Черный камень Отрана

— Да она зеленая еще, — оттопырил губу Хожд. — Что она тебе расскажет, сам подумай? Что она может знать? Тогда уж лучше Вайлу потрясти.

Тиар враз утратил беспечное выражение лица, став несколько озабоченным.

— Вайлу не надо… По крайней мере, я к ней не подойду.

Хожд уставился на него. Вайла последнее время спала с Тиаром чаще остальных женщин, не скрывая своего увлечения королевичем.

— Что случилось-то?

— Да, надул я ее намедни… Велела к ней придти, а я того… на сеновале заночевал…

Хожд хрюкнул, что означало у него смех. Да, к Вайле королевичу сейчас лучше не приближаться. Зашибет, чего доброго, перед испытанием…

— Может ты свою потрясешь? — с надеждой спросил Тиар.

Жрицы постарше предпочитали почему-то Хожда.

Особенно Жрица-Врачевательница, тридцатитрехлетняя хоритянка, смуглая и спокойная, как горные пики.

— Ага, вытрясешь из нее, как же… Это тебе не твои девки, ради ночи не в одиночестве такого наболтают… Тогда уж сразу пойдем к Настоятельнице и все разузнаем!

Тиар вздохнул.

— Ладно, топаем на кухню.

Они покинули площадку перед обрывом и быстрым шагом пересекли тренировочные корты. Здание кухни жалось к серой скале, оттуда тянуло дымком и пряностями.

Милина хлопотала у очага, несколько девушек вертелись тут же: кто-то нарезал мясо, кто-то мыл овощи, кто-то таскал воду, кто-то подметал в кладовой…

— Эй, Милина! — позвал Тиар. — Выдь на минутку!

Девушка отложила огниво, перекинулась парой фраз с товарками, и направился к двери, на ходу вытирая руки о цветастый фартук из шандаларского ситца.

— Чего вам?

Тиар мельком глянул на Хожда потянул Милину за руку прочь от входа в кухню, в беседку над водоводом.

— Выкладывай, что знаешь про испытание! — не терпящим возражений тоном потребовал Тиар.

«Повелевает, как король вассалу, — мелькнула мысль у Хожда. — Тоже мне, повелитель…»

Когда-нибудь он подпустит Тиару шпильку и они вдвоем вдоволь похохочут остроте дожа.

Милина, оглядываясь, передернула плечами:

— Не знаю я ничего… Если Жрица-Кормилица придет — мне влетит, между прочим.

С Тиара враз опало все величие, остался вчерашний мальчишка, шалопай и неслух, с выражением разочарования на физиономии.

— Тоже мне, жрица… Что ж ты знаешь?

Милина огрызнулась:

— Как похлебку варить знаю! Куда бы вы со своими воительницами делись без нас? Кору бы, поди, со всех деревьев пообглодали.

— Но-но! Повежливее женщина! — одернул ее Тиар, но чувствовалось, что делает это он просто для порядка, чтоб не потерять навык. — Между прочим, с будущим королем разговариваешь!

— Я с весны на обучение попадаю, — парировала Милина. — Так что, если и станешь королем, то не моим.

Жрицы Храма Войны не подчинялись никому, кроме древних законов Храма и Жрицы-Настоятельницы.

Девушка собралась вернуться на кухню, но Хожд мягко поймал ее за руку.

— Послушай, Милина, нам и правда неплохо бы узнать о завтрашнем, тихо сказал он. — Может, ты слышала что? Расскажи нам, пожалуйста!

И Милина растаяла, как таяли заслышав голос Хожда самые суровые Жрицы-из-Высших. Она оглянулась — нет ли кого — и, понизив голос сообщила:

— За обедом воительница Тага жаловалась, что барс расцарапал ей руку… Это первое.

Милина снова огляделась.

— И второе: ваши мечи с утра носили в кузницу. Зачем — не знаю…

— Что мы здесь делаем? — окрик раздался неожиданно.

Рядом стояла Жрица-Кормительница, возникшая бесшумно, как тень.

— Марш на кухню! — велела она Милине и та безропотно удалилась, подобрав фартук.

— А вам что тут нужно?

— Хотели узнать, что готовят на ужин, Старшая! — бодро ответил Тиар и преданно выкатил глаза. Вид он имел самый невинный.

— Кости стерха на ужин! — хмурясь, отрезала женщина. — Прочь отсюда! На корты — по три сотни отжиманий каждому! И сообщите Наставнице потом!

Парни поклонились и легкой рысцой убежали на корты. Крупный песок скрипел под кожаной обувкой.

Когда приказанное было исполнено, а Наставница выслушала их, Хожда и Тиара снова отослали на корты.

Крупный песок скрипел под кожаной обувкой.

Когда приказанное было исполнено, а Наставница выслушала их, Хожда и Тиара снова отослали на корты.

— Попотейте напоследок, — велела Наставница. — Но завтра вы должны быть свежими.

На ужин им принесли только хлеб, сыр и простоквашу. И ни одна из воительниц не заговорила вечером с ними — впервые за последние пару лет.

Утро началось с пинка. Для Хожда, по крайней мере. Он поднял голову над вязанкой соломы, которая сегодня служила ему подушкой, и в который раз подумал, что ночи у воительниц были гораздо приятнее, а главное — никто не будил пинками.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27