Чародей фараона

Открыватель Путей тщательно обнюхивал каждый камешек, в подозрительных местах останавливался, сосредоточенно вдыхал-выдыхал и выносил свой вердикт.

Пару раз Джедефхор предлагал «херихебу» подменить его, но ни Данька, ни нетеру не соглашались, мотивируя это тем, что именно в такой связке у Путеводителя усиливаются качества нюхача. На самом деле Упуат не хотел, чтобы в его отношения с египтянином проникло нечто похожее на панибратство. Верующих нужно держать на должном расстоянии от объектов их поклонения.

Таким образом напарникам удалось обнаружить три камня, ничем от соседних не отличающихся, к которым чаще прочих прикладывались человеческие руки.

Теперь оставалось самое главное — в какой последовательности нажимать на эти камни?

Вдруг там предусмотрена еще и дополнительная система безопасности, которая просто заблокирует замок напрочь при одном неверном нажатии?

Но тут уж даже великолепный нос бога ничем помочь не мог.

Приходилось рисковать.

Рахотеп, Джедефхор и Даниил встали на исходные позиции, и по знаку Упуата каждый дотронулся до своей «кнопки».

Говорят, новичкам везет — у доморощенных взломщиков сработало с первой же попытки.

Стоило нажать на последний из камней, как внутри что-то зажужжало, заскрипело, и стена вся целиком с утробным вздохом опустилась вниз.

Первое, на что обратил внимание Даниил, почему-то именно это бросилось ему в глаза, был стоявший на бедном треножнике рядом с исчезнувшей стеной круглый ларец, выточенный непонятно как из цельного куска прозрачного горного хрусталя. Сквозь его стенки хорошо просматривались три светящихся золотом предмета замысловатой формы. Это и были пресловутые таблички с планами подземелий храма Тота. Которые так мечтал получить фараон Хуфу.

И только потом, спустя несколько секунд, они увидели узников.

В дальнем углу замерла в гордом одиночестве высокая худая фигура — человек, но с головой, подобной птичьей. Причем, хотя и похожей на ибисовую, но не один к одному. На поясе у него висела большая чернильница, источавшая зеленоватый свет (ею и освещалась крипта).

Радостно взвизгивая, Упуат кинулся к своему соплеменнику и тут же принялся о чем-то оживленно с ним беседовать на непонятном языке. Кроме хозяина храма (нежданно-негаданно ставшего в нем пленником), тут было еще несколько человек. Высокий бритый (уже начавший обрастать) мужчина, чем-то похожий на Джедефхора и самую малость- на Хуфу. Двое крепкого сложения египтян, чьи рельефные мышцы никак не вязались с выражением подлинного ужаса на лицах.

Радостно взвизгивая, Упуат кинулся к своему соплеменнику и тут же принялся о чем-то оживленно с ним беседовать на непонятном языке. Кроме хозяина храма (нежданно-негаданно ставшего в нем пленником), тут было еще несколько человек. Высокий бритый (уже начавший обрастать) мужчина, чем-то похожий на Джедефхора и самую малость- на Хуфу. Двое крепкого сложения египтян, чьи рельефные мышцы никак не вязались с выражением подлинного ужаса на лицах.

И — тонкая девичья фигурка у стены, зашевелившаяся при появлении освободителей. Анх… Жива! Вот она приподнялась, вглядываясь в лица гостей, вот вскочила и метнулась к Дане. Он уже приготовился заключить ее в объятия, но девушка стрелой пролетела мимо, едва не сбив «соседа» с ног, и бросилась на грудь принцу.

— Джедефхо-ор!! Я верила, я знала, что ты спасешь меня!

Почему-то Даниилу стало очень грустно, и он отвернулся, стараясь не глядеть, как девушка рыдает на груди у голубоглазого, успокаивающе поглаживающего ее по волосам.

Хотя ведь так будет лучше, правда? Но почему щиплет глаза?

И тут взгляд Горового упал на стоявшие у дальней стены предметы, и он забыл обо всем.

Огромный котел, целиком выдолбленный из какого-то странного, синеватого с розовыми прожилками камня. В таком котле можно было сварить теленка.

Или не теленка…

Большой стол — базальтовый, с выщербленной по краям столешницей.

Набор бронзовых ножей, долот, полочек и еще бог весть чего.

И чем дольше смотрел на все это Даня, тем страшнее ему становилось.

Строки из треклятого предсказания явственно звучали в ушах:

«Странник закалывает богов ЕМУ, разрезает их и варит кушанье в котлах своих. И пожирает ОН их божественную силу, и съедает их чары».

Рядом возник Упуат. Он озабоченно заглянул в лицо Даниилу, проследил, куда направлен его взор.

— Чем тебя так заинтересовало это барахло? Разве ты собирался умирать? Вроде рановато к бальзамировщикам? — ободряюще тявкнул Путеводитель.

Он вновь вернулся к Тоту и поэтому не увидел облегчения на лице «херихеба».

Он-то чуть было не решил, что акху в союзе с изменником Скитальцем собирались начать претворять предсказание старого безумного египтянина в жизнь уже прямо здесь — с непосредственным участием своих пленников.

А это всего лишь предметы ремесла местных чучельщиков!

То есть мумификаторов, конечно. Даня почувствовал, как его разбирает истерический смех, сдержать который он был уже не в силах. Видно, дикое перенапряжение последних дней и часов все-таки доконало его нервную систему.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112