Красный Лис

Красный Лис

Автор: Наталия Ипатова

Жанр: Фэнтези

Год: 2003 год

Наталия Ипатова. Красный Лис

Сказки зимнего перекрестка — 2

Как прекрасны полукружья твоих

сомкнутых век…

ПРОЛОГ

Два мальчика сидели на полу. В глиняной плошке меж ними воском безмолвно плакала свеча. Из темного угла пучился огромный мяч, расписанный под глобус — блик трепетал на его глянцевом боку. Стены комнаты утопали во мраке, и она казалась больше, чем была на деле. Волосы детей блестели, как полированное золото. Старший машинально катал по ковру цвета опавшей листвы янтарные шарики. Откуда?то из глубины, из?под пола, доносилось скорее даже не слышимое, а ощутимое гудение.

— Гудит, — сказал младший, чтобы что?то сказать.

— Красный Лис сказал, пока гудит, мы можем не бояться темноты.

— Я никогда не боялся темноты!

— Это потому, что гудит всегда, — рассудительно заметил старший. Красный Лис защищает нас от темноты и страха.

Дети замолчали. Они уже привыкли к чувству неясной тревоги, окружающему их постоянно в этом мрачноватом замке, но сегодня ночью оно было особенно острым. «Гудит», — убеждали они себя.

— Видел ли ты что?нибудь в ониксовом шаре, Корсак? — спросил младший спустя некоторое время.

Корсак покачал головой.

— Мама отобрала его и выбросила, — ответил он нехотя. — Она сказала, что Лис не должен дарить нам такие опасные игрушки. Она сказала, что такие шарики используются для колдовства. Ирби, давай не будем ей показывать, если Красный Лис еще что?нибудь такое нам подарит.

— Не будем, — согласился с непререкаемым авторитетом Корсака маленький Ирбис. — Но, Корсак… Разве подарки Лиса опасны? Он ведь сам сделал ту машину, которая не пускает в замок колдовство.

Корсак заколебался. За плотно закрытым окном постукивали ставни. Может, это леший просился в дом, но их здоровый эгоизм, равно как и забавные наставления Красного Лиса, подсказывали им, что лешему в лесу лучше, чем в натопленной спальне, а им, в спальне, лучше вдвоем и без лешего.

— Ирби, — произнес, наконец, Корсак после долгого и мрачного раздумья, ты еще, наверное, маленький, но я тебе скажу… Мне больше некому сказать. Мне кажется, мама не любит Красного Лиса.

Повисла пауза. Шестилетний Ирбис сник под тяжестью обвинения, выдвинутого его семилетним братом.

— Нет, — неуверенно отозвался он. — Разве можно не любить Красного Лиса?

— Она не любит его, это точно, — мрачно продолжал упрямый Корсак. Она никогда не смеется, когда он шутит, и никогда с ним не соглашается, даже когда сама видит, что он прав… и запрещает нам играть с его подарками. Она бы и нам запретила с ним играть, если бы могла!

— Но Красный Лис любит маму!

— Она не хочет, чтобы он любил ее. Она сердится на него. Она говорит, что он тайком занимается колдовством, и что это очень дурно.

Ирби неприятно было говорить о том, что мама не любит Красного Лиса, и он ухватился за произнесенное братом слово:

— А, колдовство! Я пытался увидеть что?нибудь в янтарном шарике, но у меня ничего не вышло. Наверное, обязательно нужен ониксовый? А третьего дня я спросил у Лиса, как можно превратиться в лисицу, а он засмеялся и сказал, что не скажет. Сказал, что превратиться туда — легко, а обратно трудно, и чем больше я буду лисицей, тем меньше — мальчиком. И еще он сказал, что я могу совсем разучиться становиться обратно мальчиком, и однажды крестьяне поймают меня в курятнике, и ему будет от этого больно.

Корсак слушал со снисходительной и печальной улыбкой — он сам просил Лиса о том же, ему и самому хотелось рыжим огоньком нестись в степи, в высокой траве, или красться ночью, бесшумно, на мягких полусогнутых лапах — и он получил тот же ответ: полушутливое, но оттого не менее твердое «нет».

— Я думаю, Лис не колдует, — сказал он. — Ведь машина не разрешает колдовать. Она разрушает все заклинания. Я думаю, Лис просто рассказывает нам сказки.

— Нет! — закричал Ирбис с болью. — Ты разве забыл, что он показывал нам там, в башне?! Как он зажигал свет, и как показывал нам другие города в палантире?! И… Мама говорит, что без магии он не сделал бы эту машину!

Но в Корсаке жажда познания уже пробудила естественный скептицизм исследователя.

— Это все научно объяснимо, — объявил он. — Я только пока не знаю, как…

Он замолчал, увидев в глазах брата слезы возмущения. Еще бы, его заставляли разувериться в чуде! Корсак сделал над собой усилие и замолчал, потому что когда уходил Красный Лис, у него не оставалось никого, кроме Ирби, и он научился жертвовать своим высокомерием. Он позволял Ирби верить в чудеса, раз уж тому так хотелось.

Глава I

ХРУСТАЛЬНЫЙ ШАР КРАСНОГО ЛИСА ИЛИ МИССИЯ КОРОЛЕВЫ МАБ

Башня возвышалась над замком Гилиан, ее золоченый шпиль пронзал ночное небо. Ветер в стихийной злобе гудел и выл вокруг нее, но ничего не мог поделать с ее прямотой. Слабо светились янтарным светом восемь окон в круглых стенах ее верхней комнаты — верный признак бессонницы герцога Гилиана.

Тревожной и душной выдалась ночь, и тот, кто привык к жизни на нейтральной земле, почти на опушке Арденнского Леса, вдали от агрессивно?пугливой христианской общины, кто ежедневно рисковал быть втянутым в бесконечную ползучую войну меж прозаической реальностью и порою сладким, порою жестоким мороком чародейного леса, тот обладал особым чутьем на тревогу.

Герцог Гилиан сидел в деревянном кресле, с закрытыми глазами, тщетно пытаясь уловить, откуда нынче тянется к нему невидимая липкая лапа. Что?то здесь было… Он чувствовал присутствие посторонней силы. Это была не атака, а лишь разведка, осторожное прощупывание его готовности. Как будто кто?то рассматривал его, стоя за его спиной. Герцог Гилиан не оборачивался. Смешно было бы пытаться увидеть простым человеческим зрением столь сильного противника, как Оберон, владыка всей нечисти Арденнского Леса.

Герцог Гилиан со вздохом открыл глаза — ничего не смог он увидеть внутренним зрением, ничего… кроме того, что уверился — Оберон вновь заинтересовался им. До сих пор Гилиану удавалось отстоять свою независимость. Он был христианином — скорее по привычке, нежели из истинной веры, и оттого, что у архиепископа не хватало улик для его отлучения. Втихомолку болтали, будто он поколдовывает. Только чародей, шептались за его спиной, способен так долго держать замок Гилиан свободным от Обероновой нечисти. Если только не предался он Оберону, добавляли другие. Нет, Оберону он не предался, и у Гилиана были веские основания считать, что слухи эти раздражают всесильного Владыку Арденнского Леса, поскольку ставят на одну доску его и смертного хозяина Гилиана, несмотря на все растущую мощь первого — неподчиняющегося, независимого, способного противостоять. Не раз наезжали епископы, убеждали герцога забрать жену и детей и уехать подальше от Арденн, в город, под защиту святой церкви. Он отговаривался фамильной гордостью, хотя его жена, леди Роанон, так и рвалась прочь. На деле же святая церковь была ему ничуть не более симпатична, чем Оберон со всей его нечистью. Его насмешливый ум охотно находил сходство меж порождениями тьмы и ревностными служителями божьими, а вторые внушали ему куда меньше интереса. И те и другие жаждали его подчинения, он же не подчинялся никому. Он был полон сил и задора. Ему нравилось хитрить и избегать силков. Он ни разу не оскорбил святую церковь, но там уже давненько косо на него поглядывали. Отлучение висело над его головой на тоненьком волоске.

Он взъерошил волосы. Подстриженные над бровями, они лежали на его голове как шлем из полированного золота, лучась на темном шелке сорочки.

Отлучение висело над его головой на тоненьком волоске.

Он взъерошил волосы. Подстриженные над бровями, они лежали на его голове как шлем из полированного золота, лучась на темном шелке сорочки. Его сыновья унаследовали этот дивный цвет волос. В распахнутом вороте сорочки поблескивали мелкие кольца серебряной кольчуги.

Герцог обвел глазами комнату. Вкруговую на стенах стояли книги — большую часть он прочел. В центре, подчеркивая круглую форму помещения, стояла низкая, круглая же тахта — он часто ночевал здесь. На секунду глаза его задержались на небольшой акварели в узком простенке — с картины ехидно щурился ярко?рыжий лис. Герцог усмехнулся и подмигнул зверю. «Я бегу, бегу в высокой траве, поспейте?ка за моим хвостом», — тихонько пропел он, а потом перевел взгляд на стол. Там стояло нечто такое, что мигом привело бы его не только к анафеме, но и прямиком на костер, увидь это ненароком хоть один из заезжих епископов. О нет, там не было жабьих потрохов и заспиртованных младенцев! Там всего лишь стоял на подставке из темного дерева какой?то круглый предмет, покрытый черным платком с узором из золотых нитей.

— Может, мы поглядим друг другу в глаза, Оберон? — вполголоса спросил герцог и снял платок. На полированной подставке, сделанной в виде человеческих рук, лежал шар из темного хрусталя. Он казался непрозрачным, но по мере того, как герцог вглядывался в него, внутри разгоралась крошечная искра. Она становилась все больше и ярче, и вдруг брызнула магниевой вспышкой. Герцог Гилиан зажмурился, но и сквозь веки ему видно было постепенно меркнущее зеленоватое сияние. «Жалкий дилетант вздумал играть с чародеями», — выругал он себя и открыл глаза.

Нет, Оберон ему не показался. Он увидел выплывший из глубины шара темный зал с множеством колонн причудливой формы. Середина зала была пуста… Или казалась таковой. А по стенам, в кромешной тьме кишело, визжало, прыгало и ползало множество всевозможных лешаков, русалок, нетопырей, вервольфов, безголовых лошадей, полусгнивших мертвецов, младенцев, умерших некрещеными… Болотные огоньки перелетали с места на место, и их тусклого мертвенного света едва хватало, чтобы на миг из темноты выступили чьи?то воздетые кости, покрытые клочьями истлевшей плоти, или чей?то разинутый рот.

Гилиан фыркнул и отодвинулся. Даже если бы он захотел, он не смог бы серьезно отнестись к этому параду нечисти.

— Показал бы ты мне лучше что?нибудь, приятное взгляду, — велел он своему палантиру. — Не детишек пугаешь.

В глубине шара пошли странные серые волны, словно кто?то разворачивал перед его взором рулон серебристого шелка. Герцог, скептически скрестив руки на груди, откинулся в кресле, но то, что выплыло из глубины шара, как будто рывком поводка бросило его к палантиру. Там возникло лицо.

Это была женская голова. Она медленно поворачивалась, давая ему возможность изумляться ее царственной красоте, и не сводила с него глаз, полных лукавого огня. Изгиб тонкой черной брови как будто повторял очертание века, тонкие ноздри небольшого прямого носа вздрагивали от возбуждения. В уложенных короной волосах цвета воронова крыла лунным лучом сверкала маленькая диадема. Она улыбалась, зная, что рот ее полон жемчуга, и что ямки на щеках восхитительны. Из прически выглядывало крошечное ушко с каплей серьги того же лунного цвета. Красуясь, она поворачивала голову на высокой сильной шее. Без сомнения, не палантир показал ее, но сама она позволила ему продемонстрировать себя во всем блеске.

— Маб! — выдохнул герцог.

Она засмеялась беззвучно, но неудержимо, чуть запрокинув голову, и он как будто услышал этот заманивающий, чувственный смех. Смех брызгал из ее глаз, как будто вся кожа ее лучилась смехом, дразнящим, обещающим и чуть?чуть издевательским. А потом, зная, что услышать он не сможет, она с преувеличенной артикуляцией произнесла губами: «Красный Лис!» И снова захохотала.

Потом видение погасло. Аларих Гилиан, по прозвищу Красный Лис, почувствовал, что за ним больше не следят, но ошарашен он оттого был не меньше. Ведьма, чертовка, величайшая искусительница со времен создания тверди, Маб, Королева фей и царственная супруга Оберона! Она бросила ему вызов, и он знал, что вызов примет. Трудный, восхитительный противник! По правде сказать, в последнее время он устал от безделья. Маб по его душу! Он был восхищен и встревожен. Восемь лет назад, ночью, в лесу, при похищении леди Роанон, он уже встречался с ней. Встреча была мимолетной, да и Маб тогда выглядела не так. Узнав, по какому делу отчаянный юнец ночью тревожит покой ее подданных, она со смехом пожелала ему удачи. Сглазила, проклятая ведьма! В ту же ночь брак их полетел к чертям. Маб! Она, как рыцарь, открыто вызвала его на поединок, предупредила, с чем он столкнется в будущем. Это понравилось ему. Это было не в духе Оберона, но вполне в духе его царственной, ветреной, коварной, обольстительной Маб.

Немного раньше, совсем в другом месте, в чугунном кресле с подушками из черного мха, в светской позе сидела та, кого Красный Лис вскоре увидел в своем палантире. Белое с серебром платье волнами шелка спадало на ее туфли, и мелкая оберонова нечисть суетилась вокруг, расправляя и укладывая ее шлейф, пододвигая ей под ноги чугунную скамеечку и сдувая с белого шелка невидимые пылинки.

Подземный чертог был погружен во тьму. Казалось, светилось только белое платье Королевы Маб. Потом прилетел рой блуждающих огоньков, покружился над креслом напротив и завис. Маб моргнула, и кресло тут же оказалось занятым.

— Здравствуй, мой господин, — в легком поклоне Маб опустила увенчанную голову. Дух, сидевший напротив, был бестелесен. С неестественно белого его лица смотрели темные глаза, чело венчала корона, сплетенная из покрытого инеем терна, а угловатые плечи кутались в мантию цвета тумана, что стелется в рассветные часы над сырыми грудами хвороста в волглых ложбинах.

— Как приятно смотреть на тебя и видеть тебя, Маб, — ответил он очень красивым, низким голосом. — Ты сменила тело с тех пор, как я видел тебя в последний раз?!

— Я женщина, — улыбнулась его супруга, — тело стареет, а мне хочется быть молодой.

— И кто тебя за это осудит? Ты так прекрасна, что хочется молчать и смотреть. Сколько лет этому телу? Двадцать пять?

— Двадцать восемь, мой дорогой. Это зрелый плод. А почему бы и нет? Осмелюсь, однако, предположить, ты вызвал меня не для того, чтобы любоваться моим телом?

«О, ты прекрасна!» — вздохнул за ее спиной хор блуждающих огоньков. Маб раздраженно отмахнулась. Оберон сделал жест рукой, и огоньки улетели. Владыка Арденнского Леса вновь спрятал длиннопалую, нечеловечески худую кисть в складки мантии.

— Я не зря отозвал тебя с зеленых лугов, столь любимых тобою. У меня есть для тебя работа. Пора его, наконец, поймать.

— Кто интересует тебя?

— Красный Лис.

Глаза Маб заискрились.

— Мой озорной знакомец из ночного леса? Кажется, это было вчера!

— Ты его знаешь? Ты никогда не говорила…

— Мы повстречались с ним позднее, чем расстались с тобой, мой милый. Этот шальной мальчишка так гнал коня, будто его преследовали все твои вурдалаки, а поперек седла у него лежала девица. Он распугал моих эльфов, и я вынуждена была дать ему нагоняй. Впрочем, расстались мы друзьями.

Маб лучезарно улыбнулась воспоминаниям.

— Все мои вурдалаки нипочем Красному Лису, — с сухим смешком сказал Оберон. — Как говорят смертные, за такого союзника я отдал бы душу, если бы она у меня была. Маб, приведи мне его.

— А что я получу за это?

— Удовольствие… от хорошо сделанной работы.

Маб, приведи мне его.

— А что я получу за это?

— Удовольствие… от хорошо сделанной работы. И уверения в моей вечной любви.

— Блестяще! — Маб всплеснула руками. — Он бросает меня на неприступную крепость, сам взять которую не в состоянии, а расплачиваться собирается уверениями!

Сухой смех Оберона прервал ее возмущение.

— Гилиан не так уж неприступен… для тебя, Маб. Более того, для тебя он легкая добыча. Его не любит жена.

— Ах, старый сплетник! — заинтересованно воскликнула Королева фей. — Но почему? У них отличные лисята!

— История семейных неурядиц Красного Лиса забавна и поучительна. Восемь лет назад юный Аларих Гилиан, уже тогда известный как Красный Лис, влюбился насмерть в леди Роанон из рода Септимиев и просил ее руки, в чем ему было с негодованием отказано ее гордым отцом. Понятно, тогда Красный Лис был еще никем. Отказ обескуражил его лишь на короткое время. Гилиан похитил девицу из ее собственного дома, свидетельницей чего ты и была. Он ни разу не обидел ее, и обвенчался с ней на следующий же день.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8