Сказки Кряжистых гор – 07 «Загадочный горбун»

Сказки Валевский Анатолий

НОЧНОЙ  ГОСТЬ

Был поздний час. За стенами уютного домика о чем-то тихо шептались деревья, потревоженные легким ветерком. Полная луна заглянула в окошко, посеребрив подоконник. Бледный лучик скользнул по стене, высветив портрет дедушки Ватролля, опустился вниз и замер на кровати.

Клайм лежал, укрывшись одеялом до самого носа. Но он не спал, глаза его были открыты. Чичяврик грустно вздыхал, глядя в окно на ночной лес.

— Ох, почему же так скучно стало в Дримландии? — бормотал он. — Ничего не происходит, никаких новостей, никаких приключений — сплошная тоска зеленая!

Клайм повернулся набок, закрыл глаза и попытался уснуть. Но сон не шел к нему. Тогда чичяврик начал считать до ста.

«Один, два, три, четыре… Интересненько: кто придумал счет? Пять, шесть, семь… Почему это для того, чтобы уснуть, нужно считать до ста? Восемь, девять, десять, одиннадцать… Любопытненько: что сейчас делает Брегон — спит, наверное, как сурок? Двенадцать, тринадцать, четы…»

Клайм даже и не заметил, как уснул. Ему снились прекрасные сказочные дворцы с хрустальными башенками, высокие седобородые волшебники, творящие всевозможные чудеса. Вдруг откуда ни возьмись появился дракон Уго. Он улыбнулся и затрещал голосом сороки Берты:

— Проснись, проснись, соня! К тебе гости!

— Кто? — сонно пробормотал чичяврик, открывая глаза и недоуменно оглядываясь по сторонам.

Кто-то настойчиво стучался в окно.

— Кто там? — спросил Клайм, мгновенно просыпаясь.

Он вскочил с постели, подбежал к окошку и открыл створки. В комнату влетел филин Глум и уселся на спинку кровати Он повертел головой из стороны в сторону, потоптался и, устроившись поудобней, ворчливо поинтересовался:

— Спишь?

— А что еще делать ночью? — удивился чичяврик.

Он быстро зажег фонарь, а затем уселся на кровать, вопросительно глядя на ночного гостя. Филин недовольно покосился на яркий свет, угукнул и строго спросил:

— Чем ты сейчас занимаешься?

— На тебя смотрю! — рассердился Клайм. — А вообще-то обычно по ночам я занимаюсь тем, что сплю!

— Ладно, ладно… — примирительно проворчал Глум. — Не сердись. Я к тебе по делу. Меня послало привидение.

— Какое привидение?

— Вчера днем я летал в Глухой угол, — принялся рассказывать филин. — Мне нужно было повидаться со своей племянницей Филис. Я задержался у нее в гостях до полуночи и поэтому решил заодно навестить своего старого знакомого.

— Кого это, любопытненько? — заинтересовался Клайм.

— Старое привидение. Оно передает тебе, Таффи и Брегону большой привет.

— Спасибо! Как у него дела?

— Вот в том-то и дело, что дела необычные. Что-то таинственное и непонятное происходит днем в заброшенном замке. Старое привидение просило, чтобы ты с друзьями наведался в Глухой угол как можно скорее и помог ему разобраться, в чем там дело.

— Ясненько-понятненько! — обрадованно воскликнул чичяврик.

Он бодро спрыгнул с кровати и принялся одеваться, весело пританцовывая на месте от нетерпения. Скуку словно ветром сдуло. Еще бы — намечалось очередное приключение! А для Клайма на всем белом свете не было ничего лучше, чем приключения. От любопытства у него зачесался нос — а это верный признак того, что будет интересно.

Глум растерянно хлопал глазами, недоуменно глядя на суетящегося чичяврика.

— Куда это ты так спешишь? — наконец спросил он.

— Как куда?! — изумился Клайм. — Ясное дело: сейчас забегу за Таффи и Брегоном, а затем — прямиком в Глухой угол. Ты же сам говорил, что нужно торопиться.

— Торопиться нужно с умом, — рассудительно заметил филин. — Вот ты сейчас разбудишь друзей посреди ночи, а пока вы доберетесь к заброшенному замку, уже будет день, и вам все равно придется ждать до вечера, пока проснется старое привидение. Разве ты забыл, что привидения днем спят?

— Это точно, — смущенно признался Клайм. — Об этом я и не подумал… Но мне так не терпится! Ладно уж, подожду до утра, пусть друзья выспятся, а с рассветом отправимся в Глухой угол.

— Угу-м… — одобрил филин. — Это правильно. Ну, я свое дело сдалал, а теперь полечу домой. Спокойной ночи!

— Ага, какая уж тут спокойная ночь, — возразил чичяврик. — Я от нетерпения до утра и глаз не сомкну.

Глум взмахнул крыльями и вылетел в распахнутое окно. Через некоторое время где-то вдалеке раздалось его уханье.

Клайм придвинул стульчик поближе к окошку, уселся на него верхом и, опершись на спинку подбородком, принялся наблюдать за ночным небом, напевая песенку, которую недавно сочинил:

На краю лесной поляны,

Где весной цветут тюльпаны,

Под ореховым кустом

Поселился добрый гном.

Он грибы растил на грядке,

А потом солил их в кадке.

Барсучатам пек блины,

Медвежатам шил штаны.

Для бельчат стирал пеленки,

Мастерил ежам гребенки.

Вот какой трудяга-гном

Поселился под кустом.

Постепенно небо начало светлеть. Перемигивающиеся звездочки гасли одна за другой, словно их кто-то выключал. Над Серебристым лесом по краю неба протянулась розовая полоса приближающейся утренней зари. Зашуршали листья — это просыпались лесные обитатели. Откуда-то сверху донеслось звонкое пение жаворонка. Наступило утро.

— Пора! — воскликнул Клайм.

Выскочив во двор, он припустил по тропинке к домику своего закадычного друга — Брегона.

Запыхавшись от быстрого бега, Клайм влетел на порог и забарабанил в дверь:

— Брегон! Лежебока! Просыпайся немедленно!

Но ему никто не отворил. Тогда чичяврик заглянул внутрь через окошко. Постель Брегона была аккуратно застелена, а его самого нигде не было видно.

— Интересненько… любопытненько… — пробормотал Клайм. — Куда это Брегончик подевался? Он ведь такой соня. Совсем не похоже на него, чтобы в такую рань поднялся. Ну да ладно, побегу к Таффи.

Но и тут его ждало разочарование. Старый Рулл, который уже копошился по хозяйству, сообщил Клайму, что Таффи с утра пораньше отправилась на Глинистые холмы к троллям за клюквенным вареньем и вернется обратно не раньше чем после обеда.

— Вот не везет! — огорчился чичяврик. — Тогда передайте, пожалуйста, ей, пусть она вместе с Брегоном отыщет филина Глума. Он им все объяснит, а я тороплюсь!

— Эй, Клайм, погоди! — окликнул его Рулл, но чичяврика уже и след простыл. Лишь ветки кустарника покачивались на том месте, где только что он стоял.

— Вот сорванец! — добродушно усмехнулся отец Таффи, возвращаясь к прерванной работе.

В  ЗАБРОШЕННОМ  ЗАМКЕ

Клайм вприпрыжку бежал по лесной тропинке в сторону Поля чудес. Любопытный енот Дасти увязался, было, за ним, но вскоре отстал и, разочарованно вздохнув, направился к ручью за своими любимыми раками.

Над лесом поднималось теплое солнышко, дробясь яркими искрами в хрустальных росинках.

Клайм направился по знакомой дороге мимо Туманных земель к Полю чудес. Казалось, ноги сами несли его. Вот уже вдали показалось конфетное дерево. Помня о том, какую шутку с ним и его друзьями сыграла обманная тропинка, чичяврик старался даже не смотреть в сторону дерева, увешанного соблазнительными вкусно пахнущими шоколадными конфетами. Он только обиженно шмыгнул носом, пробегая мимо. Но возле куста с ягодами невидимости Клайм задержался.

— Пожалуй, они мне пригодятся, — решил он, набивая карман ягодами.

Добежав до следующего куста, на котором висели ягоды, возвращающие видимость, чичяврик снова остановился и набрал этих ягод в другой карман. Больше нигде не задерживаясь, он продолжил свой путь. Уж очень ему не терпелось узнать, что же происходит в замке привидений.

Как Клайм ни торопился, а в Глухой угол он добрался лишь к вечеру. Солнышко еще светило, но уже клонилось к закату, удлиняя причудливые тени от заброшенного замка.

Распахнув двери и весело стуча башмачками по ступеням лестницы, Клайм поднялся на второй этаж, в ту комнату, где он познакомился со старым привидением.

— Эгей, дедушка-привидение! — громко позвал чичяврик. — Я пришел!

Но привидения нигде не было видно. Оно еще спало, потому что, как всем известно, привидения появляются только ночью. На столе валялись беспорядочно разбросанные книги. Клайм очень удивился.

— Это не похоже на старое привидение, — удивленно произнес он. — Такого беспорядка в прошлый раз не было!

Чичяврик принялся внимательно осматриваться. Да, в заброшенном замке явно кто-то похозяйничал. Повсюду лежали брошенные как попало книги в толстых переплетах. Страницы были помяты, а кое-где даже разорваны.

Внезапно, где-то на первом этаже раздались торопливые шаги, хлопнула входная дверь. Клайм подбежал к окошку и выглянул наружу. Он успел заметить, как за угол шмыгнула какая-то сгорбленная фигура, закутанная в черный плащ.

— Интересненько… любопытненько… — удивился Клайм. — Кто бы это мог быть? И почему он удрал, словно испугался?

Собрав книги и сложив их на полки, чичяврик забрался на широкий диван и стал с нетерпением ожидать наступления темноты.

Солнышко закатилось за Кряжистые горы. Алое зарево вечернего заката начало остывать и вскоре потухло. На ночном небе зажглись первые звездочки.

Скрипнула, открываясь, дверь, и на пороге появилось привидение. Клайм вскочил с дивана и радостно воскликнул:

— Здравствуйте, дедушка-привидение!

— Здравствуй, малыш, я очень рад видеть тебя! Но почему ты один, где твои друзья?

— Я не нашел их, но филин Глум все им передаст. А я сразу поспешил сюда.

— Нужно было дождаться Таффи и Брегона, потому что я боюсь, что одному тебе не справиться — тут дело серьезное! — озабоченно сказало привидение.

— А что случилось? — встревожился чичяврик.

Седой старик в белоснежных одеждах подошел к столу, зажег свечу и, опустившись в кресло, задумчиво посмотрел на Клайма.

— Я не знаю, что происходит в замке днем, но кто-то разбрасывает книги, вырывает из них страницы. Хуже всего то, что этот кто-то копается в древних книгах колдовских заклинаний. Уже давно, с тех пор, как совет мудрейших волшебников изгнал из Дримландии черных колдунов, никто не интересовался этими книгами. И вот теперь кто-то вновь занялся колдовскими науками — это меня очень беспокоит!

— Я видел сегодня днем какого-то горбуна в черном плаще, — вспомнил Клайм. — Но он удрал…

— В черном плаще?! — насторожился старик. — Да еще и горбатый?! О-хо-хо, это приметы черных колдунов. Дело еще опасней, чем я предполагал! Нет, одному тебе не справиться, нужно предупредить всех жителей Дримландии.

Клайм заерзал на диване. У него ужасно чесался нос, а глаза блестели от возбуждения. Вот это приключение! Объявился самый настоящий колдун!

— А откуда взялся этот колдун? — нетерпеливо спросил чичяврик.

— Не известно, — ответил старик. — Я надеялся, что ты со своими друзьями разведаешь это.

— Я согласен! — с готовностью ответил Клайм.

— Нет, малыш, — покачал головой старик. — Если колдун увидит тебя, то может случиться беда!

— Ага, как бы не так! — ухмыльнулся Клайм. — Как же он меня увидит, если я буду невидимкой?

— Но ведь ты не волшебник…

— Ну и что, — возразил чичяврик. — Зато у меня есть ягоды, которые делают невидимкой того, кто их съест. Я смогу проследить за колдуном и узнать, где он прячется.

Старик-привидение задумчиво потеребил бороду, а затем неуверенно произнес:

— Ну ладно, попробуем. Только ты мне должен обещать, что будешь очень осторожен. Проследишь за ним — и сразу обратно. Расскажешь мне, а дальше решим, как быть. Мы, привидения, и сами проследили бы за ним, но этот колдун хитрый: он появляется здесь только днем, когда мы спим.

— Вот я как раз и смогу выяснить, где он прячется! — восторженно заявил Клайм.

— Тогда ложись и поспи. Тебе нужно отдохнуть.

— Как же так?! — разочарованно воскликнул чичяврик. — Я не хочу спать! У меня столько вопросов накопилось…

— Нет! — остановил его старик. — Если ты сейчас же не ляжешь спать, то утром отправишься домой!

— Но…

— Никаких но. Засыпай, а я покараулю. Перед рассветом я тебя разбужу, и мы еще поговорим.

Уж как хотелось Клайму порасспрашивать старое привидение про всякие чудесные дела, но спорить он не стал. Свернувшись калачиком на диване, чичяврик добросовестно зажмурил глаза и попытался уснуть. Но не смог. В голове, как назойливые мухи, крутились тысячи всевозможных вопросов.

Глядя на потешного малыша, седовласый старик добродушно усмехнулся, заботливо укутал его шерстяным одеялом и, что-то пробормотав, провел руками над чичявриком, словно отгоняя от него беспокойные мысли.

Через минуту Клайм уже мирно посапывал, улыбаясь во сне.

— Так-то оно лучше, — одобрительно сказал старик.

Он устроился в своем любимом кресле, придвинул поближе свечу и принялся перечитывать древние книги.

Шелестя крыльями, в комнату влетела веселая летучая мышь. Облетев вокруг стола, она прицепилась к перекладине под потолком и повисла, покачиваясь, вниз головой. Озорно блеснув глазами, мышь тихонько пискнула, с любопытством уставившись на спящего чичяврика.

— Т…с…с… — старик предостерегающе приложил к губам палец. — Не шуми, а то разбудишь!

— А кто это такой? — пропищала летучая мышь.

— Это чичяврик Клайм. Если ты его разбудишь, то он замучает тебя бесконечными вопросами.

— Ой! — испугалась мышь.

Она втянула голову в плечи и закрылась крыльями, но тут же снова выглянула из-за них.

— А что он здесь делает? — осторожно прошептала летучая мышь.

— Спит.

— Это неправильно. Спать нужно днем, а ночью — летать и веселиться, как я или ты.

— Эх ты, глупышка! Я — привидение, а ты — летучая мышь. Поэтому мы днем спим, а все остальные — наоборот.

— Жалко, — вздохнула мышь. — Вот было бы здорово, если бы все спали днем, а ночью резвились и шалили.

— Ладно уж, лети к своим подружкам, они тебя, небось, уже заждались.

Летучая мышь пискнула на прощание и выпорхнула в окно, а старое привидение вновь склонилось над книгой.

Час проходил за часом, вот уже и ночь на исходе. Еще мерцали на небе яркие звезды и серебрилась луна, но из-за Дикого леса донеслось отдаленное хриплое кукареканье первого петуха. Близился рассвет.

Привидение выпрямилось, потянулось и зевнуло, а затем принялось тормошить спящего чичяврика.

— А…? Что…? — испуганно подскочил Клайм.

— Просыпайся, уже скоро рассвет, — сказал старик. — Мне пора спать, а мы еще должны с тобой все обсудить. Где твои ягоды невидимости?

— В кармане…

— Приготовь их. Когда я исчезну, проглотишь ягоду и будешь ждать появления колдуна. Только веди себя осторожно и не шуми. Когда колдун объявится здесь, проследи за ним и узнай, где он скрывается, а вечером расскажешь мне о том, что узнал, и мы вместе решим, что нам делать дальше. Но сам ничего не предпринимай!

— Ясное дело! Я же не маленький! — серьезно заверил Клайм.

Но его глазенки уже восторженно блестели от предстоящего приключения, а нос чесался, как никогда.

— Интересненько… любопытненько… — не удержался он. — Откуда этот колдун взялся? Ведь всех колдунов давным-давно изгнали из Дримландии в другой мир, а дверь туда запечатали и опутали крепкими цепями!

— А тебе это откуда известно? — изумился старик.

— Да мне сам Олдер рассказывал, — гордо заявил Клайм.

— Ну и ну… — старик покачал головой. — Твой вездесущий нос уже и в Непроходимом лесу побывал! Ну ладно, мне пора спать, а ты будь осторожен!

Привидение снова зевнуло и начало таять. Оно стало прозрачным и вскоре совсем исчезло. Тогда Клайм достал из кармана несколько ягод и быстро проглотил их.

— Фу ты! — сморщился он. — Какие-то кислые ягоды. Наверное еще не дозрели.

Страницы: 1 2 3