Глаз дракона

Жизнь продолжалась.

ГЛАВА 7

ДРАКОН И ОН

Легкое и белоснежное облако нежно заслонило солнце над моей головой. Светило, не желая мириться с вторжением, выскользнуло своими лучами из ловушки и, призвав на помощь брата?ветра, снова осталось в небе в гордом одиночестве. Лидер должен быть один. И варркан по имени Файон тоже должен быть один. Раз и навсегда.

Потянувшись всеми суставами так, что они даже захрустели, я нехотя поднялся с бешено пахнущей травы. Она пахла розами. Мне кажется, что все в этом мире, рано или поздно, приобретает этот божественный аромат. Если к тому же о нем все время думать.

Розы, розы! Их запах мне мерещится всюду. В лесу, в море, и даже в деревнях, где, как известно, пахнет сеном и другой сельскохозяйственной продукцией. Розы, розы! Вот уже несколько суток безделья и скуки. Я жду армию. Самую многочисленную и самую мощную армию из всех когда?либо существовавших. Армию, которой не страшно простое оружие и не страшна смерть, ибо эта армия сама является смертью.

Сорвав тоненький зеленый стебелек, я с наслаждением разжевал его сочную мякоть. Жизнь! Замечательная штука — жизнь! И почему мне всегда говорили, что она одна. Или это говорили люди, которые сами не понимают смысл этого слова. Нет, врете! В этом слове заключено больше знания, чем написано в ваших толстенных томах по философии. Кто может знать, что такое жизнь? И сколько жизней дается человеку, чтобы полностью понять, кто он такой на самом деле.

Я выплюнул изжеванную травинку и встал. Мне надоело заниматься ничегонеделанием. Философия вообще была не моей специальностью, и я занимался этим видом деятельности просто потому, что ничего другого мне пока не оставалось. Бездействие угнетало и раздражало. Вот уже три дня — три дня! — я сижу на этом холме и безуспешно всматриваюсь в горизонт, надеясь увидеть облако. Белые и легкие облака не привлекали моего внимания, да и плыли они в небе, соревнуясь по красоте разве что только с солнцем. Впрочем, они всегда проигрывали. Я ждал другие облака. Черные и тяжелые. Облака пыли, поднимающиеся из?под ног многочисленных воинов Мрака.

Никогда с той поры, как я стал варрканом, я не желал встречи с врагом так, как ждал ее сейчас. Я не знал, что будет потом. Скорее всего, я надеялся на свою способность к импровизации. Да и чего греха таить, у меня имелись Глаз Дракона и разум Повелителя Мира. Я заставлю их помогать мне. А если нет — тогда чего ради меня затащили сюда, в этот не всегда приятный мир, без горячего водопровода и парикмахерских, с русалками, живущими в болотах, а не в чистых тихих омутах?

Ну и черт с ними со всеми. Кто меня сюда забросил, тот пусть и помогает. Нечего все время на моем горбу выезжать. О том, что можно было давно лишиться этого горба и самой жизни, я старался не думать.

Взглянув на горизонт и не увидев там ничего интересного, я решил спуститься в одну из деревень, которая располагалась по соседству с холмом. Отчасти для того, чтобы перекусить, отчасти, чтобы узнать последние новости.

Неделю назад я сошел на берег и поспешил вслед за армией Черного Варркана. Называть его своим именем я не стал из соображений гуманности. Зачем портить имя славного и доброго парня. Я пытался найти Черного Варркана, но все мои попытки оказались тщетными — слишком широко раскинула свои крылья армия нелюдей. И тогда я решил, раз гора не идет к варркану, то нужно сделать так, чтобы варркан пришел к горе.

И тогда я решил, раз гора не идет к варркану, то нужно сделать так, чтобы варркан пришел к горе.

Я прошелся быстрым боевым маршем по его войскам, начиная от тылов и кончая передовыми отрядами, оставляя за собой серебряные костры смерти. Теперь ОН должен был прийти сюда. Сам. Ибо все нити сходились в одном месте, на моем холме.

Но Ч. В. (даже Черным Варрканом его называть противно) явно оказался не джентльменом и на встречу не торопился.

Деревня напоминала перевалочный пункт. Сотни беженцев, спасаясь от черной чумы, собрались здесь в поисках временного пристанища, хлеба и воды. Сначала на дорогах показывались немногочисленные группы людей, затем образовывался тоненький ручеек, а затем волна беглецов затапливала все дороги. Хозяева деревень ненавидели этих, по их словам, оборванцев и презирали их. Презирали только для того, чтобы через несколько дней побросать нажитое имущество и стать такими же нищими и оборванными беглецами. Вот такая карусель. «Ту би ор нот ту би», — как говаривал знаменитый классик.

Я зашел в небольшой трактир, протолкался к стойке и еле завладел вниманием хозяина. И то лишь после того, как он увидел золото. Отнекиваясь от других, менее богатых, а то и совсем бедных людей, он растолкал руками посетителей и, угодливо улыбнувшись, поинтересовался, что же все?таки требуется богатому господину, то есть мне, и чего бы я желал откушать.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111