Истребитель драконов

— Вы, как всегда, преувеличиваете, Вацлав Карлович. Можно подумать, что на свете нет других достойных мужчин, в общении с которыми белые лебедушки обрели бы покой и сексуальное удовлетворение.

— Эти лебедушки не покоя ищут, а бури! — в сердцах воскликнул Крафт.

Я было уже раскрыл рот, чтобы объяснить Вацлаву Карловичу разницу между лебедем и буревестником, но тут к нашей сплоченной компании присоединились трое рослых соколов, сверкающих золотым оперением. Ясны соколы, к счастью, предстали перед нами в человеческом обличье, но насчет их доспехов я не солгал, они действительно были богато украшены золотом. Да и сравнение с соколами пришло мне в голову не случайно, поскольку на головах подошедших к нам воинов были шлемы, увенчанные позолоченными фигурками именно этой гордой птицы.

— Великий царь Аталав зовет царевичей Вадимира и Мрака пред свои светлы очи, — четко произнес один из них и вскинул правую руку, видимо в знак приветствия.

Смотрел ясный сокол при этом на нас с Марком, так что ни у кого из присутствующих не возникло сомнения, кого именно требуют пред светлы очи. Нам ничего другого не оставалось, как только пожать плечами и последовать за посланцами грозного царя, который и был, вероятно, владельцем роскошного дворца, где мы оказались по чистой случайности. Разумеется, Крафт, Шварц и Морава увязались за нами, хотя их вроде бы никто не приглашал. Но будем надеяться, что грозный царь Аталав отнесется снисходительно к навязчивости лиц, не по своей вине попавших в передрягу. Дворец был переполнен воинами и слугами. И если первые приветствовали нас с Марком взмахом правой руки, то вторые склонились в почтительном поклоне. Из чего нетрудно было сделать вывод, что нас в этом мире считают весьма важными персонами. Пока мы шли длинными коридорами, я не теряя времени изучал здешнюю живопись и скульптуру. Между прочим, изобразительное искусство здесь было весьма специфическим. Преобладали зооморфные существа, то есть существа с человеческими телами, но с головами львов, соколов, быков и волков. Были здесь и изображения животных, так сказать, в натуральном виде, но в основном на одежде обслуживающего персонала.

Пройдя через огромные залы и спустившись на два этажа вниз, я пришел к выводу, что этот дворец своей величиной превышает, пожалуй, все виденные мной до сего времени сооружения. Выглянув в окно, я узрел еще ряд строений, менее масштабных, за которыми возвышалась огромная зубчатая стена.

— Кажется, это город или крепость, — сделал предположение Марк.

Я не успел ни возразить Марку, ни согласиться с ним, поскольку как раз в этот момент нас ввели в огромное помещение, посредине которого возвышался трон, сделанный из чистого золота и усыпанный тысячами драгоценных камней. От такой роскоши у меня зарябило в глазах, и я не сразу заметил затянутого в кожу рослого человека, стоящего у большого окна.

От такой роскоши у меня зарябило в глазах, и я не сразу заметил затянутого в кожу рослого человека, стоящего у большого окна. Судя по тому, как замерли сопровождавшие нас ясны соколы, я понял, что перед нами не кто иной, как царь Аталав. Он был далеко не стар, хорошо сложен, и во всей его фигуре чувствовалась нерастраченная сила. Царь резко отвернулся от окна, властным жестом выпроводил стражу и только потом бросил строгий взгляд на нас с Марком. В чем мы провинились перед этим человеком, я понятия не имел, но, видимо, провинились крепко, поскольку в надменных зеленых его глазах читался гнев.

— Я удивлен, царевич Вадимир. Скажу даже больше, я возмущен вашими бесчинствами. Ваше поведение и прежде было неподобающим для особы столь высокого ранга, но в этот раз вы превзошли самого себя, да к тому же втянули в гнусный разгул своего брата царевича Мрака.

Для меня не было новостью, что Марка в этом мире называют Мраком, а вот то, что он числится здесь моим братом, явилось полным сюрпризом.

— Я взял вашу мать из рода Беров в надежде, что кровь Сокола и Льва, текущая в моих жилах, обуздает ту темную силу, которая кипит в жилах поклонников Чернобога, но ошибся. Вы не оправдали моих надежд, царевич Вадимир. Сначала вы соблазнили прекрасную Светлану, жрицу богини Макоши, но это сошло вам с рук. Ибо жрецы Йопитера сочли эту греховную связь угодной богам. Вы умеете очаровывать не только жриц, но и жрецов, царевич Вадимир, в этом вам трудно отказать. Затем вы соблазнили вторую дочь Форкия и Кето, прекрасную Леду, нареченную невесту царя Варлава, нашего родовича, друга и союзника. Чтобы покрыть ваш грех, порфирородному Варлаву пришлось взять женщину с ребенком. Не скрою, я принудил его к этому почти силой. Ибо его отказ был бы сочтен дерзостью царем Форкием, и Аталания по вашей милости утонула бы в крови. Затем вы спутались с Ворказой, недостойной женой великого Цемира. Гордый царь Саматрии не потерпел позора и согнал со своего ложа дочь Форкия и титаниды Кето.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103