Солдат и тринадцать чертей

Сказки Шамонин-Версенев Виктор

Двадцать пять годков подряд,

Службу с честью нёс солдат.

Он в походах трижды был,

Много подвигов свершил,

Дважды ранен был в бою,

Видел рядом смерть свою;

Вдруг случилось чудо здесь,

Кажет царь солдату честь.

Он дал вольную ему,

Наградил крестом к тому.

Шёл солдат теперь домой,

>
С серым ранцем за спиной;

Песню бодрую поёт,

Грусти ходу не даёт.

Скоро сбился он с пути,

Той дороги не найти;

Незнаком солдату край,

Тут и ноченьку встречай.

Да солдат не унывал,

На постой к старушке встал.

 Ею был на чай он зван,

За столом творил роман;

Ведал ей о службе сказ,

Привирал чуток, не раз!

А старушка, знай, молчит.

На него с тоской глядит,

И служивый скромно смолк,

Не возьмёт никак он в толк:

«Соблюдал я вроде такт,

Что-то, право, здесь не так»!

Он пред нею не юлил,

Напрямик её спросил:

— Вижу, мать, в твоих глазах,

Затаились боль и страх,

Поделись бедой своей,

Не ходи в обнимку с ней;

Не останусь я в долгу,

Может, чем и помогу.

Молвит бабушка в ответ:

— Тут, сынок, секрету нет.

Все мы ране справно жили

И медок, и пиво пили,

Пели песни у костра,

Аж до самого утра,

А теперь в нас страх один,

Он над нами господин.

Царь наш вовсе как-то сник,

Не живёт уже мужик;

Во дворце своём сидит,

Сам с собою говорит,

А вот суть сего, проста,

Вся поверх лежит она;

У царя есть дочка, Злата,

И красива, и богата;

Вмиг явился тёмный Принц,

Сытый, наглый, рыжий свин!

Он стал сватать царску дочь,

Грязь в словах своих толочь.

Царь разгневан очень был,

Напрочь вежливость забыл;

Выгнал Принца он взашей,

Тумаками, посдобнЕй!

Тотчас отбыл Принц к чертям,

Заложил им душу там,

И чертей он всех обвёл,

Их на дочь царя навёл;

Лишь та ноченька на двор,

Во дворец уж бес попёр;

Прут всегда по одному,

Я не знаю, почему,

Правят прямо к спальне ход,

Каждый дочку ту ругнёт.

Каждый ноченьку не спит,

Страхи в спаленке клубит.

Всякий люд к царю ходил,

Бесов этих изводил,

Бесполезно только, знай,

Обнаглели черти, в край;

Все от них тринадцать бед,

Надоели, спасу нет,

И пробьёт, я чую, час,

Бесы примутся за нас;

Потому мы слёзы льём

И печаль в себе несём.

Призадумался солдат:

«Ясен мне теперь расклад!

Не впервой чертей гонять,

Я смогу их обуздать»!

Мысль солдат не потерял,

Пред царём с зарёй стоял:

— Слышал, батюшка, я сказ,

У тебя беда сейчас.

Мне за честь царю помочь,

В порошок чертей столочь;

Станет дочь твоя живать,

Краше солнышка блистать,

И в тебе взыграет дух,

Вижу, ты совсем  утух!

Царь к служивому приник,

Не скрывал печаль старик:

— Как тебе, солдат, я рад,

Помоги же мне, солдат;

Нету моченьки моей,

Видеть этаких гостей!

Вновь солдатик речь завёл,

Все слова он к делу свёл:

— Ты дубинку, царь, мне дай,

Карты, свечи и ступай;

Дальше в дело я вступлю,

Им вниманье уделю!

Вот прошёл какой-то час,

Получил солдат заказ.

Тотчас взялся он за труд;

Из дворца прогнал весь люд,

К двери спальни стол припёр,

Тут же им ту дверь подпёр;

Стопкой карты положил,

Свечи скоро запалил,

Примостил дубинку в стол,

На чертей был очень зол.

В полночь тенью чёрт возник,

Чёрт готов сорваться в крик;

В спальню путь  ему закрыт,

Бес в смятении стоит:

«Эка невидаль, солдат,

Да побил бы их всех град!

Кто его сюда приткнул,

Чтоб навеки тот уснул?!

Как же в спаленку пройти,

Пост солдатский обойти»?!

Мимо чёрт решил шмыгнуть,

Вдоль стены он двинул в путь.

Той минуты не прошло,

Криком воздух сотрясло:

— Ты куда, чертёнок, прёшь,

В спальню больше не войдёшь,

И шутить со мной не смей,

Не таких я бил чертей!

Бес стоял пред ним столбом:

«Не попрёшь тут напролом! —

Страницы: 1 2 3 4