Сказ о злате небесном

Сказки Клюев Алексей

Средь шумного богатого города жили старик со старухою. Трудились они, себя не жалея, лишь бы дочерям помочь, да и на приданное им накопить. Старуха полы в городской бане мыла. Старик же промышлял столяром: окна и двери мастерил.

И было у них две дочери: Христина и Томила. Хотя последняя была капризна, но отличалась склонностью к наукам разным. В школе она всегда слыла отличницей. А родители на учителей и не жалели достатка, лишь бы их деточка смогла проявить себя умом в полной мере или, как говорили они, «состояться в жизни».

Иной же была Христина. С детских лет она отличалась чистым и добрым нравом. Котят и собак выхаживала, нищим подавала, родителям помогала. Но больше всего Христина любила посещать городской храм. И всем свидетельствовала о том, что отдыхает там душей на молитве, а сердце ее от этого наполняется радостью. Посмеивалась над ней умная Томила. Да и родители порой вздыхали о том, что не тот это путь, который должна выбирать себе для счастья молодая девушка. Однако убедить ее в этом они не могли.

Когда подросли Христина с Томилой, пришла им пора выходить замуж. Томила долго себе подбирала пару. В женихах у нее ходили музыканты и лекари, чиновники и ученые – все уважаемые люди. Христина же вышла замуж на Германа – сироту, с которым она познакомилась в храме.

Надсмехалась над ней Томила:

— Почто гопоту босоногую в дом привела? Вон сколько достойных людей вокруг!

Переговаривались озабоченно отец с матерью:

— Одна у нас надежда на старости лет – Томила!

Однако Христина не унывала и мужа своего успокаивала. Ловко помогая Герману чинить конскую сбрую, отвечала на их привычное брюзжание:

— Чем можем, тем помогает семье. А что до серебра и злата, так даровано нам злато небесное. Им можно расплатиться с каждым по делам его. Прейдет час, и узрите его. Пока же он не настал!

Прошел год, как Христина с Германом поженились. Томила же замуж так и не вышла, ведь суженного выбрать – большой труд: один кажется стар, другой – беден, третий – глуп, четвертый – вспыльчив. Не угодить Томиле! Да и война тут началась с соседним государством. Все женихи, как будто назло, стали на войну уходить. Когда пришло время, призвал царь Германа в свое войско, и слезы, впервые в жизни, омрачили чело милой Христины.

Опечалены стали обе сестры. Но у Христины оказалось больше забот. Лишь после ухода Германа почувствовала она, что ждет ребенка. Возрадовалась она всем сердцем и рассказала об этом Томиле. Но сестра ее стала корить:

— Сама подумай, сестрица, — сказала она, — вдруг, не вернется твой муж. Зачем рисковать? Что будешь делать средь войны и голода с ребенком на руках?

Ей отвечала Христина:

— Бог дал мне его. Нечто Он не поможет мне?

Не унималась Томила:

— Плохи наши родители. Они нуждаются. И я не могу быть нянькой твоей!

Христина же отвечала:

— Раз твои руки негодны, чтобы нянчить младенца, у Бога найдутся другие для него руки.

Рассердилась Томила, что не внимает сестра словам разумным, но смирилась на время. А время то не заставило себя ждать. Пришла весточка с войска царского, что погиб Герман возлюбленный. И вновь сказала Томила:

— Замуж тебе сестра нужно выходить. Но кто тебя возьмет с ребенком покойного? Есть у меня лекарь знатный. Он плод из твоего чрева вынет, и станешь ты невестой, снова будешь люба каждому парню.

Рассердилась Христина:

— Если мне Бог доверил душу живую, то как я могу избавиться от нее? И что это за лекарь такой знатный, который не служит продолжению жизни людской, но уничтожает ее? Отойди от меня! Не сестра ты мне!

Рассорились сестры. А по прошествии краткого срока родила Христина мальчика, но сама при этом не выжила. Горевали отец с матерью, плакала и Томила, ведь желала она добра сестре, хотя и по собственному разумению. Нарекли же мальчика Валентином. И остался он жить у деда сердобольного с бабкой.

 По прошествии времени вышла Томила замуж за чиновника. В дом богатый ушла от родителей, шелка и меха нарядилась, с людьми видными стала знаться. И все, вроде бы, у нее было ладно, но одно не складывалось – никак Бог не давал ей ребенка желанного. Томила же не унималась — ходила по лекарям, а те болезни у нее редкие находили, давали ей пилюльки разные. Но было это впустую, пока не встретился ей знахарь именитый, заморский, который просил немалую цену. Он то и помог горемычной.

В котле варил знахарь травы невиданные, смешивал их с кровью летучих мышей, семенем мужа Томилы. Затем влил все это в нее, там, где только смог, произнося при этом страшные заклинания. Страшны они были не словами, а тем, что в момент произнесения непонятных звуков содрогнулись горы, а небо разверзлось молнией. Увидев тайные знаки природы, образованная Томила сказала:

Страницы: 1 2 3