Истребитель драконов

Вряд ли фея Моргана что-то приобрела в результате поединка чародеев, зато авторитет Вацлава Карловича Крафта взлетел до небес. В том смысле что многие дамы боялись на него глаза поднять, а доблестные кавалеры шарахались в стороны, когда он шел к своему коню.

— Поздравляю вас, Вацлав Карлович, — подкатился я к Крафту с комплиментами. — Теперь в глазах местных обывателей вы не кто иной, как маг и чародей Мерлин.

— Это с какой же стати? — удивился бывший Цезарь столь стремительному повышению его статуса. — Кто им сказал такую чушь?!

— Вы будете смеяться, Вацлав Карлович, но это сделал я.

Крафт, однако, не засмеялся, зато высказал в мой адрес массу замечаний нелицеприятного характера, отчасти даже в матерной форме. Осуждать я его за это не стал, поскольку считал, что после пережитого стресса новоявленному магу нужна эмоциональная разрядка.

— Подложили вы, Чарнота, свинью Вацлаву Карловичу, — поддержал претензии Крафта Марк.

— Но позвольте, господа хорошие, — возмутился я, — а кто еще, по-вашему, может соперничать в магии с феей Морганой, как не Мерлин? Уж если играть, то по-крупному.

— Авантюрист, — бросил в мою сторону Крафт, и, возможно, был не так уж и неправ в своих ко мне претензиях.

Впрочем, мелкая претензия Вацлава Карловича не шла ни в какое сравнение с благодарностью, которую должны были испытывать по отношению к своему благодетелю компетентные товарищи и уважаемый бизнесмен. Все-таки провести почти сутки в свиной шкуре — это вам не фунт изюма. Однако и с этой стороны вместо благодарности на меня посыпались упреки.

— Я на вас в суд подам, Чарнота, — обрушился на меня обиженный на весь свет Василий. — Вы ответите за это форменное издевательство над порядочными людьми. Развели здесь, понимаешь, магию!

— Ну а за чем дело стало? — обиделся и я на неблагодарных оборотней. — Король Артур рад будет вынести вердикт по столь запутанному делу.

— Какой еще король Артур? — удивился Михаил, слезая с телеги.

И пока благородный рыцарь сир де Меласс объяснял компетентным товарищам, в какой ситуации мы оказались и чем нам все это грозит, я молча пережевывал обиду. Вот ведь люди! Подумаешь, побыли сутки в шкуре кабана, а устроили такую истерику, словно целый год не вылезали из свинарника. Можно подумать, что мне доставляет удовольствие корчить из себя демона, зверя апокалипсиса и бога Велеса одновременно. От такого количества общественных нагрузок у меня стал пропадать аппетит и окончательно истрепалась нервная система.

— У вас работа такая, господа хорошие, в смысле дорогие товарищи, — бросил я упрек Михаилу и Василию. — Вот и ловите сами этого Дракулу, а я умываю руки. В конце концов, я всего лишь апландский рыцарь, обремененный семьей и вассалами. С какой стати я должен рисковать жизнью ради государства, которое отказало мне в возмещении понесенных на ниве борьбы с преступностью убытков.

В конце концов, я всего лишь апландский рыцарь, обремененный семьей и вассалами. С какой стати я должен рисковать жизнью ради государства, которое отказало мне в возмещении понесенных на ниве борьбы с преступностью убытков.

— А как же патриотизм?! — воззвал ко мне Борис Мащенко. — Стыдно, господин Чарнота, считать купюры, когда речь идет о благе Отечества.

— Никакого блага у Отечества не будет, если мы не научимся купюры считать, — оборвал я демагогию бизнесмена. — Ладно, уговорили. Но я требую, чтобы компетентные товарищи зачли мне обуздание князя Дракулы как подвиг.

— Ужо будет вам орден, Чарнота, — зловеще пообещал Крафт. — На этот счет можете не сомневаться.

После бурных и продолжительных дебатов, закончившихся, как это водится в нашем государстве, пшиком, мы бросились догонять фею Моргану. Причем компетентным товарищам пришлось ехать на телеге, что сильно вредило их авторитету в глазах местного населения. Ибо истинный рыцарь должен сидеть в седле соколом, а при встрече с врагом клекотать орлом.

— Я послала к королю Артуру гонца, — встретила нас доброй вестью леди Моргана. — Ему будет приятно вновь встретиться со своим воспитателем, достославным Мерлином.

Вацлав Карлович незаметно погрозил мне кулаком и впал в благородную задумчивость. А я просто просчитывал ситуацию и прикидывал, чем закончится для нас эта отчаянная авантюра. Все в конечном счете зависело от того, кто кого будет более успешно водить за нос: мы липового короля Артура или он нас. В гонцы, судя по всему, напросился Мордред, — во всяком случае, я его не видел в свите Морганы. Если этот негодяй первым доберется до Дракулы, то можно без труда догадаться, что он там о нас наплетет.

Замок Камелот возник на горизонте, когда я уже начал терять терпение. Более величественного сооружения мне видеть еще не доводилось. В сущности, это был даже не замок, а небольшой город, обнесенный высокой стеной с десятком весьма живописных башен. Все-таки надо отдать должное сукиным сынам, они умеют устраиваться в жизни куда лучше людей порядочных. По внешнему виду Камелот более всего напоминал Московский Кремль, но такое сравнение было бы политически некорректным, ибо в данном случае внутренние различия куда важнее внешнего сходства, видимо абсолютно случайного.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103