Сказ о том, как Иван Сатане служил

Сказки Клюев Алексей

В некотором Царстве, в некотором государстве, среди тех людей, что именуют себя родичами, жил был мальчик Иванушка. И были у него родители. Отец Ивана в поле ходил, ячмень растил — молотил. Мать холсты ткала, нити красила и вышивала узоры чудные. Рос Иванушка и мужал, с друзьями играл то на речке, то в поле. Радовался Солнышку красному, прянику сладкому. Учился у батюшки землю родную любить, да всякую жизнь на ней дорожить. Учился у матушки с соседями ладить, род людской почитать, поскольку тот, как говорилось в преданиях и сказаниях, ниточкой по земле вьется от веретена Царицы небесной.

Все жители Царства, в котором жил со своей семьей Иванушка, были связаны сей ниточкой красной, а потому жили ровно: в дружбе, без зависти и соперничества, пока не появился в их Царстве Сатана. Никто точно не знал, откуда он прибыл. Одни говорили, что он приехал из Тридесятого Царства со странным названием Англия, другие – что прилетел с какой-то далекой звезды. Вид у него был человеческий, но ликом был страшен, а нравом надменен. Не приняли Сатану родичи, поэтому он поселился в отдалении от них.

Издали, с окраины он все одно старался продемонстрировать селянам, что не нуждается в их обычаях или нравах, что есть другой путь снискать уважение к себе, страх и даже почитание людей. Построил он хоромы до небес бревенчатые, да камнем отделанные. Украсил их стеклами блестящими и резьбой невиданной. Обнес все это изгородью и назвал свое поселение городом. Многие дивились его трудам и богатству. Лишь мудрые говорили, что много теперь земле-матушке придется трудиться, чтобы новый лес, взамен срубленного вырастить, наполнить его букашками, да зверями.

Однажды придумал Сатана чудо невиданное, к которому ныне привыкли и называют зеркалом. Ходил он везде и сам в него любовался, девушкам показывал. Зазывал работать к себе и жить, говоря «У того, кто пойдет ко мне, будет такое зеркальце. И будет знать тот, когда себя приукрасить и как. И не будете ни в чем нуждаться». И некоторые пошли к нему жить. Так построились новые дома вокруг его хором белокаменных. Лишь мудрые говорили: «Разве можно человеку самому на себя любоваться и себя любить? На то ж есть глаза ближнего!».

В другой раз сделал Сатана из железа карету самоходную. Вот диво-то было! Украсил ее зеркалами разными, да форму придал чудную и ездил на ней по селениям. Зазывал к себе родичей, повторяя: «Кто прейдет ко мне жить и работать, ездить будет на такой вот карете, посещать в ней сможет друзей и даже дальние страны». И многие пошли в град и остались там жить, стали уважительно величать меж собой отверженного Сатаною Иблисовичем. Лишь мудрые говорили: «Разве может от колесниц, коль они добро, смрад такой исходить?». Но некоторые не слушали мудрых.

Много всяких чудес придумал Сатана, пока рос Иванушка. Прельстились же его чудесами многие, служить стали ему и почитать как кормильца. А Сатане все мало! Сколотил он дружину из почитателей и объявил себя главой Дридевятого Царства. Все земли и селения стали его вотчиной. Чудеса он творил в ней невиданные. Землю в теплый воздух превращал. А воздух, как тепло полезное, продавал зимой в Тридесятое Царство. Но богатства ему было мало и мало. Обложил он данью всех родичей. Никто его силе противостоять не мог. Поумирали к тому времени мудрецы, а те, что остались, в дремучие леса ушли. Как выстоять людям без мудрости?

 Вот вырос Иванушка и говорит отцу с матерью: «Пойду я на службу к Сатане Иблисовичу! Взгляните, как одеваются обитатели стольного града его! Не лапти носят они, а туфельки кожаные и ботинки лаковые. Рубахи на них не домотканые, но тонкие от модных дизайнеров. Руки у них не в земле и мозолях, но в кремах мягких и маникюре привлекательном. Их дети играют не стеклышками и камушками, а тыкают пальцами в блюдечки иль тарелочки какие-то волшебные. Тем им весь мир показывают, уму-разуму научают. Что мне с вами сидеть?».

Вздохнули отец и мать горестно, ибо не думали они не гадали, что мертвые вещи, видимость всякая так молодцев и девиц увлекают. Они же не кичились никогда не перед кем, не стяжали себе ни серебра, ни злата. Любили лишь дыхание жизни, каждую травинку чтили на земле, учили и сына собаку жалеть, букашку беречь. Но в чем теперь мудрость? Сами не знают. Что сыну сказать? С тяжелым сердцем отпускали его, напутствовали, чтоб почитал он род человеческий и не творил никакого зла. В дорогу узелок собрали с припасами, а на шею оберег предков на шнурочке одели. Это была табличка деревянная, на которой изображен глаз Царицы Небесной. И смотрел тот глаз вокруг человека, и если видел зло, то защищал от него. Так и простились они со слезами.

Страницы: 1 2 3