Истребитель драконов

Под баронессой де Френ подразумевалась, естественно, Верка Смирнова, которая оставила неизгладимый след в памяти жителей благословенной Апландии в качестве ведьмы и чернокнижницы. Немудрено, что Шарль, встретившись с ней глазами, слегка побледнел и поспешил перевести разговор на другую тему. Менестрель вообще был не в своей тарелке, но я не спешил предъявлять ему претензии. В конце концов, человек собирался провести мирный вечер в обществе двух очаровательных созданий, а возможно, и закрутить с одной из них необременительный романчик, как вдруг к нему без приглашения вваливается толпа подозрительных личностей во главе с небезызвестным в Апландии возмутителем спокойствия сиром Вадимиром де Ружем.

— А что у тебя с гороскопом, дорогой друг? — обеспокоился Марк де Меласс.

— Сведущая в астрологии леди Гиневра обеспокоена влиянием Сатурна на мои жизненные силы. Ей кажется, что велик шанс потерять их вместе с изрядным количеством крови, но не в сражении, а в постели.

— Как, простите, вы назвали эту британскую путешественницу?

— Леди Гиневра. Женщина редкостной красоты и добродетели.

— Кажется, ты очарован ею, дорогой друг? — Марк бросил на меня быстрый взгляд.

— Леди Гиневра замужем.

— Вряд ли истинного поэта могут остановить подобные пустяки, — не удержался от циничной реплики захмелевший Ираклий Морава, чем привел де Перрона в смущение.

— А как зовут вторую даму? — спросил я.

— Леди Моргана.

Я, собственно, с самого начала предполагал, что в этот захолустный замок нас забросило далеко не случайно, но на встречу с Наташкой и Цирцеей, честно говоря, не рассчитывал. Хотел бы я знать, что понадобилось двум ведьмам от моей жены Маргариты и от любовницы Марка Дианы?

— А как здоровье нашего благородного друга графа Жофруа де Грамона?

— Граф здоров, — вздохнул де Перрон, — но, как бы это помягче выразиться… впал в детство.

Благородной Диане приходится в одиночку управляться с огромным хозяйством.

При этом благородный Шарль бросил осуждающий взгляд на своего друга де Меласса, который покинул любовницу в тяжкий для нее час. Марк выглядел озабоченным, но до раскаяния ему было очень далеко.

— Ты ничего не слышал о вампирах, Шарль?

— О нет, — взмахнул руками де Перрон. — Последний вампир в Апландии был убит сорок с лишним лет тому назад в окрестностях этого замка. Кстати, убил его мой дед, благородный Бернар, в честь которого я и получил одно из своих имен.

— Героический у вас был дедушка, — ехидно скривила губы Верка. — А вы не боитесь мести этого вампира? Ведь случается, что они воскресают.

Де Перрон на Веркины слова отреагировал лишь пожатием плеч, зато почему-то заволновался Генрих Иоганнович Шварц, который до этой минуты вел себя тихо, как мышь. Может, на него возбуждающе подействовали разговоры о вампирах. Что там ни говори, а Шварц пока еще не попробовал человеческой крови, и, возможно, сие обстоятельство вредно отражалось на его самочувствии. Словом, за посланцем Общества почитателей Мерлина нужен был глаз да глаз, иначе, чего доброго, предсказание леди Гиневры могло исполниться самым печальным для нашего друга де Перрона образом.

Мои размышления прервал шум во дворе. Время, кстати говоря, было еще не позднее, но солнце уже склонялось к закату, и в залах замка де Перрон царил полумрак. Шарль подхватился с места и приказал зажечь все свечи. И пока слуги суетились со светильниками, сам доблестный менестрель скатился вниз по лестнице, дабы самолично встретить благородных дам.

— Вам этот визит не кажется странным, Чарнота? — спросил меня негромко Марк.

— Более чем, — подтвердил я. — Не пойму только, зачем им понадобился именно наш друг Шарль.

— Может быть, дело в вампире, которого убил его дед?

— А вы слышали об этой истории раньше?

— Слышал. О Черном рыцаре ходило много легенд в этих краях. Он был пришлым, но женился на местной уроженке, дочери сира Витора де Феса. А дальше для всех окрестных жителей и сеньоров начался форменный ад, продолжавшийся до тех пор, пока доблестному дедушке нашего друга не удалось загнать осиновый кол в грудь расшалившегося упыря. Бернар был дальним родственником благородного де Феса, а потому и унаследовал его замок и земли. Замок Фес он переименовал в Перрон, дабы ничто уже не напоминало о происходивших в нем событиях.

История довольно обычная для Средневековья. Обычная в том смысле, что удалой Бернар захапал не принадлежащий ему замок, отправив на тот свет хозяина. А был ли тот действительно вампиром или нет, это уже дело второстепенное. Главное, что Черный рыцарь был чужаком, а к чужакам в благословенной Апландии всегда относились с большим подозрением. Я испытал это на собственной шкуре.

Наш с Марком де Мелассом разговор оборвался на самом интересном месте. Долгожданные гостьи наконец появились в зале в сопровождении сияющего хозяина. Вероятно, Шарль предупредил благородных дам о неожиданном появлении гостей, поскольку ни леди Моргана, ни леди Гиневра не выразили по поводу Нашего присутствия в замке де Перрон удивления.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103