Тень спрута

Тень спрута

Автор: Сергей Щеглов

Жанр: Фантастика

Год: 2003 год

,

Сергей Щеглов. Тень спрута

Спрут — 1

Впоследствии он рассказал, что на четырнадцатый день этого его безумного бытия к нему явился некто в белом и объявил, что он, командир, с честью прошел первый тур испытаний и принят кандидатом в сообщество Странников.

А. Стругацкий, Б. Стругацкий

Глава 1. На развалинах машины времени

Клайд Ванвейлен вовсе не собирался открывать новую планету.

Ю. Латынина

1.

Артем Калашников снял очки и несколько раз с силой провел ладонями по лицу.

— Ужас какой-то, — пробормотал он, водружая очки обратно на переносицу, — всего десять часов за монитором, а глазки наружу лезут!

— Ничего, — бодро отозвался Павел Макаров, давнишний приятель Артема. — Вот уже и чайник поспел, сейчас чайку выпьем…

Калашников послушно бросил пакетик в мутный от постоянного употребления стакан. Чайку — это хорошо, подумал он; хотя лучше было б коньяку!

— Ну как там, Усаму еще не поймали? — традиционно спросил Макаров, разливая кипяток по стаканам.

— Как же ты его там поймаешь, — Калашников ткнул пальцем в нависающий над столом потолок, — когда он здесь, в подвале, прячется? Добежал за два месяца до Перми, устроился к дизайнерам рамочки клеить, и смеется себе в бороду.

Макаров ухмыльнулся, как если бы и вправду был знаменитым террористом, огладил куцую бородку:

— Вот и я думаю, что американцы не там ищут. Да что с них взять — тупые американы!

— Тупые, тупые, — с неожиданным раздражением ответил Калашников, — а баксов у них побольше нашего. И сильно побольше!

— Так они ж их сами и печатают, — резонно заметил Макаров. — Ума для этого много не надо…

Он взял в руки короткий нож с оплавленной пластмассовой рукояткой и принялся резать принесенный Калашниковым торт. Калашников прямо из-под ножа выхватил кусок, бросил в рот и принялся сосредоточенно жевать, время от времени прихлебывая чай. Макаров озабоченно покосился на друга, качнул головой.

— Ну ладно, — сказал он, дорезав торт до конца. — Черт с ними, с американцами. У тебя-то как дела?

— Дела, — криво усмехнулся Калашников. — Такие дела…

Он сунул руку за пазуху и вытащил из внутреннего кармана мобильный телефон. Положил перед собой на стол, ткнул пальцем:

— Помнишь старую добрую фантастику? Такой вот штуки ни у Мвен Маса, ни даже у Максима Каммеррера не было! И персонального компьютера — не было, и Интернета за шестьдесят центов час! Третье тысячелетие на дворе, понимаешь? Третье тысячелетие!

— Ну, — осторожно сказал Макаров. Он уже понял, что Калашников в очередной раз обиделся на весь мир и теперь не успокоится, пока не выговорится до конца. Вопрос состоял в том, доставать ли припасенный как раз для такого случая коньяк прямо сейчас, или немного подождать.

— Вот тебе и ну! — фыркнул Калашников. — Фактически, мы живем в том самом будущем, о котором так самозабвенно мечтали. И что же? Прямо как у Ильфа с Петровым: радио есть, а счастья нет. Техника далеко за гранью фантастики, а газеты почитаешь, телевизор посмотришь — и жить не хочется. До одиннадцатого сентября еще можно было тешить себя иллюзиями, что в Америке все совсем по-другому. — Калашников махнул рукой. — Иллюзии рухнули вместе с небоскребами; отныне мы должны со всей беспощадностью признать, что никакое техническое развитие ни на шаг не приближает человечество к счастью.

А ты еще спрашиваешь, как дела!

Отставить коньяк, подумал Макаров.

— Человечество человечеству рознь, — заметил он глубокомысленно. — Знаешь ведь, чем западная фантастика отличается от нашей?

— Чем? — удивленно спросил Калашников.

— Западные фантасты придумывают технику, — пояснил Макаров. — А наши — общество. Людей. Новую жизнь, в конце концов.

— Ты хочешь сказать, что мы воспитаны на советской фантастике? — сообразил Калашников. — Что ждали от будущего не техники, а этой самой «новой жизни»?

— Ну, можно сказать и так, — ответил Макаров, который вовсе ничего такого не думал, а просто ляпнул первое, что пришло в голову.

— Поправка принята, — заявил Калашников и возбужденно потер руки. — Хорошо, тогда так: никакое техническое развитие не приближает к счастью меня, Артема Калашникова!

— Так это уж, как говорится, ва-аши проблемы! — язвительно сказал Макаров.

— А только ли мои? — задумался вслух Калашников. — Во-первых, я все-таки не самый последний урод на этой злосчастной планете, а во-вторых…

Было видно, что это самое «во-вторых» Калашников еще не придумал. Он переправил в рот очередной кусок торта и принялся жадно глотать уже остывший чай. Макаров последовал его примеру, и в подвале воцарилась тишина.

— А во-вторых, — неожиданно произнес Калашников, откидываясь на спинку кресла, — техническое развитие цивилизации, оторванное от морально-этического развития составляющих ее индивидуумов, рано или поздно с неизбежностью приведет к глобальной техногенной катастрофе.

Макаров втянул голову в плечи и замер с чашкой в руке:

— Чего-чего?!

— Представь себе, — пояснил Калашников, — что пресловутые теракты произошли бы не в две тысячи первом, а в две тысячи двадцатом году. И террористы захватили бы не теперешние «боинги», а какие-нибудь стратопланы в тысячу тонн весом. Да еще в багаж сдали бы несколько чемоданчиков с ядерными зарядами. Тут бы одними небоскребами не обошлось, верно?

Макаров поставил чашку на стол.

— Это уже третьей мировой попахивает, — сказал он.

— Вот именно, — кивнул Калашников. — А теперь — элементарно посчитаем. Число ядерных зарядов в мире? Растет из года в год. Число ядерных государств? Тоже не уменьшается. Соотношение численности населения бедных и богатых стран? Бедных все больше, богатых все меньше. Средний уровень образованности на планете? Падает. Количество терактов с участием камикадзе? Растет как на дрожжах. Вот, — Калашников скрестил перед собой поднятые руки, — технические возможности растут, а этические ограничения по применению этой техники во вред человечеству падают. Обезьяна с гранатой — вот в кого превращается наше хваленое человечество!

— Превращается, — кивнул Макаров, чавкая куском торта.

— А следовательно, — победно заключил Калашников, — вероятность теракта, способного закончиться всепланетной катастрофой, постоянно растет. И если не предпринять специальных усилий, направленных на совершенствование общества, на создание нового человека с этикой, соответствующей его техническим возможностям, — то рано или поздно очередной Усама обрушит на наши головы ядерный дождь!

— Обрушит, — согласился Макаров, — обязательно обрушит.

— Вот так-то, — сказал Калашников и развалился в кресле, потянувшись всем телом.

— Вот так-то, — сказал Калашников и развалился в кресле, потянувшись всем телом. — А ты говоришь — «ва-аши проблемы»!

— Так ваши и есть, — ответил Макаров. — Человечество-то от твоих рассуждений даже не почешется.

— Это верно, — вздохнул Калашников. — Человечеству на меня наплевать с высокого дерева. Как, впрочем, и на самое себя.

Он взял со стола последний кусок торта, долил в стакан кипятку, выцедив чайник до донышка.

— Надо бы еще вскипятить, — заметил Макаров. — У нас тут хлеб имеется. И шоколадная паста!

— Надо — вскипятим, — согласился Калашников. Он поставил чайник на видавшие виды тумбочку и воткнул вилку в обмотанную синей изолентой розетку.

Короткое замыкание, подумал он в следующее мгновение, оказавшись в полной темноте. Хотя нет, были бы искры.

— Это еще что такое? — спросил Калашников в темноту.

— Так ядерный дождь, — ехидно ответил Макаров. — Как и было предсказано!

— Ядерный снег, — фыркнул Калашников. — До полного обледенения проводов. У тебя фонарик какой-нибудь есть?

— Только спички, — ответил Макаров. — Ты посиди, я сейчас что-нибудь придумаю.

Устроим вечер со свечами, подумал Калашников. Как в добрые старые времена, когда все мы были молоды, зачитывались фантастикой и твердо верили, что еще при нашей жизни на Земле будет построено светлое будущее.

Макаров чиркнул спичкой и направился к выходу, отбрасывая на стены и потолок гигантскую черную тень.

— А свечи? — сварливо сказал Калашников.

— Приносите — зажжем, — ответил Макаров. Он задул догоревшую спичку, чиркнул второй. Затем отворил дверь на лестницу. — Ура! Я вижу свет!

— Свет? — удивился Калашников. — Значит, это только нас обесточили?!

— Да нет, у соседей тоже темно, — ответил Макаров. — Погоди, я сейчас…

Любопытство пересилило усталость. Калашников осторожно поднялся, нащупал по правую руку от себя стеллаж с книгами и маленькими шагами двинулся к выходу.

В распахнутую настежь дверь действительно просачивался свет. Калашников сделал еще два шага и услышал снаружи блеющий звук, которым Макаров обычно выражал крайнее удивление:

— Э-э-э?!

— Ме-е-е! — отозвался Калашников, пригнул голову и выскочил на лестничную площадку. Макаров стоял наверху, около двери в подъезд, одной рукой опираясь на стену. Лицо его было освещено ярким солнечным светом.

Э, нет, ошеломленно подумал Калашников. Декабрь, восемь вечера; какое тут, к черту, солнце?!

2.

Макаров толкнул дверь, и она распахнулась наружу, не встретив никакого сопротивления. В прямоугольном проеме Калашников увидел яркое синее небо, по которому стремительно неслись маленькие курчавые облака.

— Вот блин… — сказал Макаров, пятясь от распахнутой двери.

— Что там такое? — спросил Калашников.

— А сам посмотри, — загадочно ответил Макаров. Он спустился еще на две ступеньки, повернулся боком и прислонился к стене. — Держу пари, такого ты даже на видео не видел.

— Кинопередвижка приехала? — предположил Калашников, поднимаясь к свету. — Или мы пропьянствовали всю зиму, даже не заметив…

Калашников замолчал, разглядев то, что находилось за дверью.

Макаров громко хмыкнул. Он заметил, что рука Калашникова шарит по стене в поисках опоры.

— Позвольте, — пробормотал Калашников, протягивая палец в сторону синего неба. — На этом месте только что был двор!

— А внизу — город, — поддакнул Макаров.

— Внизу? — переспросил Калашников и поднялся еще на ступеньку. — Э-э-э!

Поднимаясь по лестнице, Калашников уже понял, что дверь подвала открывается в пустоту. Но только сейчас, вцепившись в покрытый облупившейся краской наличник, получив в лицо упругий порыв теплого ветра, увидев под ногами маленькие, словно игрушечные, сосны, Калашников наконец понял, что произошло. Подвал, вырванный неведомой силой из промерзшей пермской земли, висел высоко в воздухе над неизвестной страной.

Калашников сжал дрогнувшие губы и посмотрел на Макарова. Тот молча скрестил руки на груди.

Допрыгался, подумал Калашников.

Черт знает что делается, подумал Макаров.

— Слушай, — сказал Калашников, проследив изгиб поблескивавшей за соснами реки. — А ведь это Кама!

— И я думаю, что Кама, — ответил Макаров. — Кама на месте, а вот город куда-то подевался.

Калашников взялся за наличник обеими руками и высунул голову наружу.

— Между прочим, — сообщил он Макарову, — мы висим в точности над тем местом, где стоял твой подвал. Слева — Усть-Качка, справа — Стрелка! А следовательно…

Он посмотрел вниз и вдруг замолчал.

— Что там? — нервно спросил Макаров.

— Твоя очередь, — ответил Калашников, втаскивая себя обратно в подвал. — Посмотри и скажи, на что это больше всего похоже.

Макаров встал на колени, взялся одной рукой за косяк, другой уперся в узкую полоску бетонного пола у самого края пропасти и, вытянув шею, посмотрел вниз.

Больше всего это походило на лунный кратер, неизвестно как очутившийся в сосновом бору. Идеально круглая чаша кратера была заполнена тончайшей серой пылью, от одного взгляда на которую начинало рябить в глазах. Вздымавшиеся на уровень окрестных сосен стенки кратера были отполированы до зеркального блеска; бурлившая внутри кратера пыль поминутно взлетала по этим стенкам до половины их высоты и скатывалась обратно, не оставляя следов. Несмотря на довольно сильный ветер, над кратером висели клочья серого тумана, медленно вращавшиеся вокруг центра.

Макаров затряс головой и ввалился обратно в подвал. Молча сел на ступеньку, достал из кармана портсигар, вытащил сигарету.

— Похоже, мы крепко влипли, — сказал он, чиркая спичкой. — Больше всего это похоже на взбесившуюся хроноквантовую пену.

— Начитался фантастики, и доволен, — пробурчал Калашников, который и сам знал немало мудреных слов. — Лучше скажи, где это мы очутились? В бреду, в прошлом, в будущем или в какой-то параллельной реальности?

— А какая, собственно, разница? — пожал плечами Макаров и сделал глубокую затяжку. — Сделать-то мы все равно ничего не можем! И насчет бреда не очень-то обольщайся. Бред, он совсем по-другому выглядит…

— Это у тебя по-другому, — возразил Калашников. — А по мне — так в самый раз. Черт, да что же это такое! Ведь всю жизнь мечтал о чем-то подобном, а в голове всякая ерунда крутится. Мне же с заказчиком завтра встречаться, в десять утра; и за квартирой присмотреть некому…

Он уселся в проеме, свесил ноги в пустоту и привалился к дверному косяку:

— Дай, что ли, сигарету!

— Да ты ж не куришь, — напомнил Макаров.

— Тем более, — мрачно ответил Калашников.

— Может быть, — участливо сказал Макаров, — тебе коньячку?

— А есть?! — воскликнул Калашников, от радости едва не свалившись в пропасть. — Что ж ты раньше молчал?!

— Да все некогда было, — ответил Макаров. — Сейчас принесу. Вот только чем бы там посветить…

— Погоди, — сказал Калашников изменившимся голосом. — Вон там, у самой реки. Что это?

— Не вижу, — развел руками Макаров. — Сам знаешь, очки у меня того. Слабоваты…

Калашников привстал, вытянулся вперед, изо всех сил вглядываясь в мелькнувшие за соснами белые пятна.

— Нет, это точно дома! — воскликнул он, рубанув воздух ладонью. — А если так, Пашка, я знаю, где мы находимся!

— Так и я знаю, — усмехнулся Макаров. — На берегу реки Кама, в подвале, над озером хроноквантовой пены.

— Вовсе нет, — Калашников поднял указательный палец и покачал им в воздухе. — Мы находимся на развалинах машины времени!

Макаров основательно затянулся сигаретой, а потом загасил ее об стену.

— Почему именно на развалинах? — спросил он и выбросил окурок за дверь.

Отскочив от невидимой преграды, окурок влетел обратно в подвал.

— Веско, — констатировал Калашников. — Согласен, кое-что здесь еще работает. Но что касается самой машины времени — той штуки, что вытащила нас из двадцатого века, — относительно нее можешь не сомневаться. Лежит в развалинах!

— Где?! — Макаров демонстративно огляделся по сторонам. — Где эти развалины?!

— А ты думаешь, что машины времени делают из стекла и бетона? — хмыкнул Калашников. — Вон, внизу целый кратер какой-то гадости; чем тебе не развалины? И вообще, я другое хотел сказать: будь с этой машиной все в полном порядке, ее хозяева давно бы уже брали у нас интервью!

Макаров наморщил лоб, почесал за ухом и снова высунулся наружу.

— Думаешь, это все из-за нас? — спросил он, разглядывая клокочущую серую массу.

— А ты видишь поблизости другие подобные кратеры? — усмехнулся Калашников. — Не верю я в такие совпадения! Небось, в первый раз запускали, экспериментировали… а, ну, наконец-то!

Макаров поднял голову и увидел прямо перед собой полупрозрачную человеческую фигуру. Наконец-то, подумал он, невольно повторив последние слова Калашникова. Наконец-то можно перевести дух.

— Добрый день, — услышал Макаров язвительный голос Калашникова. — Если он, конечно, добрый!

— Вы живы, — произнес полупрозрачный человек. — Значит, добрый!

3.

Убедившись, что предполагаемый хозяин машины времени понимает русский язык, Калашников сделал паузу, чтобы как следует рассмотреть человека будущего. Впрочем, человека будущего в незнакомце выдавали разве что просвечивавшие через него сосны; одет он был в светло-серый комбинезон, застегнутый на груди на что-то вроде залипов, ростом лишь чуть-чуть превосходил невысокого Макарова, а выражение лица имел задумчивое и даже несколько мечтательное. Появись подобный субъект перед Калашниковым во плоти, тот навряд ли принял бы его всерьез. Но голографическая копия, в виде которой человек будущего появился перед своими гостями, говорила сама за себя.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39