Иван царевич из Родниковки

Сказки Мецгер Александр

 ГЛАВА 1

По проселочной дороге, издавая жалобный скрип, медленно ползла подвода, запряженная худой клячей. На рытвинах и колдобинах подводу подбрасывало, но это не отвлекало возницу и его молодого спутника. Они оживленно беседовали и не обращали внимания на неудобства.

— Нет, дедуля, ты не прав, — убеждал молодой человек старика, правящего лошадью, — я о тебе часто вспоминал. Мне давно хотелось приехать, но в последний момент что-нибудь, да мешало.

Дед почесал седую бороду и хитро поглядел на внука:

— А если бы я не послал телеграмму, что заболел, ты бы приехал? Вероятно, побоялся, что помру, а ты так и не проведаешь?

— Да что ты, дедушка, еще и молодых переживешь.- Возразил внук.

— Ты, Ванюша, тему-то разговора не меняй. — Лукаво усмехнулся дед.

Так за разговорами они не заметили, как впереди из-за деревьев, ярко сверкая на солнце, показался купол церкви.

— Видишь, — кивнул дед с гордостью на купол, — всем миром храм наш отремонтировали. Года три назад к нам приехал священник, ну, понятное дело, люди, чем могли, помогли восстановить ему нашу святыню. Ты же помнишь, в каком плачевном состоянии она была? А вот и матушка.

Указал дед на женщину, ползущую на коленях со стороны леса к церкви.

— Доброго здоровьица. – Приветствуя, он приподнял кепку.

— А что это на коленях она ползет? — Поинтересовался внук.

— Да, как приехали, батюшка с матушкой к нам в село, — стал объяснять дед, — так и согрешила матушка, а на исповеди созналась в содеянном. Ну, батюшка и внушил ей, что Бог простит грехи, если от того места, где согрешила, она до церкви на коленях проползет. Так ей, бедной, пришлось километров семь ползти. Теперь-то, если матушка и грешит, то неподалеку от церкви, чтобы ближе ползти было.

— А что за грех-то? — Наблюдая за женщиной, спросил Иван.

— Да, грех-то, вроде, и небольшой по нашим понятиям. Разыграл ее как-то дед Ерема: сказал, что если выпьет, натощак  яйцо курочки Рябы, то похудеет. Ну, вот она и стала пить яйца, а в пост, как ты знаешь, это большой грех. Так, она, бедная, и берет грех на душу, а потом замаливает.

— Ну и дела, — покачал головой внук. — Средневековье какое-то.

Перед селом подвода заползла под крону вековых деревьев. За деревьями виднелись ухоженные могилки с крестами, а чуть поодаль – старенькие домики, укрытые камышом. Далее располагались более богатые хаты, по местным понятиям: шелёваные с шиферной или железной кровлей.

В конце села пробегала небольшая речка 3латоструйка, в которой Ваня любил в детстве купаться с местными ребятами. По ту сторону Златоструйки находился заповедник — в нем дедушка Леша уже ни одно десятилетие работал лесничим. Теплая волна воспоминаний нахлынула на Ивана. Всё было до мелочей знакомо, будто и не было этих пятнадцати лет, пролетевших с его последнего приезда.

Село Родниковка, получившее своё название от многочисленных родников в округе, было лишено плодов цивилизации. Единственное, что пришло сюда из внешнего мира — это столбы с проводами, снабжавшие Родниковку электричеством, да торчащие на крышах немногочисленные антенны. За штакетными заборчиками виднелись фруктовые деревья и ухоженные грядки. Все село состояло из двух длинных улиц, километра по полтора, упиравшихся в речку. Шаткий деревянный мосток соединял село с лесным заповедником, куда детвора бегала за грибами и ягодами. Из-за угла шелёваной хаты показался на велосипеде толстенький мужичок в черной рясе. Когда велосипед подбрасывало на кочках, круглое брюшко седока плавно покачивалось. Лихо подрулив к подводе, он о чём-то хотел спросить, потом махнул рукой и помчался дальше.

— Наш батюшка, — запоздало представил незнакомца дед. — Видно, матушку опять разыскивает.

Иван, молча, кивнул головой, он уже и сам об этом догадался.

Наконец, они остановились у низенькой белёной хаты. Дед спрыгнул с подводы и пошел открывать ворота. А навстречу внуку уже бежала худенькая старушка.

— Я уже все глазоньки просмотрела, ожидаючи вас. — Ворковала она, обнимая внука.

Дед Леша перенес сумки в хату и предупредил:

— Отведу Сивку-Бурку на выгон и вернусь. Да и гостей пригласить надо.

Пока бабушка Агата хлопотала у печи, Иван решил прилечь с дороги. В тесной комнатке с одним окошком таился полумрак. Не раздеваясь, парень прилег на старенький диван и задремал.

Проснулся он от голосов гостей. Первым прибыл дед Илья. Это был двухметровый, широкоплечий мужчина с бородой-лопатой. Потом явился дед Емеля — душа любой компании. Вечно с шуточками да прибауточками.

У Ивана мелькнула мысль:

— Как странно, прошло столько лет, а ничего здесь не изменилось. Словно время не властно над Родниковкой. Как будто меня здесь не было всего пару дней.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20