три оборота.

— Интересно мне узнать, — подметил Игорь, — а голова у него кружится?

Леснид ответил отрицательно.

— Не кружится.

— Ты встречался с этой тварью?! — глаза присутствующих уставились на Леснида, словно он утаил от общественности темные страницы собственного прошлого.

— Было дело… — Леснид медленно снял с пояса меч, и тварь полетела в его сторону. Белочкарик непроизвольно выдохнул, тварь резко повернулась, он вздрогнул, и рокнафторн молниеносно набросился на первую жертву. Через миг раздались пронзительные вопли и хлопки выстрелов.

Крик затих на высокой ноте.

Леснид удлинил меч и пулей выскочил в коридор.

Тварь полетела за ним и получила по зубам с силой захлопнувшейся дверью. В следующую секунду Леснид услышал яростное шипение и треск разгрызаемых досок: рокнафторн ломился в коридор, намереваясь добраться до побежавшего человека и разорвать его в клочья.

Горячка схватила рокнафторна за хвостик, но не рассчитала сил. Тварь вырвалась и ощерилась всеми зубами, переместив половину из них на внешнюю поверхность. Горячка отскочила, Максим потерял сознание и упал на пол. Антон черепашьим ходом отступал к Игорю и старательно представлял себя безобидным мраморным памятником.

Дверь разлетелась на мелкие куски — Леснид ударил мечом по вылетевшему в коридор рокнафторну. Разрубленная на две трети тварь взвизгнула и юркнула обратно, но прежде чем она успела продолжить кровавую заварушку с оставшимися в лаборатории, Леснид схватил ее и потянул на себя. Он пытался разорвать ее пополам, но поскользнулся в луже крови и упал. Тварь дернулась и вырвалась, пролетая через лабораторию к разбитому окну. Рана зарастала прямо на глазах изумленных людей, но раненый рокнафторн запоздало заверещал от боли на всю округу.

Звук, от которого завыли и попрятались собаки, а стекла в радиусе трех километров рассыпались блестящим дождем, ударил по ушам, увеличив количество потерявших сознание в несколько раз. А когда рана полностью затянулась, рокнафторн улетел.

Леснид бросился к окну, пытаясь определить, в какую сторону полетела зубастая тварь, но та ускользнула настолько быстро, что определить направление так и не удалось.

Окровавленный меч задымился и покрылся дырами. Леснид поднял его перед собой и недоверчиво посмотрел на испорченное оружие.

— Черт! — выкрикнул он и ударил кулаком по подоконнику.

— Улетела? — охрипшим голосом переспросил Игорь. — Слава богу…

— Какая слава?! Какому богу?! — Леснид вглядывался в небо. — Рокнафторны созданы для единственной цели: массово убивать любые формы жизни!

Игорь побледнел.

— Если мы не поймаем его, начнется Апокалипсис! Он превратит Землю в холмики с крестами из оконных рам!

Игорь растерянно смотрел на кровавое безобразие в лаборатории: крохи и обилие крови, оставшиеся от двух белочкариков, вызывали позывы к рвоте, и даже Горячка чувствовала себя не в своей тарелке.

— А мы сумеем его остановить?

— У нас нет другого выхода, — ответил Леснид. У него оставалась надежда на то, что вскоре рокнафторн повторит вопль, и тогда его удастся отыскать.

— Но как его поймать?

— Никак: его можно только уничтожить. — Леснид подхватил Белую Горячку и поспешил к выходу, когда со стороны дороги послышались весьма подозрительные скрипы покрышек об асфальт и удары столкнувшихся машин. Пусть даже это и не рокнафторн, но на дороге происходит что-то нехорошее. — Допроси белочкарика, а мы с госпожой Делириум мчим на поимку рокнафторна.

— А когда ты с ними сталкивался?

— После расскажу! — воскликнул Леснид. — Но теперь я точно знаю, кто создал гипнотелевизоры! Горячка, за мной!

На дороге на самом деле бушевал рокнафторн.

Он носился за машинами, пробивал лобовые стекла и раздирал водителей с пассажирами в клочья: ему требовалась еда для пополнения сил и восстановления организма.

Машины одна за другой врезались в друг в друга и перегораживали дорогу. Дальние машины останавливались, когда водители понимали, что впереди творится неладное. Не все сразу понимали, что творится на небольшом участке дороги, а когда виновник происшествия был замечен, водители пытались повернуть машину и поехать в обратном направлении, но наталкивались на холодное непонимание задних водителей.

Не все сразу понимали, что творится на небольшом участке дороги, а когда виновник происшествия был замечен, водители пытались повернуть машину и поехать в обратном направлении, но наталкивались на холодное непонимание задних водителей.

Несмотря на ранний час, образовалась пробка, и она росла с каждой секундой: рокнафторн не терял времени даром.

Леснид решил, что им с Горячкой можно действовать открыто, не заботясь о том, что водители запомнят, кто гонялся за кусачей тварью с косой наперевес. Они вряд ли вообще что-то запомнят от страха.

— Вот тебе! — Горячка пронзила зазевавшегося рокнафторна косой, но тот скользнул вниз, высвобождаясь. Через миг Горячка увидела его раскрытую пасть перед собой и едва не оглохла от возмущенного рева. Капюшон слетел с головы Горячки, и народ из тех, кто видел этот момент, ахнули. Разозлившаяся Горячка тоже широко раскрыла рот и зарычала в полную силу легких.

— Привет! — сказал Леснид, с размаху влепив водопроводной трубой по зубам рокнафторна. Тот отлетел на десять метров и завертелся юлой, издавая резкие неприятные звуки. Стекла машин взорвались почти так же грациозно, как и стекла окон некоторое время назад, очки водителей и пассажиров — и те рассыпались стеклянным порошком. Несколько водителей одновременно нажали на гудки, пытаясь заглушить демонические вопли. Рокнафторн перестал вращаться и с раскрытой до ушей пастью бросился на врага. Леснид ударил трубой еще раз и еще, пока не почувствовал, что металл дымится и покрывается ржавчиной.

— Горячка! — крикнул он. Делириум Тременс проворно вступила в бой. Отлетавший после каждого удара трубой рокнафторн сходил с ума от ярости и нападал на Леснида раз за разом. Но когда получил от Горячки очередной удар косой, то взвыл от ненависти и, соскользнув с задымившегося лезвия, набросился на Белую Горячку и разметал ее на косточки.

Леснид вбежал в опустевший автобус в поисках подходящего оружия. Рокнафторн приближался, Леснид оторвал пластмассовую спинку скамейки и ударил по атакующей твари. Спинка треснула и сломалась, рокнафторн отлетел и заверещал, бросаясь в очередную атаку. Леснид вырвал ручки с потолка автобуса и со всего маху пригвоздил рокнафторна к полу, пронзив его точно по центру туловища. Тварь поднималась по трубе, намереваясь выбраться как и в прошлый раз, но Леснид пробил рокнафторна второй трубой, под другим углом. Тот задергался, пытаясь выбраться из западни, трубы погнулись, но не сломались. Рокнафторн задергался в сторону Леснида, разрывая себя и освобождаясь из крестообразной ловушки.

Разбросанные на дороге косточки Горячки сами собой сорвались с места и выстраивались на пустом пятачке асфальта человеческим скелетом. Безнадежно изорванный балахон восстановлению не подлежал, и Белой Горячке пришлось обойтись без него.

Водители лишились остатков разума, увидев, что скелет вскочил на ноги и побежал к автобусу, держа в руке подхваченную с дороги железку.

Рокнафторн вырывался из ловушки. Тело поддавалось непомерным усилиям и с треском лопалось по мере того, как он продвигался к свободе. Рокнафторн игнорировал боль, сконцентрировавшись на освобождении. В какой-то момент он настолько напрягся, что дымящаяся труба деформировалась и потянулась вслед за ним.

Леснид чертыхнулся: рокнафторн высвободится с секунды на секунду. Тварь бесновалась, разрывая себя и прокладывая дорогу к свободе и новой охоте. Леснид одной рукой держал трубы, а второй бил по морде твари: руки покрывались слизью, но не дымились и не сгорали, в отличие от металла.

Трубы треснули, и рокнафторн вырвался на свободу. Но не успел наброситься на Леснида, как снова был пронзен трубой Горячки. Издав душераздирающий вопль, рокнафторн раскрыл необъятную пасть и в бешенстве завертелся вокруг трубы.

— Задержи его! — приказал Леснид Белой Горячке. Та кивнула головой и крепче ухватилась за трубу.

Леснид выскочил на улицу в поисках подходящего средства для уничтожения рокнафторна. Но что приличного можно отыскать среди машин мирного населения?

Его взгляд скользнул по корпусу машины и остановился у отверстия для бензина.

Бензобак.

— Ни у кого нет спичек? — обратился он к окружающим.

Глас вопиющего в пустыне: у водителей не то что спичек, последнего разума от страха не осталось. Они тихо лежали в машинах и не шевелились, надеясь, что их примут за мертвых и не разнесут в клочья.

— Неважно, у меня есть, — ответил Леснид сам себе и подошел к машине. — А вот банок у меня точно нет.

Придется полазить по чужим машинам и экспроприировать несколько полуторалитровых пластиковых бутылок. Времени на поиски практически не оставалось — рокнафторн освобождался из новой ловушки, и Белой Горячке грозило повторное разбрасывание по дороге, — но шесть штук Леснид собрал относительно быстро.

— Маловато, но на первый раз хватит, — решил Леснид. — Не может рокнафторн справиться со всеми ранами, не настолько он крутой зверь.

Рокнафторн вырвался, проломив трубу. Горячка отскочила в сторону, и тварь по инерции пролетела в заднюю часть автобуса. Раскрыв пасть, она полетела к Белой Горячке, но в этот момент Леснид бросил в рокнафторна бутылку с горящим фитилем. Рокнафторн щелкнул пастью, разрывая бутыль, и моментально превратился в огненно-красное облако.

Автобус запылал, и горящий рокнафторн вылетел из салона, разбрызгивая на машины капли горящего топлива. Он отчаянно верещал, с трудом восстанавливаясь после такого ранения и сплошь покрываясь шрамами на месте ожогов.

Леснид поджег фитиль, и как только рокнафторн более-менее перестал дымить, бросил в него вторую бутылку. Тварь не успела увернуться, но привычно щелкнула пастью, ощутив в ней посторонний предмет, и снова превратилась в огненное облако. Не давая рокнафторну опомниться, Леснид бросил третью и четвертую бутылки.

Рокнафторн упал на дорогу, и Леснид швырнул в него последние бутыли. Горящая тварь визжала от ярости, щелкала зубами и приподнималась над дорогой, намереваясь напасть на врага. Леснид снова огляделся по сторонам в поисках подходящего оружия. И когда огонь погас, в ход пошел придорожный бетонный столбик. Леснид с размаху обрушил его на рокнафторна, и тварь на миг притихла.

Удары пошли один за другим. Леснид бил по твари, понимая, что если не справится с ней сейчас, то вряд ли сумеет сделать это в будущем. Тварь бесновалась, но ее силы ушли на восстановление организма после ожогов, и через три минуты она затихла, неспособная больше противостоять непреодолимой силе.

Нещадно разбитый асфальт разлетался по сторонам, но Леснид не прекращал бить рокнафторна до тех пор, пока Горячка не положила руку ему на плечо.

— Он мертв, — сказала она. — Хорош.

— Это контрольные удары в голову! — пропыхтел Леснид. Он в последний раз ударил по твари потрескавшимся столбиком и устало опустил руки.

— М-да… Ну и тварь, прости господи… — пробормотала она. — Откуда ты их знаешь?

Они вдруг заметили, что вокруг стало непривычно тихо: оставшиеся в живых после нашествия рокнафторна водители и пассажиры выглядывали из машин и не знали, что и думать, увидев Леснида, сидевшего у поверженной твари и разговаривающего с двигающимся и отвечающим скелетом.

— Не обращайте на нас внимания! — махнула рукой Горячка, и народ тут же пригнулся: говорящий скелет внушал не меньший ужас, чем погибший рокнафторн.

— Не обращайте на нас внимания! — махнула рукой Горячка, и народ тут же пригнулся: говорящий скелет внушал не меньший ужас, чем погибший рокнафторн.

— Уходим отсюда, — предложил Леснид. Он сел в первую попавшуюся машину, благоразумно отказавшись от идеи отыскать ее владельца, и поехал к институту.

Дела обстояли — хуже некуда.

Когда они уехали, из кустов вышел человек в костюме, похожем на костюм Леснида, державший в руках ручной пулемет и полиэтиленовый пакет. Свистнув в судейский свисток, он дождался, пока водители и пассажиры обратят на него внимание, и открыл огонь, без жалости расстреливая выживших.

Водители бросились, кто куда, но пулемет не смолкал ни на секунду. Убийца стрелял не суетясь и плавно поворачиваясь вокруг себя. Некоторым удавалось отъехать на значительное расстояние, но пока они не выбрались из зоны обстрела, никто не мог считать себя в безопасности.

Израсходовав пулеметную ленту, стрелок установил вторую и продолжил расстрел. А когда вокруг не осталось ни одного живого человека, подошел к убитому рокнафторну и положил на него сумку с пластиковой взрывчаткой. Включил таймер на три минуты и ушел в кусты. Взревел двигатель, и спортивный мотоцикл поехал прочь.

Через три минуты раздался взрыв, не оставивший от рокнафторна даже мокрого места.

Снимавший происходящее человек отключил видеокамеру, подбежал к запрятанному в кустах мотоциклу и поехал в противоположном направлении — в отделение милиции, показывать пленку.

Задетый рокнафторном, но живой и относительно здоровый белочкарик сидел, привязанный к стулу, и молча смотрел, как Игорь обрабатывает ему раны и накладывает бинты.

— Ну, что, господа хорошие, теперь вы мне верите? — спросил он у охранников. — Вы сами слышали, что в живых вас не оставят.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39