Истребитель драконов

Похоже, король Артур решил лично встретить леди Моргану и своего воспитателя, досточтимого Мерлина. Во всяком случае, из замка нам навстречу выехала группа всадников, одетых с вызывающей роскошью. От павлиньих перьев, разноцветных плащей и стягов у меня зарябило в глазах. Многие рыцари были облачены в сияющие на солнце доспехи, украшенные золотой и серебряной насечкой. По сравнению с этими блестящими кавалерами мы с де Мелассом выглядели простыми деревенскими парнями, выехавшими из глухой провинции на поиски приключений.

Мордреда, находившегося в голове конноспортивной группы, я узнал сразу. Что же касается скакавшего рядом с сыном Морганы горделивого всадника на черном как сажа коне, облаченного в доспехи, но без шлема на голове, то его лицо мне не было знакомо. Судя по всему, это человек, взявшийся сыграть в магической мистерии роль короля Артура. И, надо признать, данные для этого у него были. Я, разумеется, говорю о внешних данных, ибо о душевных качествах этого человека мне оставалось только догадываться.

Король Артур спешился первым. Все остальные последовали его примеру. Вопреки моим ожиданиям, король сначала заключил в объятия достославного Мерлина, а уж потом оборотил свой благородный лик к леди Моргане:

— Я благодарен вам, сестра, за ту радость, которую вы доставили мне известием о прибытии в наши края моего дорогого друга и наставника. И уж тем более я счастлив увидеть его воочию в шаге от себя и услышать его блещущие мудростью и остроумием речи.

И уж тем более я счастлив увидеть его воочию в шаге от себя и услышать его блещущие мудростью и остроумием речи.

Смущенный встречей, Вацлав Карлович явить окружающим свою мудрость и уж тем более остроумие не спешил, так что мне ничего другого не оставалось, как ринуться ему на помощь и отвлечь внимание благородного собрания на себя.

— Апландский рыцарь сир Вадимир де Руж барон де Френ, — представила меня королю леди Моргана. — Доблестный воитель и верный спутник достославного Мерлина.

— Да, — вяло подтвердил липовый Мерлин, обретший наконец дар речи. — Очень приличный человек. Я тоже рад тебя видеть, благородный Артур.

В таких случаях умные люди советуют лучше жевать, чем говорить, но у Вацлава Карловича не было под рукой жевательной резинки. Ну что это за характеристика для благородного рыцаря — приличный человек. Приличным человеком может быть какой-нибудь купчик, а рыцарь должен быть потрясателем Вселенной, драконоборцем или кем-нибудь в этом роде. В этот момент я горько пожалел, что не прихватил с собой Берту Марию Бернарда Шарля де Перрона. Уж менестрель бы точно нашел слова, чтобы представить королю Артуру красу и гордость рыцарского сословия. Справедливости ради надо заметить, что компетентные товарищи и Боря Мащенко вообще не были представлены королю, и им не досталось даже кивка, которым его величество одарил Марка де Меласса.

— В Камелот. — Король Артур взмахнул рукой и птицей взлетел в седло. Похоже, в отличие от вашего покорного слуги, он был незаурядным наездником. Впрочем, годы его были небольшие, что-то в районе сорока, да и сил, видимо, сохранилось в избытке. Я успел заметить, что король не уступает мне в росте и в ширине плеч вряд ли проигрывает. Словом, это был типичный представитель средневековых правителей, способных не только отправить человека на плаху, но и самолично снести ему голову в очном поединке. Удивляться этому не приходилось, поскольку в роли короля Артура, если я, конечно, прав в своих расчетах, выступал незаурядный воитель князь Влад Тепеш, наводивший ужас не только на своих подданных, но и на воинственных соседей. Честно скажу, до сих пор подобного уровня противников у меня еще не было. В прежних схватках мне противостояли современники, сильно подпорченные благами цивилизации и слегка развращенные господствующим ныне гуманизмом. Влад Дракула, скорее всего, о гуманизме даже и не слышал, а если слышал, то вряд ли понимал, что это такое. Зато, если верить порочащим его слухам, не было способа казни, которым бы он не владел, и в этом смысле валашский князь был истинным профессионалом, не испорченным цивилизацией.

Мы вступили в Камелот под ликующие крики простого народа, которого, впрочем, было не слишком много. Простой народ если и попадал в этот замок, то только в качестве обслуги, а основным населением здесь являлось благородное сословие. Во всяком случае, гостеприимный хозяин настаивал на том, что окружающие нас люди в роскошных одеждах — это доблестные рыцари и их прекрасные дамы, а с нашей стороны было бы большой наглостью его в этом разубеждать. Круглый стол был уже накрыт, и нам оставалось только занять подобающие нашему рангу места. Ибо что бы там ни говорили про этот самый стол как символ равенства, но ведь и ежу понятно, что самые почетные места находятся подле короля. Насчет Вацлава Карловича волноваться не приходилось, ему было предложено сесть по правую руку от Артура, мы с де Мелассом прочно утвердились в свите леди Морганы, а вот что касается наших друзей, я имею в виду Михаила, Василия и Бориса, то их сенешаль замка благородный сир Кэй вовсе не хотел пускать к столу на том основании, что они-де прибыли в Камелот в простой телеге. Если верить легендам и слухам, то этот сир Кэй был молочным братом короля Артура, отсюда, видимо, и его заносчивое презрение к малым сим. Однако я в два счета доказал этому толстенькому и коротконогому наглецу, что в лице благородных сиров Михаила, Василия и Бориса он имеет счастье видеть цвет рыцарства.

Однако я в два счета доказал этому толстенькому и коротконогому наглецу, что в лице благородных сиров Михаила, Василия и Бориса он имеет счастье видеть цвет рыцарства.

— А почему же они тогда на телеге ездят? — огрызнулся в мою сторону сенешаль.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103