Команда ТелеVIP

Глава 2. Дела городские…

Профессор установил телевизор в институтской лаборатории, но включить его не успел: отвлекли дальние родственники. Приехавшие в институт на полчаса раньше профессора, они ждали его, чтобы поделиться сенсационными фотографиями: на цветных снимках от ладоней исходили разноцветные молнии, и родственники с завидным упорством доказывали, что сделанные при помощи «эффекта Кирлиан» снимки показывают человеческую ауру.

Изумленный профессор на миг потерял дар речи и забыл о телевизоре: пятнадцать лет он занимался изучением паранормального (увлечение в пику нарастающей лавине магов, колдунов, экстрасенсов и гадалок), успешно вывел на чистую воду немало шарлатанов — и внезапно обнаружил, что его собственные родственники понятия не имеют о разоблачительных статьях! Шокированный неприятным открытием, профессор пустился в подробные объяснения о влиянии высококачественной лапши на неокрепшие людские уши: объяснение завораживающего эффекта не стоило выеденного яйца — обычный коронный разряд в высокочастотном поле. Эффектный и красочный, он имел такое же отношение к ауре, как строительство однотипных домов к клонированию.

Спор затянулся на целый час и закончился в пользу профессора, когда он привел родственников в лабораторию и продемонстрировал тот же самый эффект с помощью институтского оборудования.

— И никакой мистики! — категорично заявил он. — Не стану спорить насчет существования или отсутствия ауры у живого человека, но для ее обнаружения и фотографирования в настоящее время оборудования не существует, запомните! С тем же успехом я могу утверждать, что спектрометр показывает ауру солнца, и демонстрировать ее всем желающим за большие деньги. А протестующих физиков и астрономов посылать куда подальше, потому что они не видят дальше собственного носа и хотят скрыть правду от общественности. Я ясно выразился, дорогие мои?

Родственники вынужденно отступили: а что делать, если профессор не голословно утверждал обратное, а провел аналогичный опыт и разъяснил, что к чему? В иной ситуации победил бы тот, кто нахрапистее защищает свою точку зрения, но против наглядных примеров не попрешь.

Огорченные тем, что их уши в который раз использовали для развешивания и снимания лапши (выдавая научно обоснованное действие за мистическое откровение, а потом лишая остатков веры в чудо), родственники вспомнили, что в мире есть и другие чудеса, выбросили фотографии и уехали домой. Профессор проводил их до остановки и вернулся в лабораторию, надеясь, что телевизор избавился от демонов не до конца и покажет хотя бы одного, самого завалящего представителя злобных форм потусторонней жизни. Но вместо этого наткнулся на вечернюю программу новостей. Появилось желание выключить телевизор и самому пойти домой — день выдался тяжелым, но слова ведущего привлекли его внимание:

— Наш корреспондент Виктор Нечалов прибыл в колхоз «Заповедник-3», где в скором времени соберут первый урожай генетически модифицированной пшеницы «Зорька».

Ученые считают данный сорт устойчивым к болезням и насекомым-вредителям, и мы проверим — так ли это на самом деле? Наш корреспондент уже прошел по полю, сорвал несколько колосков и теперь покажет их крупным планом перед телекамерой. Сейчас мы точно узнаем: пшеница на самом деле устойчива к вредителям, или наука в который раз выдала желаемое за действительное?

Профессор уставился на ведущего, не веря собственным ушам: не прошло и нескольких часов, как в новостях начали рассказывать о научных достижениях!

— Ущипните меня, кто-нибудь, — пробормотал он.

На широком телевизоре, стоявшем справа от ведущего, появилось изображение. Но вместо собственного корреспондента телекомпании глазам ведущего и телеаудитории предстало огромных размеров пшеничное поле, уходящее далеко за пределы горизонта.

Ведущий растерялся.

— Виктор! — позвал он. — Вы где?

— Здесь, — отозвался невидимый корреспондент откуда-то сбоку. — Разумеется, я здесь!

— Немедленно встаньте перед камерой! — возмутился ведущий. — У нас прямой эфир!

— Не встану.

— Почему?

— Поверните камеру в мою сторону, и я расскажу, в чем дело, — приказал все еще невидимый корреспондент. — Иначе так и будете разглядывать симпатичную картинку колосящейся пшеницы.

Заинтересовавшийся происходящим профессор сел в кресло: подобные накладки случалось увидеть крайне редко. В последний раз подобное произошло в начале девяностых, когда приостановили трансляцию программы «Красный квадрат» из-за того, что один политик облил коллегу апельсиновым соком. Профессор ожидал, что телеканал прервет трансляцию, а ведущий заговорит о других событиях — проще проигнорировать корреспондента, вздумавшего забастовать в прямом эфире, чем пытаться вернуть его «на путь истинный», но режиссер почему-то не торопился с отключением корреспондента от эфира.

Ведущий растерянно улыбнулся в телекамеру и нервно застучал по кнопке отключения звука. Ничего не изменилось, и профессору стало ясно, почему программу не отключают: похоже, произошла поломка оборудования, и пока его не отремонтируют, ведущему предстоит выкручиваться самостоятельно.

— Приказано снять тебя на фоне пшеницы, дуболом, — подал голос традиционно остающийся за кадром оператор. — Вставай в кадр!

Лицо ведущего заблестело: капельки пота пробивались через нанесенные тени, создавая ощущение, что в студии стоит немыслимая жара.

— Прощу прощения, уважаемые телезрители, — выпалил он первое, что пришло на ум: — Между прочим, слово дуболом — оно не ругательное, оно просто так слышится… Виктор!

— Я там уже был, — ответил корреспондент оператору, — и больше не буду!

— Виктор, — изумился ведущий, — ты же корреспондент с пятилетним стажем! Что за детское упрямство? — он все еще нажимал на кнопку отключения звука. — Становись перед камерой, иначе генеральный тебя уволит!

— Он не успеет этого сделать. Сергей!

— Почему?

— Потому что… э-э-э… вот приедет лично — сам увидит и поймет! Дожидайтесь с нами, уважаемые телезрители, и тогда вы увидите эксклюзивную картину! Сергей!

— Хватит нести чепуху, — предложил ведущий. — Генеральный не поедет за тридевять земель. Виктор, встань перед телекамерой и расскажи нам, правду ли говорили селекционеры о пшенице?

— Я и так перед ней стою, — сердитым голосом отозвался корреспондент, — это камера повернута непонятно куда.

Виктор, встань перед телекамерой и расскажи нам, правду ли говорили селекционеры о пшенице?

— Я и так перед ней стою, — сердитым голосом отозвался корреспондент, — это камера повернута непонятно куда. Оператор, я здесь!

Судя по звукам, корреспондент призывно помахал руками, обращая на себя внимание оператора.

— Ты должен войти в пшеничное поле, — отозвался недовольный оператор.

— Сам туда иди!

Оператор произнес в ответ несколько незамысловатых фраз. У ведущего задергалось правое веко.

— Это он в хорошем смысле… — кое-как выдавил он в камеру, на всякий случай задавая уточняющий вопрос и надеясь услышать на него положительный ответ. — Господа, вы в курсе, что близки к увольнению как никогда?

— А я тут причем? — возмутился оператор. — Я качественно выполняю свою работу и не суюсь в чужую.

— Лучше увольнение, чем съемки на фоне поля, — отпарировал корреспондент.

Ведущий стукнул кулаком по столу.

— Заходи в поле и веди репортаж — люди ждут новостей! Виктор!

— Угу… изнывают просто… — мрачно ответил корреспондент. — Если бы ты мог заглянуть в телевизоры со своей стороны, то увидел бы, что зрители занимаются всякой ерундой и не обращают на тебя никакого внимания.

— Хватит очки втирать, репортаж давай! — прорычал ведущий.

— Не буду.

— Тогда слушай мой приказ: ты уволен. Оператор, давай без корреспондента пройдемся по полю и выясним: ученые говорили правду или обманывали общественность?

Реакция последовала незамедлительно, и ведущему категорически не понравилась.

— Ха-ха-ха! Ха-ха! Ха-ха! — раздельно, отчетливо и совершенно невесело отозвался оператор. — Мне оно надо, забираться в эту пшеницу? Не полезу!

— Да вы что, сегодня, с ума посходили? — ведущий не бился головой об стол исключительно потому, что сдерживал себя остатками потрясающей силы воли. — Ты полезешь! Немедленно, прямо сейчас! Ты слышал, оператор, как тебя там?!

— Я не идиот, чтобы раскрывать свое имя на всю страну в прайм-тайм, — отозвался оператор.

— Виктор, назови его фамилию, имя и отчество — пусть страна знает своего героя! Виктор!

— В честь чего, Сергей? — с неподдельным весельем отозвался корреспондент. — Я уволен, мне за это не заплатят.

— Ты снова принят с повышением оклада на двадцать процентов, — отчеканил ведущий.

— Правда? — обрадовался корреспондент.

— Вся страна подтвердит. Называй имя.

— Не могу!

— Почему? Что тебе мешает на этот раз?

— Оператор. Он увесистый камень в руке подбрасывает! — отозвался корреспондент.

— Твою м… — сорвалось с губ ведущего, он вытаращил глаза и постарался мгновенно исправить ситуацию, — м-м-м-машину, кстати, чуть не угнали со стоянки, вовремя угонщиков поймали! Виктор!

— Твою м… — аналогично высказался корреспондент.

— Нет, мою машину не трогали! — перебил его ведущий.

— Какой м…

— Какой марки? — вновь не дал прозвучать новому нехорошему слову ведущий: уже произнесенных за уши хватало, — «Иволга»! В смысле, «Волга»!

— Нет, я спрашиваю, кто ее хотел похитить?

— Об этом мы узнаем из криминальных новостей, — проговорил ведущий, — в перерывах между которыми мы и выходим… Короче! Оператор, бегом в пшеничное поле!

— Фигу с маслом! — воскликнул оператор.

— У меня приказ снимать корреспондента, а не бегать по полю. Как приказали, так я и сделаю. И даже не думайте меня уговаривать — все равно не соглашусь.

— Вы сговорились с учеными, да? — жалобным тоном вопросил ведущий. — Эксперимент с пшеницей не оправдал возложенных на него надежд? Да скажите же что-нибудь об этой пшенице, — он вспомнил, что его до сих пор транслируют на всю Россию, сменил выражение лица с жалобного на подобающее работе и обратился к телезрителям: — Извините, уважаемые дамы и господа. Как я и говорил, у нас небольшие технические… — он стукнул по кнопке кулаком, но положительного отзыва не получил, — …проблемы. Электрика в студию, немедленно!

Улыбнувшись широкой белозубой улыбкой с крохотным логотипом компании по производству зубной пасты, ведущий виновато произнес:

— Оставайтесь с нами!

Из динамиков доносилась захватывающая полемика оператора и корреспондента:

— Ты войдешь в пшеницу?

— После того, что она со мной сделала? Снимай меня здесь, я произнесу текст с этого места.

— По плану за тобой должно находиться пшеничное поле. А сейчас за тобой гектары конопли.

— Черт с ним, — махнул рукой корреспондент. — Давай, я расскажу о сборе конопляных культур.

— Господи, боже… — ведущий все еще пытался отключить звук, пока не стало слишком поздно, но слишком поздно настало уже давным-давно.

— С ума сошел, да? — укоризненно отозвался оператор. — Завтра наркоманы со всей страны съедутся. Из чего колхоз веревки вить будет?

— Колхозники вешаться собрались в полном составе? — ахнул ведущий. — Неужели дела в сельском хозяйстве настолько катастрофичны?

— Нет: им мешки с деньгами перевязывать нечем! — мрачно ответил оператор. — Слушай, Виктор, а давай к ним в колхоз. Скосим траву — заработаем на десять лет вперед. И на фиг нам эта неблагодарная работа?

Ведущий побагровел и сделал характерное движение, словно хотел кого-то придушить. Его запас приличных слов закончился, остались одни эмоции. Кое-как справившись с охватившей его яростью, он мрачно добавил:

— На десять лет в колонии усиленного режима… Ау, господа! Вы не забыли, что мы в прямом эфире? Хватит нести чушь, вставайте в поле и говорите о пшенице.

Профессор прилип к экрану.

«А вот такое диво вообще никогда не происходило» — подумал он.

— Не буду, — отбивался корреспондент. — Я не самоубийца! Мне еще жить хочется!

У ведущего глаза сошлись в кучу.

— Что у вас там происходит, черт вас побери? — жалобным голосом переспросил он. — Пшеница — это не клетка с разъяренными львами, она не кусается!

— Да кто тебе сказал такую глупость?

— Сам видел.

— Ты не те сорта видел, — уточнил корреспондент. — Показать, чем этот сорт отличается от прежних?

Ведущий вполне отчетливо зарычал.

— Виктор, глюха-муха, я тебе с самого начала предлагал это сделать! — выпалил он, с трудом сдерживаясь, чтобы не накричать на всю страну не предназначенными для общественного употребления словами.

— Ты неправильно ставил вопрос, — уточнил корреспондент. — Так и быть, я покажу, что это за пшеница. Смотрите все! Оператор, снимай! — и кинул в пшеницу собственный пиджак.

Пшеничные колосья зашевелились, вытянулись стрункой и вцепились в ткань, разрывая ее на мелкие кусочки и перехватывая их друг у друга.

— Ты неправильно ставил вопрос, — уточнил корреспондент. — Так и быть, я покажу, что это за пшеница. Смотрите все! Оператор, снимай! — и кинул в пшеницу собственный пиджак.

Пшеничные колосья зашевелились, вытянулись стрункой и вцепились в ткань, разрывая ее на мелкие кусочки и перехватывая их друг у друга.

У ведущего отвисла челюсть.

— Новый сорт пшеницы, который вывели ученые, не только борется с вредителями и болезнетворными микробами, поедая их без остатка, но и уничтожает любую органическую материю! — объяснил корреспондент. — Они и мне порвали костюм, когда я зашел в пшеницу. Теперь понятно, почему колхозники до сих пор ее не скосили, а всем скопом собирают коноплю?

— Ничего себе, новости, — прокомментировал профессор. Дело о модифицированной пшенице вполне могло являться фриком, но документальные кадры с места событий… — Я всегда говорил, что работать с ДНК надо осторожно, и ничего в ней не менять во избежание неприятностей.

Ведь при таких опытах скоро дойдет и до объединения картофеля и росянки: чтобы полученный гибрид самостоятельно поедал колорадских жуков. А что вкус корнеплодов у подобного мутанта непременно окажется ниже всякой критики, экспериментаторы спишут на название продукта: мол, какое название (КАРТОфель плюс росяНКА равно КАРТОНКА), такой и вкус.

— Потрясающе! — воскликнул ведущий, моментально находя плюсы в новом сорте пшеницы, — Продадим ее китайцам — и пусть снова избавляются от воробьев, как проделали это в двадцатом веке: пшеница сама съест своих врагов.

— Это невозможно! — ответил корреспондент. — Пшеница поедает всё, до чего дотянется, даже до людей. Ее нечем собирать и перевозить — она съедает покрышки комбайнов и деревянные борта грузовиков. Эта пшеница — оружие массового поражения, вы меня понимаете? Ученые проиграли, и колхозу нужна помощь военных.

— А почему ученые сами ничего не скажут на этот счет?

Корреспондент махнул рукой в сторону поля и всхлипнул:

— Вообще-то, это секрет, но они все там! А крестьяне собирают коноплю, чтобы продать ее на черном рынке, там же купить напалм и с его помощью полностью сжечь пшеницу, пока она не съела их!

Пшеница заколыхалась. Картинка задрожала: оператор боковым зрением увидел, что пшеница вырывается из земли и вытягивается в сторону съемочной группы. Он перевел камеру на поле и окончательно убедился в том, что боковое зрение его не обманывает. Пшеница на самом деле вырывалась из земли и на тонких корнях передвигалась к ним.

— Вот, зашибись: новые Триффиды! — выкрикнул пораженный оператор. Он подхватил камеру со штативом и торопливо уселся во внедорожник телекомпании. Задергавшееся изображение в телевизоре студии стало один в один походить на кадры из современных блокбастеров: ничего толком не видно и непонятно, что к чему. — Виктор, поехали отсюда!

Проворный корреспондент уже заводил двигатель.

Колосья пшеницы забили о корпус автомобиля, вгрызаясь в краску и стекла — следы от укусов показывали, что новому сорту пшенице по зубам даже металл.

Корреспондент надавил на газ, машина резко тронулась с места.

Оператор показывал пшеничное поле через заднее стекло: пшеница высыпала на дорогу и устремилась в погоню со значительным отставанием, по пути поедая все, что казалось ей съедобным. А когда раздался крик корреспондента:

— Они уже здесь! — машину основательно тряхнуло, и вместо изображения появилась черно-белая пелена помех.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39