Чародей фараона

Синий кружок.

Гигантский кусок студня подался влево и лег на поверхность второй половины «заливного», образовав жуткую башню двенадцатиметровой высоты.

Показалось дно пруда.

— Теперь мой черед!

Упуат метнулся вперед и стал нарезать круги по обнажившемуся дну водоема. Туда-сюда, сюда-туда. Остановится на месте. Принюхается. Насторожит уши, как бы желая услышать нечто, ведомое только ему. Одним словом, это был бенефис Открывателя Путей, выступавшего в роли ищейки детектива.

Вот волчок в очередной раз застыл и принялся сосредоточенно рыть грунт, пытаясь поддеть некий камень. Таки отодвинул, схватил что-то зубами и непринужденно затрусил к берегу.

Поравнявшись с Данькой, ушастый высунул язык и продемонстрировал парню бирюзовую рыбку — точную копию той, что оставалась у Аиды. Сплюнул заколку под ноги Горовому и прохрипел:

— Давай заканчивай. Приводи все в порядок.

Студент понятливо кивнул.

Синяя.

Верхняя часть «башни» сдвинулась вправо и зависла в воздухе.

Зеленая.

Студенистый аквариум плавно опустился вниз. Полоса, разделявшая две части пруда, затянулась.

Наконец голубая кнопка.

Зеркальная поверхность подернулась рябью, и вода в пруду вновь стала живой. Несколько рыбешек радостно подпрыгнули вверх и с громким всплеском шлепнулись обратно.

Данька подобрал с земли лазоревую рыбку и, слегка пошатываясь, подался к толпе. Хотя нет, никакой толпы не было в помине. Все придворные, объятые диким ужасом, валялись, уткнувшись носами в пыль, на земле вокруг трона, на котором сидел скукожившийся и жалкий владыка Двух Земель.

И только трое остались стоять на ногах: радостно хлопающий в ладоши Джедефхор, скрежещущий зубами в бессильной ярости Хафра и удивленно распахнувшая глаза-колодцы Аида.

Данька с галантным поклоном протянул певице найденную заколку и по стойке смирно вытянулся перед фараоном.

Несколько долгих мгновений продолжалась игра в гляделки между царем и парнем в леопардовой шкуре. Первым сдался государь.

Встав во весь рост, он вытянул вперед десницу и проскрипел:

— Пусть дадут один хлеб, одну кружку пива, лепешку ладана великому херихебу, святому хему-нечеру Джеди, ибо я познакомился с примером его искусства!

И сделали так, как приказал его величество.

Глава седьмая

К ДОЗНАНИЮ ПРИСТУПИТЬ

— Думаешь, он справится, этот твой протеже?

— А у тебя есть другая кандидатура, Проводник?

— Если и есть — все равно ты ведь не примешь ее, Старший…

— Не приму. Уже не приму. Тем более, ее у тебя нет.

— Ты, как всегда, прав. Но все же объясни — почему ты так веришь в этого пришельца?

— Видишь ли, Проводник, он, как ты сам только что заметил, пришелец — чужак в нашем времени. А значит, и законы этого времени распространяются на него лишь частично. И здешние люди, и мы, и даже наши враги находятся под их властью. А он может обойти их, не разрывая ткань реальности, не испытывая сопротивления. Там, где нам пришлось бы ломиться всей мощью, круша мироздание, он просто придет и возьмет. При этом никто ничего не заметит — все просто подумают, что ему улыбнулась удача.

— Так это и есть суть твоего эксперимента? А не опрометчиво ли ты поступаешь, Старший? Тебе же известно — какие ставки в этой игре?

— Вот именно об этом я и хотел поговорить с тобой: я полагаю, что пришла пора рассказать ему все.

— Все??

— Именно так, Проводник.

— Все??

— Именно так, Проводник. И сделать это следует тебе.

— Мне?

— Ну да. Или у нас есть другой специалист по связям с общественностью?

Даниил Горовой сидел на кухне своего дома (ох, уж эта российская привычка — решать все мало-мальски важные дела на кухне), жевал сдобренную фруктами пшеничную кашу, сваренную Анх, ждал появления Каи, отправленного в царские конюшни за колесницей, и думал.

Дело в том, что он пока не вполне представлял — как подступиться к заданию?

Может, все-таки лучше было бы попросить у царя кого-нибудь в помощь? Говоря языком его времени, «группу поддержки», профессионалов сыскного дела?

Но тут же Данька решил, что все-таки был прав, ограничившись Каи.

Для полного счастья ему не хватало только какого-нибудь важного сварливого чиновника с пузиком и родословной! Или полудюжины «глаз и ушей фараона». Вот именно — «глаз и ушей». Нет, светиться лишний раз ему ни к чему. Вдруг кто-то из этих зорких и чутких личностей увидит и услышит, как новоиспеченный херихеб ругается на неведомом языке или беседует со своей собакой? Оно бы и ничего, пусть. Лишь авторитета прибавится. Хотя после представления в саду фараона слава о святом хему-нечере Джеди, укрощающем водную стихию, разнеслась по всей столице и ее окрестностям. Говорят, какой-то придворный писец-подхалим уже даже успел состряпать сказку-панегирик «Фараон Хуфу и чародей».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112