Сказка о роковой туфельке

Сказки Клюев Алексей

Средь елей и дубрав, на солнечной поляне, стоял терем воеводы известного. Тот воевода землю русскую от басурман защищал, а потому в большом почете у царя Берендея ходил и даже жил рядом со столицей. Жили вместе с ним жена и дочь – боярышня Зоя.

Была у боярышни одна особенность нрава — не ценила она нарядов дорогих, да украшений изысканных. Но чаще делилась ими с другими девушками. Сама же, одев сапоги и охотничий камзол, предпочитала гулять по живописным окрестностям: наслаждалась видом широкой реки и рослых исполинов — деревьев, голосами певчих птиц и запахом душистых трав. Не по годам застенчивая, Зоя очень дорожила уединением своим — иногда тайно сбегала от небольшой свиты, которая была приставлена к ней отцом-воеводой для охраны и развлечения.

Оставаясь одна, Зоя придавалась мечтам, как можно украсить весь мир, чем жизнь сделать счастливее, смотрела захватывающие истории, которые показывали ей на небе вечно меняющиеся своим видом облака. Ее душа была чиста, наверное, как и у любой другой девушки, выросшей среди первозданной природы. Ведь даже, случайно, оказавшиеся рядом с ней хищные звери делали вид, будто не замечают ее. А ежики, белки и зайцы, вообще, могли доверчиво тыкаться своими слегка мокрыми носами ей в руки или просто посидеть у нее на коленях.

Корили ее за такие проделки отец с матерью, говоря:

— Нельзя оставаться в лесу и в парке одной. Пойми, ведь даже не от диких зверей мы тебя остерегаем, но от басурманина и лиходея — людей с нечистой совестью и черными замыслами. Много таких мы повидали в жизни!

Зоя, как хорошая дочь, старалась прислушиваться к их предостережениям. Но за тем, подобно ребенку, который, забыв обо всем, со смехом бежит на встречу любимому человеку, она вновь стремилась к одиноким прогулкам и самостоятельному общению с жизнью. Уж такова была особенность ее нрава. А он, вопреки заблуждениям, никогда не обуздывается воспитанием нянек или родительскими поучениями!

Однажды, боярышня украдкой отлучилась от развеселившейся компании молодых людей и отправилась гулять по аллее, расположенной недалеко от усадьбы. На удивление, не слышно было пения птиц, не видно проворных белок и даже ветер не теребил кроны высоких деревьев. От ближайшего тополя отделилась тень, и взору Зои предстала укутанная в черную шаль старуха. Пронзительно посмотрев на девушку, она произнесла:

— Не пугайся, я – добрая волшебница – живу в этом лесу. О тебе мне напел ветер и нашептали травы. Мы обе любим лес, поэтому я пришла познакомиться с тобой.

Немного оправившись от удивленья, Зоя с любопытством разглядывала хрупкую фигуру собеседницы, которая опиралась на кривую блестящую трость. Седые длинные волосы струились по ее плечам и скрывались под большой шалью. Изрезанное сеткой морщин лицо искренне лучилось улыбкой, а потому казалось приятным и располагающим к общению. Девушка улыбнулась в ответ.

Волшебница тем временем продолжала:

— Я живу в пещере, возле окруженного скалами обрыва реки, и много знаю о тайнах нашего леса. Если захочешь поговорить со мной, найдешь там …

Их разговор прервало громкое карканье ворона. Послышался шелест веток и далекие голоса – свита уже наигралась и, похоже, занялась поисками пропавшей боярышни. Старушка же сразу потеряла интерес к разговору, отвернулась и, не оглядываясь, заспешила прочь. А очарованная встречей с ней Зоя еще долго стояла и смотрела ей вслед.

Не долго размышляла боярышня о том, как незаметно добраться до волшебницы. И вот когда в доме стало тихо, а часы в спальне пробили полночь, она незаметно выскользнула на улицу. Гостеприимный в дневное время лес ей показался непонятным и непредсказуемым лабиринтом. В кромешной тьме Зоя теряла знакомые ориентиры, а коряги и поваленные деревья все время норовили попасть ей под ноги, зацепить. От, казалось бы, легких движений раздавались громкие треск или хруст, которые вспугивали птиц. А те шумно вспархивали, кружились над ней и возмущенно кричали вслед.

Когда, наконец, Зоя добралась до обрыва с пещерой, сердце у нее бешено стучало в груди, то ли от страха, то ли от незнакомого раньше волнения. Еле сдерживая дыхание, она осторожно раздвинула траву и заглянула в просторный каменный лаз, ведущий в жилище волшебницы. Там в темноте девушка увидела мерцающий огонек. Но он был далеко от нее — пещера выглядела объемной. На ощупь она медленно двинулась к свету. Он исходил от стоящей на каменном выступе лампы, в свете которой старуха читала огромную книгу. Волшебница оглянулась на шум и щелкнула пальцами. Мгновенно, вся пещера озарилась пламенем факелов, висевших на стенах.

— Добро пожаловать! – сказала она.

 Боярышня заинтересованно огляделась. Стены просторной залы, подобно вычурным гобеленам, в изобилии украшала паутина. На полу стояли мешки, несколько сундуков, лежали книги. Под потолком висели пучки трав, связки из птичьих лапок и каких-то ягод. Жилище выглядело незатейливо.

Страницы: 1 2 3 4