Иван царевич из Родниковки

Сказки Мецгер Александр

 ГЛАВА 1

По проселочной дороге, издавая жалобный скрип, медленно ползла подвода, запряженная худой клячей. На рытвинах и колдобинах подводу подбрасывало, но это не отвлекало возницу и его молодого спутника. Они оживленно беседовали и не обращали внимания на неудобства.

— Нет, дедуля, ты не прав, — убеждал молодой человек старика, правящего лошадью, — я о тебе часто вспоминал. Мне давно хотелось приехать, но в последний момент что-нибудь, да мешало.

Дед почесал седую бороду и хитро поглядел на внука:

— А если бы я не послал телеграмму, что заболел, ты бы приехал? Вероятно, побоялся, что помру, а ты так и не проведаешь?

— Да что ты, дедушка, еще и молодых переживешь.- Возразил внук.

— Ты, Ванюша, тему-то разговора не меняй. — Лукаво усмехнулся дед.

Так за разговорами они не заметили, как впереди из-за деревьев, ярко сверкая на солнце, показался купол церкви.

— Видишь, — кивнул дед с гордостью на купол, — всем миром храм наш отремонтировали. Года три назад к нам приехал священник, ну, понятное дело, люди, чем могли, помогли восстановить ему нашу святыню. Ты же помнишь, в каком плачевном состоянии она была? А вот и матушка.

Указал дед на женщину, ползущую на коленях со стороны леса к церкви.

— Доброго здоровьица. – Приветствуя, он приподнял кепку.

— А что это на коленях она ползет? — Поинтересовался внук.

— Да, как приехали, батюшка с матушкой к нам в село, — стал объяснять дед, — так и согрешила матушка, а на исповеди созналась в содеянном. Ну, батюшка и внушил ей, что Бог простит грехи, если от того места, где согрешила, она до церкви на коленях проползет. Так ей, бедной, пришлось километров семь ползти. Теперь-то, если матушка и грешит, то неподалеку от церкви, чтобы ближе ползти было.

— А что за грех-то? — Наблюдая за женщиной, спросил Иван.

— Да, грех-то, вроде, и небольшой по нашим понятиям. Разыграл ее как-то дед Ерема: сказал, что если выпьет, натощак  яйцо курочки Рябы, то похудеет. Ну, вот она и стала пить яйца, а в пост, как ты знаешь, это большой грех. Так, она, бедная, и берет грех на душу, а потом замаливает.

— Ну и дела, — покачал головой внук. — Средневековье какое-то.

Перед селом подвода заползла под крону вековых деревьев. За деревьями виднелись ухоженные могилки с крестами, а чуть поодаль – старенькие домики, укрытые камышом. Далее располагались более богатые хаты, по местным понятиям: шелёваные с шиферной или железной кровлей.

В конце села пробегала небольшая речка 3латоструйка, в которой Ваня любил в детстве купаться с местными ребятами. По ту сторону Златоструйки находился заповедник — в нем дедушка Леша уже ни одно десятилетие работал лесничим. Теплая волна воспоминаний нахлынула на Ивана. Всё было до мелочей знакомо, будто и не было этих пятнадцати лет, пролетевших с его последнего приезда.

Село Родниковка, получившее своё название от многочисленных родников в округе, было лишено плодов цивилизации. Единственное, что пришло сюда из внешнего мира — это столбы с проводами, снабжавшие Родниковку электричеством, да торчащие на крышах немногочисленные антенны. За штакетными заборчиками виднелись фруктовые деревья и ухоженные грядки. Все село состояло из двух длинных улиц, километра по полтора, упиравшихся в речку. Шаткий деревянный мосток соединял село с лесным заповедником, куда детвора бегала за грибами и ягодами. Из-за угла шелёваной хаты показался на велосипеде толстенький мужичок в черной рясе. Когда велосипед подбрасывало на кочках, круглое брюшко седока плавно покачивалось. Лихо подрулив к подводе, он о чём-то хотел спросить, потом махнул рукой и помчался дальше.

— Наш батюшка, — запоздало представил незнакомца дед. — Видно, матушку опять разыскивает.

Иван, молча, кивнул головой, он уже и сам об этом догадался.

Наконец, они остановились у низенькой белёной хаты. Дед спрыгнул с подводы и пошел открывать ворота. А навстречу внуку уже бежала худенькая старушка.

— Я уже все глазоньки просмотрела, ожидаючи вас. — Ворковала она, обнимая внука.

Дед Леша перенес сумки в хату и предупредил:

— Отведу Сивку-Бурку на выгон и вернусь. Да и гостей пригласить надо.

Пока бабушка Агата хлопотала у печи, Иван решил прилечь с дороги. В тесной комнатке с одним окошком таился полумрак. Не раздеваясь, парень прилег на старенький диван и задремал.

Проснулся он от голосов гостей. Первым прибыл дед Илья. Это был двухметровый, широкоплечий мужчина с бородой-лопатой. Потом явился дед Емеля — душа любой компании. Вечно с шуточками да прибауточками.

У Ивана мелькнула мысль:

— Как странно, прошло столько лет, а ничего здесь не изменилось. Словно время не властно над Родниковкой. Как будто меня здесь не было всего пару дней.

Гости всё прибывали, а Иван никак не мог понять, почему крошечная комната, которую он знал с детства, с приходом гостей, становилась все больше и больше.

Когда прибыл отец Федор, компания уже начала садиться за стол. Бабушка Агата поставила на скатерть квашеную капусту, сало, огурцы, домашний хлеб. Дедушка Лёша достал свою заветную, зелёную бутылку. Иван вспомнил, как дед не раз наливал ему из этой бутылки молоко. Теперь в ней, судя по запаху, был самогон. Расставив стаканы, дед разлил по ним напиток.

Самым незаметным во всей компании казался дед Леша. Рядом с Ильей он выглядел, как мышь перед слоном. Но Иван знал, что, несмотря на свой небольшой рост, дед Лёша пользовался огромным уважением среди односельчан. Один только сердитый взгляд его внушал многим страх.

Иван помнил, как в детстве, когда он в очередной раз гостил у деда, в село заехала машина, и четыре здоровенных мужика с ружьями тыкали деду в лицо какую-то бумагу. Дед тогда запретил им охотиться в заповеднике. Мужики решили, что на старика не стоит обращать внимания. Взяв ружья, они, посмеиваясь, вошли в лесную чащу. Вот тогда, впервые, Иван увидел взгляд деда, который запомнил на всю жизнь. От этого взгляда у него по спине побежали мурашки и ноги стали ватными.

Дед бросился в лес за браконьерами. Не прошло и часа, как из леса, забыв про ружья, выскочили охотнички. Запрыгнув в машину, они уехали и больше уже никогда здесь не появлялись. Через некоторое время после их бегства из лесу спокойно вышел дед с трофеями.

На следующий день приехал участковый на мотоцикле. И пока служитель закона составлял акт, с него сошло сто потов – он то и дело вытирал он платком свое красное лицо. Оформив документ, участковый вздохнул с облегчением и, погрузив ружья в мотоцикл, быстро уехал, отказавшись даже от предложения пообедать. После этого случая, Иван стад гордиться своим дедом.

А гости к этому времени, осушив по первому стакану, развеселились. Дед стал наливать по следующему.

— Бездонная, что ли? — подумал Иван о бутылке. — По второму кругу наливает, а она все полная.

— А ты, внучек, чего хочешь выпить? — Спросил дед, Ивана.

— Мне бы квасу. — Мечтательно проронил Иван.

— Ну, так и сказал бы, — дед взял стакан и налил Ивану квасу из той же бутылки, из которой до этого наливал самогон.

Иван попробовал. В стакане был настоящий квас, холодный и с приятным запахом ржаного хлеба.

-Пей, пей, — похлопал внука по плечу дед, — это славный напиток. От него никогда голова не болит. Наоборот, квас обладает многими целебными свойствами.

Иван, однако, от дедова кваса разомлел. Словно во сне, он наблюдал, как батюшка принес откуда-то гармошку и заиграл плясовую. Тут же все гости, вскочив с мест, начали танцевать. Дед Илья пошел вприсядку, отчего на столе стали подпрыгивать чашки. Иван все никак не мог понять, как в такой маленькой комнате они умудряются еще и плясать. А ещё удивляло то, что дед, сколько бы ни пил, никогда не пьянел.

Проснулся Иван среди ночи оттого, что кто-то стучал в окно. Заскрипела кровать, и дед, потихоньку, чтобы никого не разбудить, вышел на крыльцо. Потом послышался булькающий звук, будто в пустое ведро льют воду.

— Смотрите у меня, не балуйте. — Уловил Иван шепот деда.

Ночной гость прохрипел что-то в ответ, и шаги стали удаляться. Иван выглянул в окно и увидел три сгорбленные фигуры, направлявшиеся в сторону кладбища.

— Кто это? — Шёпотом спросил Иван у входящего в комнату деда.

— Да, злыдни приходили за самогоном. У меня с ними заключен договор: они никого не трогают, а я им за это даю ведро самогона.

— Шутишь, дед, — усмехнулся внук. — Какие ещё злыдни?

— Да какие шутки? Справься у бабушки. А, впрочем, можешь не верить. Ты спросил – я ответил. — Пожал в темноте плечами дед.

Утром Ивану захотелось пойти на речку.

— Встретишь водяного, передавай от меня привет. – Вдогонку, внуку, крикнул дед.

Иван с наслаждением поплавал в тёплой прозрачной воде и, выходя на берег, чуть не столкнулся с высоким и худым стариком. Лысая голова незнакомца блестела на солнце, а рыжие борода и усы доставали почти до пояса.

— Вы дедушка, не Водяной, случайно? — поинтересовался Иван. — Если так, то вам от моего деда Лёши привет.

— Спасибо. Как он там? Давненько не виделись.

— Вы не поверите, но за пятнадцать лет, что я его не видел, он совсем не изменился. — Поделился своими наблюдениями Иван.

— Ну, для него и сто пятнадцать лет не возраст. — Задумчиво проговорил странный собеседник.

Иван так и не понял, что этим хотел сказать старик. Где-то за камышами раздался плеск воды, и звонкие девичьи голоса разнеслись по всей речке. Иван заметил:

— Я уж думал, что в поселке остались одни старики. Второй день здесь нахожусь, а еще не встретил ни одного ребенка.

— В селе уже давно нет молодежи, — вздохнул водяной и кивнул головой в сторону купальщиц. – Это мои внучки — русалочки.

Иван вспомнил, как бабушка Агата в детстве предупреждала его, чтобы он и близко не подходил к этим бесстыжим девкам. А то затянут на глубину и бросят там. И еще много страстей она рассказывала о русалках, так, что у Ивана не было большой охоты знакомиться с ними. Попрощавшись со стариком, Иван заторопился домой. Странное чувство не покидало его, словно все это с ним происходило во сне, а не наяву.

По дороге домой, Иван встретил деда Илью. Огромный и с виду неуклюжий дед Илья, будто стесняясь своих размеров, неуверенно подошел к Ивану.

— Ваня, ты не смог бы съездить в райцентр? Мне табачку и спичек надо купить, да батюшка на церковь свечей просил. У меня мотоцикл есть, совсем новый, правнук подарил, но я на нем так и не научился ездить.

— Пожалуйста, мне не трудно. — Пожал плечами Иван.

Двор деда Ильи сильно отличался от остальных. Вместо грядки и клумбы, кругом росли деревья. На одном дереве Иван заметил человека.

— Кто он? – Спросил Иван.

— А это мой соловушка. Скучно мне, старику, одному жить, так я его позвал. Веселее вдвоём. Он, правда, все время на дереве сидит, только поесть спускается.

— Уж не Соловей-разбойник ли? — Удивился Иван.

— Он самый, только не разбойник он. Раньше баловал немного, да твоя бабушка на него заклятье наложила. Теперь свистеть может лишь в случае опасности. Вроде сигнализации.

— А куда подевалась молодежь из поселка? — Задал Иван, волнующий его, вопрос.

— Это ты лучше спроси у своего деда, он тебе все объяснит. — Подвел черту под разговором Илья.

Мотоцикл оказался, действительно, новым и даже с полным баком горючего. Иван попробовал завести его. Двигатель тут же отозвался, будто все это время ждал, чтобы его завели.

— Чудеса, да и только, — усмехнулся Иван. — Сколько же лет он у вас простоял?

— А кто его знает, — пожал плечами Илья. — Мы здесь годов не считаем.

Он протянул Ивану список:

— Здесь все, что нужно купить. А деньги даст твоя бабушка, она тебя уже ждет.

Бабушка поджидала Ивана у калитки с потёртым кошельком в руках и добавочным списком.

 ГЛАВА 2

Давно Иван не ездил на мотоцикле, да еще с коляской! Правая рука с непривычки устала, да ещё разбитая дорога…. На рынке Иван заглянул в кошелёк. Список был довольно-таки внушительный, а кошелек, подозрительно, тощий. В нём лежала только одна сторублёвая купюра.

В уме Иван уже подсчитывал, сколько придется потратить денег, чтобы хватило на все покупки. Вздохнув, он достал сотню и пошел покупать спички и свечи. Сдачу он сразу положил в карман. Автоматически открыл кошелек, он обнаружил, что там лежит еще одна сторублевая бумажка. Иван отлично помнил, что кошелек был пуст, и не поверил своим глазам. Вытащив деньги, он закрыл, а потом опять открыл кошелёк — в нем лежали еще сто рублей! Иван несколько раз проделал опыт с чудо — кошельком. Теперь у него была приличная сумма. На всякий случай, сверил номера и серии. Все номера и серии были одинаковы. Иван испугался, мелькнула тревожная мысль:

— Не хватало, чтобы меня посадили, как фальшивомонетчика.

Спрятав подальше кошелек, Иван пошёл по рынку, меняя сторублевые купюры у разных продавцов. Не торопясь, он сделал нужные покупки и, погрузив их в мотоцикл, тронулся в обратный путь. Мелочь оттягивала карманы, но это не мешало, а наоборот поднимало ему настроение.

— Как бы хорошо жилось, будь у меня такой кошелек. — Думал он по дороге домой.

Перед селом встретил матушку, ползущую на коленях. Поздоровавшись с ней, Иван выехал на улицу. Улицу перегородила черная иномарка. Рядом с ней стоял толстый мужчина и размахивал какими-то документами. За его спиной четыре здоровяка-телохранителя напряженно следили за селянами, толпившимися неподалеку. Мужчина что-то им доказывал, потрясая бумагами. Подъехав ближе, Иван услышал:

— Повторяю еще раз, что эту землю с рекой и лесом я купил, и никакого села здесь на карте нет. На этом месте будет построен санаторий для малоимущих, а вас всех, незаконно поселившихся, попрошу в течение двадцати четырех часов покинуть это место.

— Никто отсюда не уедет, пока я здесь живу. — Хмуро возразил дед Леша.

Мужчина с презрением посмотрел на маленького худенького старичка.

— И как ты собираешься меня остановить? — Устрашающе произнёс толстяк и, сделав шаг вперед, попытался оттолкнуть деда.

Если бы он попробовал подвинуть стену, результат был бы тот же. Дед Леша поднял руку, и мужчину, словно током, отбросило в сторону машины. Телохранители кинулись на помощь своему шефу, но на их пути выросла огромная фигура деда Ильи. Телохранители, словно тюки с соломой, разлетелись в разные стороны. И тут произошло нечто невероятное — дед Леша на глазах у всех стал расти. Скоро он собой загородил почти всю улицу. Огромный старик, мечущий молнии из глаз, навел на телохранителей невероятный страх. Перепуганные, они кое-как заскочили в машину, прихватив с собой остолбеневшего хозяина. Машина дала задний ход и чуть не сбила мотоцикл Ивана. Из машины неслись крики и ругательства:

— Ничего, завтра ОМОН сюда приедет, посмотрим, как вы против автоматов запрыгаете.

Неожиданно раздался свист, от которого все схватились за уши.

— Не балуй! — Закричал дед Лёша, подняв вверх кулак. Свист тут же прекратился.

— Я тебе посвищу, — вышел вперёд дед Илья, — уже насвистел, что ни у кого в селе денег нет.

Все рассмеялись, но эта временная разрядка не сняла озабоченности с лица деда Лёши, ставшего к этому времени человеком обычного роста.

Иномарка же, развернулась и, поднимая пыль, стала быстро удаляться в сторону райцентра. Скоро она скрылась из глаз.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7