БДВ, или Большой и Добрый Великан

БДВ, или Большой и Добрый Великан

Автор: Роальд Даль

Жанр: Детская литература

Год: 2005 год

Роальд Даль. БДВ, или Большой и Добрый Великан

Оливии 20 апреля 1958 г. — 17 ноября 1962 г.

Действующие лица

Люди:

Королева Англии

Мэри, королевская горничная

Мистер Тиббс, дворецкий

Главнокомандующий армией

Главнокомандующий военно-воздушными силами

И конечно, Софи, сирота

Великаны:

Мясазаглотнём

Кровушкипопьём

Анукаобними

Костипогрызём

Детокпожуём

Мигомироглотим

Девочкойзакусим

Кровькапкап

Мальчикизмяснойлавки

И конечно, БДВ

Час тёмных сил

Софи не спалось.

Яркий лунный луч проник сквозь щёлочку в шторах и улёгся на её подушке.

Остальные дети в приюте давно уже крепко спали. Софи тихохонько лежала с закрытыми глазами и изо всех сил пыталась заснуть.

Ничего не получалось. Лунный луч будто серебряным лезвием прорезал комнату и высветил в темноте её лицо.

Дом словно замер. Ни снизу, ни сверху не доносилось ни звука, ни шороха.

Открытое, но зашторенное окно выходило на пустынную улицу, на которой в тот час не было ни машин, ни запоздалых прохожих. Нигде ни звука. Софи не могла припомнить, когда в последний раз стояла такая тишина.

Она сказала себе, что, наверное, именно это безмолвие называют часом тёмных сил. Однажды кто-то ей поведал, что он наступает, когда все дети и взрослые крепко-крепко спят, а ведьмы и чудовища выходят из своего укрытия наружу и думают, что мир принадлежит только им.

Лунный луч волшебно блестел на её подушке. Она решила встать и плотно задёрнуть шторы, чтобы убрать щёлочку.

В приюте тебя могли наказать за то, что ты встал ночью с кровати, когда уже погасили свет. Даже если ты скажешь, что тебе надо в туалет, это не оправдание, тебя всё равно накажут. Но сейчас (Софи знала точно) никого рядом не было.

Она потянулась за очками в стальной оправе, которые лежали на стуле рядом с кроватью. У них были очень толстые стёкла. Без очков Софи почти ничего не видела. Она их надела, затем выскользнула из-под одеяла и на цыпочках прокралась к окну.

Когда она потянулась к шторам, что-то её вдруг остановило — а так хотелось подлезть под них, чтобы посмотреть, как выглядит мир, когда в нём хозяйничают тёмные силы.

Софи прислушалась. Ни звука. Мёртвая тишина.

Желание выглянуть в окно взяло верх. Девочка быстро нырнула под шторы и высунулась наружу.

В серебряном лунном свете деревенская улица, которую она очень хорошо знала, показалась ей совсем другой. Дома выглядели сгорбленными и скрюченными, как в сказке. Всё пропиталось бледным, молочно-белым, призрачным светом.

Через дорогу она увидела магазин миссис Рэнс, где часто покупала пуговицы, нитки и резинку. Он казался ненастоящим. Каким-то загадочным и таинственным.

Софи набралась храбрости и хорошенько оглядела улицу.

Вдруг она похолодела. По противоположной стороне кто-то шёл.

Кто-то тёмный…

Высокий и чёрный,…

Кто-то очень высокий, чёрный и тощий.

Кто же это?

Этот кто-то уж точно не был человеческим существом. Тут ошибки быть не могло! Он был в четыре раза выше самого высокого человека. Настолько высоким, что его голова возвышалась над окнами верхних этажей. Софи открыла рот, чтобы закричать, но онемела от ужаса. От страха у неё перехватило дыхание, и она не могла пошевельнуть ни рукой, ни ногой.

Вот уж правда — час тёмных сил! Высокая чёрная фигура двигалась в её сторону. Она держалась поближе к домам на другой стороне улицы, прячась в их тени от ярких лунных лучей.

Фигура подходила всё ближе. Шла она будто рывками. Остановится, затем сделает несколько шагов и снова остановится. Интересно, что она задумала?

Ага! Наконец-то Софи поняла!

Этот некто задерживался перед каждым домом.

Остановится — и заглядывает в окна верхних этажей. Для этого ему приходилось сгибаться в три погибели — вот каким он был высоким!

Замрёт, заглянет в комнату, проскользнёт к следующему дому и станет как вкопанный. И так по всей улице!

Теперь он подошёл совсем близко, и Софи удалось его получше разглядеть. Внимательно к нему присмотревшись, она решила, что он чем-то всё-таки похож на человека. Ну конечно, не на обыкновенного человека, но определённо на человека. Возможно, на ВЕЛИКАНА.

Софи попыталась получше разглядеть его в лунном тумане. Великан, если она не ошибалась, был одет в длинный чёрный плащ.

В одной руке он держал нечто похожее на очень длинную и тонкую трубу, а в другой — большой чемодан.

Сейчас великан остановился прямо перед домом мистера и миссис Гучи. Семейству Гучи принадлежал овощной магазин посреди Хай-стрит. Прямо над магазином они и жили. Софи знала, что двое детей Гучи спят в одной из комнат наверху. Именно в комнату Майкла и Джейн великан сейчас и заглядывал. Софи, чуть дыша, следила за ним со своей стороны улицы.

Она видела, как великан отступил па шаг и поставил чемодан на тротуар. Затем нагнулся, открыл его и что-то оттуда вытащил. Что-то похожее на квадратную стеклянную банку с закручивающейся крышкой. Он открыл её и влил какую-то жидкость в свою трубу. Софи задрожала от волнения. Она видела, как великан снова выпрямился и просунул трубу в верхнее открытое окно, прямо в комнату, где спали малыши Гучи. Софи услышала, как он глубоко вздохнул и пфу — дунул в трубу

Шума никакого не последовало, но Софи поняла, что содержимое трубы теперь оказалось в спальне малышей Гучи.

Интересно, что это могло быть?

Великан вынул трубу из окна, склонился к своему чемодану, а потом вдруг повернул голову и посмотрел в её сторону.

В лунном свете Софи увидела длинное, бледное и морщинистое лицо С огромными ушами, острым, как нож, носом и двумя блестящими глазами, которые смотрели прямо на неё. Что-то в них было дьявольское и свирепое.

Софи взвизгнула и отпрянула от окна. Потом опрометью пробежала через всю спальню, прыгнула в постель и спряталась под одеялом. И притаилась там, вся дрожа, тихо-тихо, как мышка.

Похищение

Софи замерла под одеялом.

Вскоре она приподняла его краешек и выглянула наружу.

Второй раз за эту ночь кровь застыла в её жилах и захотелось кричать, но из груди не вырвалось ни звука. Там, в окне с раздвинутыми шторами, появилось огромное, длинное, бледное и морщинистое лицо великана, который пристально на неё смотрел. Сверкающие чёрные глаза уставились прямо на Софи!

Затем в окно проскользнула огромная рука с белыми пальцами — толстая, как ствол дерева. Она протянулась через всю комнату к её кровати.

На этот раз Софи вскрикнула, но из-под тяжёлой руки великана её никто не услышал. Сжавшись в комочек, девочка почувствовала, как её подняли вместе с одеялом и простынёй и мигом вытащили в окно.

Вряд ли среди ночи тебе придёт в голову мысль ПОСТРАШНЕЕ! Теперь послушай, что было дальше.

Самое ужасное, что Софи, хотя она ничего не видела, точно знала, что с ней произошло.

Она понимала, что чудовище (или великан) с огромным, длинным, бледным и морщинистым лицом стащил её с кровати в час тёмных сил и вынес через окно, туго завернув в одеяло.

А потом случилось вот что: когда великан вытащил свою добычу на улицу, он взял одеяло, как кошёлку, за четыре угла, и Софи оказалась внутри. Другой рукой он схватил чемодан и трубу и побежал что есть мочи.

Софи, не помня себя от страха, всё-таки смогла высунуть голову в отверстие, которое образовалась прямо под рукой великана, и огляделась вокруг. Она увидела, как мимо неё проносятся деревенские дома. Великан мчался вниз по Хай-стрит. Он так быстро бежал, что его чёрный плащ раскинулся у него за спиной, словно птичьи крылья.

Она увидела, как мимо неё проносятся деревенские дома. Великан мчался вниз по Хай-стрит. Он так быстро бежал, что его чёрный плащ раскинулся у него за спиной, словно птичьи крылья. Каждый его шаг был длиною с теннисный корт.

Они миновали деревню и теперь неслись по залитым лунным светом полям. Живые изгороди, отделяющие одно поле от другого, не препятствовали движению великана. Он легко через них перешагивал. Когда на его пути появилась длинная река, он и через неё перешагнул.

Софи присела на корточки внутри одеяла и снова выглянула наружу Она раскачивалась у ноги великана, как мешок с картошкой. Они промчались над полями, живыми изгородями и реками, и вдруг в голову Софи закралась страшная мысль. Она сказала себе, что великан быстро бежит из-за того, что сильно проголодался и хочет поскорее добраться до дома и съесть её на завтрак.

Пещера

Великан мчался всё дальше и дальше. Но сейчас его бег как-то странно изменился. Неожиданно он ещё прибавил скорость и понёсся так, что окружающий пейзаж в глазах Софи слился в мутное пятно. Ветер колол ей щёки. Из глаз полились слёзы. Засвистело в ушах, и ей чуть не оторвало ветром голову. Девочка уже совсем не чувствовала, как ноги великана касались земли. Кажется, они взлетели. Нельзя было сказать, над чем они пролетали, — над сушей или над морем. У этого великана ноги были какие-то волшебные. Ветер ещё больше усилился, и Софи пришлось нырнуть под одеяло, чтобы сохранить голову на плечах.

Неужели они летели через океаны? Похоже на то. Она снова присела на корточки под одеялом и стала прислушиваться к завываниям ветра. Ветер всё стонам и стонал, и казалось, прошло много времени. Вдруг вихрь прекратился, теперь великан летел не так быстро. Софи услышала громкий топот. Она высунулась из одеяла, чтобы посмотреть, что же происходит. Они очутились где-то посреди густых лесов и бурных рек. Великан определённо замедлил свой бег и уже не мчался с прежней скоростью, хотя вряд ли его манеру передвигаться можно было назвать обычной, Слова «нормальный» и «обычный» никак не подходили к великану, который несся галопом. Он перескочил через десятки рек, прогромыхал, словно гигантская погремушка, по дремучему лесу и потом помчался, перескакивая через голые холмы, по пустыне, которая будто возникла из другого мира. Земля в пустыне была ровной и жёлтой. Кругом валялись голубые валуны и стояли, будто скелеты, засохшие деревья. Луна давно исчезла. Занималась заря.

Софи, всё ещё выглядывая из одеяла, вдруг заметила большую отвесную скалу. Тёмно-синяя скала блестела на фоне пронизанного яркими солнечными лучами утреннего неба. Окаймлённые золотом облака плыли вокруг ярко-красного восходящего солнца.

Великан, тяжело дыша, остановился прямо перед скалой. Его огромная грудь вздымалась и опускалась. Он решил перевести дух.

Неподалёку Софи увидела огромный круглый камень величиною с дом. Великан протянул руку и легко откатил его, словно футбольный мяч, а на месте камня появилась здоровенная чёрная дыра. Дыра была такой громадной, что великану не пришлось даже пригибать голову, чтобы в неё пройти. Он шагнул в пещеру, держа Софи в одной руке, а трубу и чемодан — в другой.

Очутившись внутри, он остановился, повернулся и прикатил камень на прежнее место, поэтому вход в пещеру оказался скрыт от посторонних глаз. Теперь, когда свет не мог проникнуть внутрь, снова стало черным-черно, как ночью.

Софи почувствовала, что её положили на землю, а потом великан и вовсе выпустил из рук одеяло. Его шаги прогрохотали где-то рядом и стихли. Софи сидела в темноте и дрожала от страха.

Она сказала себе, что сейчас великан её съест. Прямо сырой. Может быть, сначала сварит? Или зажарит? А если бросит её, как кусок ветчины, на сковородку с кипящим маслом?

Вдруг в пещере загорелся свет и озарил всё кругом.

Софи заморгала и стала оглядываться по сторонам.

Она увидела огромное помещение с высоким каменным потолком.

Стены были увешаны полками, на которых стояли ряды стеклянных банок. Банки были повсюду. Они занимали каждый уголок. Посреди комнаты стоял стол со стулом высотою три с половиной метра.

Великан снял чёрный плащ и повесил его на стену. Софи увидела, что под плащом у него была рубашка без воротника, старый грязный кожаный жилет с оторванными пуговицами и такие же старые, выцветшие и короткие зелёные брюки. На голых ногах великана красовались нелепые сандалии, у которых почему-то дырка для пальцев была сбоку. Софи в ночной рубашке, сидя на корточках на каменном полу пещеры, разглядывала великана сквозь толстые стёкла своих очков в стальной оправе. Она дрожала как осиновый лист, а по её спине пробегали огромные мурашки.

— Ха! — воскликнул великан, сделав шаг ей навстречу. — Кто это к нам пожаловал?!

Эхо разносило его ужасный голос по всей пещере.

БДВ

Одной рукой великан поднял дрожащую Софи и поднёс к столу. Девочка подумала, что теперь-то он уж точно её съест, а великан сел и стал её разглядывать. У него были действительно огромные уши — каждое величиною с колесо грузовика, и он, когда хотел, мог двигать ими в разные стороны.

— Ох, как же я проголодался! — продолжал греметь великан.

Он ухмыльнулся и обнажил свои огромные квадратные зубы. Зубы были очень белые и квадратные, как куски аккуратно нарезанного белого хлеба.

— П-пожалуйста, не ешьте меня! — заикаясь, с трудом произнесла девочка.

Великан громко расхохотался.

— Только из-за того, что я великан, ты подумала, что я какой-то людоглот? — вскричал он. — Хотя ты почти права. Все великаны людоглоты и убийцы. Они и вправду пожирают человеконасекомых. Мы попали в Страну Великанов. Они обитают здесь повсюду. Вон там живёт знаменитый Костипогрызём. Он может на ужин в один присест сожрать двух людишек-плутишек. Он так громко грызёт кости, что хруст стоит по всей округе — хрум, хрум, хрум!

— Ой! — испугалась Софи.

— Костипогрызём охотится за индусами. Каждый вечер он мчится в Индию, чтобы хорошенько подкрепиться.

Неожиданно Софи разозлилась — взыграло её чувство патриотизма.

— А почему он охотится за индусами? Чем его англичане не устраивают?

— Костипогрызём говорит, индусы гораздо сочнее и нежнее — ням-ням! Он утверждает, что у них необыкновенный аромат. Его послушать — индусы из Индии ничуть не хуже индюшатины!

— Кто бы спорил, — согласилась Софи.

— Нет уж, давай поспорим! — вскричал великан. — У каждого человека свой вкус! Кто попостнее, кто пожирнее… Все греки жёсткие, как скорлупа грецких орехов. Ни один великан их есть не станет!

— Это ещё почему? — удивилась Софи.

— Я же сказал, они слишком жёсткие, а ещё после них на языке бывает оскомина.

— Думаю, такое часто случается, — вежливо ответила девочка.

И со страхом подумала: «К чему это он клонит? Что бы ни случилось, буду ему подыгрывать и смеяться над его шутками».

На самом деле ей было не до смеха. Может, он просто аппетит нагуливает, упиваясь рассказами о том, как великаны пожирают людей?

— Как я уже говорил, все человеконасекомые имеют разный вкус. Жители Панамы на вкус пресные, как панамы.

— Почему — как панамы?

— Не больно-то ты сообразительная, как я погляжу, — сказал великан, двигая своими огромными ушами. — Я думал людишки-плутишки все очень умные, а у тебя голова пустая, как старая тыква.

— Вы любите овощи? — Софи попыталась перевести разговор в более безопасное русло.

— Ты пытаешься сменить тему, — сурово сказал великан. — Мы чудненько болтаем о том, что у каждого человеческого экземпляра свой вкус. А человек — вовсе не овощ. У него две ноги, а у овоща ног нет.

Софи больше не спорила. Меньше всего ей хотелось разозлить великана.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13