Волшебная зима

— Постарайся вспомнить, — умолял бельчонка Муми-тролль. — Разве ты не помнишь хотя бы тот уютный матрасик с клочьями шерсти?

Почесав себя за ушком, бельчонок задумался.

— Я помню много всяких разных матрасиков, — сказал он, — с клочьями шерсти и без них. Лучше клочьев шерсти я не знаю ничего.

И бельчонок беспечно поскакал дальше в лес.

«Ну, это надо будет выяснить позднее, — подумал Муми-тролль. — Мне сейчас слишком холодно, мне надо домой…»

И он чихнул, так как впервые в жизни сильно простудился.

Котел парового отопления в погребе остыл, и в гостиной было очень холодно.

Дрожащими лапами Муми-тролль накладывал на живот и грудь один коврик за другим, но никак не мог согреться. Ноги болели, в горле саднило. Жизнь внезапно стала такой горестной, а мордочка казалась чужой и слишком большой. Муми-тролль попытался свернуть свой холодный как лед хвост, но тут он снова чихнул.

И тогда его мама проснулась.

Она не слыхала залпов канонады во время ледохода, не слыхала она и снежного бурана, завывавшего в изразцовой печи. Ее дом был полон шумных гостей, а будильники звонили всю зиму, так ни разу и не разбудив ее.

Теперь же она открыла глаза и, окончательно проснувшись, посмотрела в потолок.

Потом, усевшись на кровати, она сказала:

— Ну вот, ты и простудился.

— Мама, — стуча зубами, ответил Муми-тролль, — если б я только был уверен в том, что это тот самый бельчонок, а не какой-нибудь другой.

Мама тут же направилась в кухню подогреть сок.

— Там грязная посуда! — несчастным голосом закричал Муми-тролль.

— Ничего, — сказала мама. — Все уладится.

Она нашла несколько поленьев за помойным ведром. А из своего потайного шкафа вытащила смородиновый сок, какой-то порошок и фланелевый шейный платок.

Когда вода закипела, она смешала порошок — сильное средство от простуды — с сахаром, имбирем и ломтиками высохшего лимона, который лежал за грелкой для кофейника, почти на самой верхней полке.

Но грелки для кофейника теперь уже больше не было. Не было даже кофейника. Однако Муми-мама этого не заметила. На всякий случай она пробормотала маленький волшебный стишок над лекарством от простуды. Стишку этому она выучилась у своей бабушки, маминой мамы. Потом она пошла в гостиную и сказала:

— Выпей лекарство, пока оно теплое.

Муми-тролль выпил лекарство, и нежное тепло заструилось в его промерзший живот.

— Мама, — сказал он. — Я должен тебе столько всего объяснить…

— Сначала ты должен выспаться, — прервала его мама, обмотав ему вокруг шеи фланелевый платок.

— Только одно, — сонно сказал он. — Обещай, что ты не затопишь печь, там живет наш предок.

— Конечно, не затоплю, — ответила мама.

Внезапно ему стало совсем тепло, и он почувствовал, что спокоен и ни за что больше не должен отвечать. Тихонько вздохнув, он зарылся носом в подушку. И тут же уснул, позабыв обо всем на свете.

Мама сидела на веранде и жгла киноленту увеличительным стеклом. Лента дымилась и горела, а едкий приятный запах щекотал маме нос.

Солнце было жарким, так что от мокрой веранды шел пар, но в тени за крыльцом стоял ледяной холод.

— Вообще-то надо бы просыпаться чуть раньше по весне, — заметила мама.

— Это так правильно! — согласилась с ней Туу-тикки. — Он еще спит?

Мама кивнула.

— Ты бы видела, как он прыгал по льдинам! — гордо сказала малышка Мю.

— Ты бы видела, как он прыгал по льдинам! — гордо сказала малышка Мю. — Это он-то, который прохныкал ползимы и приклеивал к стенам глянцевые картинки.

— Знаю, я их видела, — ответила мама. — Наверно, ему было страшно одиноко.

— А потом он пошел и отыскал какого-то древнего предка, — продолжала малышка Мю.

— Пусть сам расскажет все, когда проснется, — решила Муми-мама. — Вижу, здесь произошло немало событий, пока я спала.

С кинолентой было уже покончено, а кроме того, мама умудрилась выжечь на веранде круглую черную дыру.

— Следующей весной я должна проснуться раньше всех, — повторила мама. — Чтобы пожить немного спокойно и делать все, что захочется.

Когда Муми-тролль наконец проснулся, горло у него больше не болело.

Он увидел, что мама сняла с люстры тюлевый чехол и повесила занавески. Мебель стояла на своих прежних местах, а вместо разбитого стекла был вставлен лист картона. Все хлопья пыли исчезли.

Но хлам, который предок набросал возле печки, лежал нетронутым. На красочном плакате мама написала: «Трогать запрещается!»

Из кухни доносился успокаивающий звон посуды, которую мыла мама.

«Рассказать ей о том, кто живет под кухонным столиком? — подумал Муми-тролль. — А может, не надо…» Он раздумывал, надо ли ему еще немножко притворяться больным — пусть за ним поухаживают. Но потом решил, что будет еще интереснее позаботиться о маме, развлечь ее. Тогда он вышел на кухню и сказал:

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28