Сын тушина и царевич (Тушин – уроженец Тушети – горной области Грузии)

Жил, а может, и не был, некий царь. Был у него один-единственный сын, в котором царь души не чаял.

– Вряд ли есть на свете другой такой мальчик! — сказал он однажды своим назир-визирям.

– Свет велик, наверное, есть! — ответил главный визирь. Царь разгневался:

– Попробуй сыскать! Найдёшь такого, получишь столько золота, сколько весишь сам, а нет – головы лишишься.

Визирь испросил три месяца сроку и отправился искать мальчика, в точности похожего на царевича. Исходил он вдоль и поперёк три стороны царства. Минуло три месяца. Вернулся он к царю и говорит:

– Государь, я обошёл три стороны твоих владений, осталось поискать в четвёртой. Дай ещё месяц сроку. Если не приведу мальчика, похожего на царевича, руби мне тогда голову.

Царь дал визирю ещё месяц сроку.

Ищет главный визирь мальчика в четвёртой стороне царства. Добрался до гор, где скотоводы-тушины пасли овец. По склону мальчишки бегают. Один из них как две капли воды схож с царевичем. Увидел его визирь и повёл вместе с отцом во дворец. Там он нарядил сына пастуха-тушина в платье царевича и повёл обоих мальчиков в покои царя.

Царь то одного мальчика обнимет, то другого – никак не отличит своего сына от чужого.

– Хвала тебе, мой визирь, доказал ты свою правоту, получай обещанное золото!

– Нет, царь, отблагодари сначала пастуха за то, что привёл сюда сына, а потом уж расплатись со мной,– говорит визирь.

Одарил царь тушина золотом, серебром и попросил оставить мальчика во дворце, пока тот подрастёт. Согласился тушин.

Мальчики вместе учатся, вместе играют. Выросли они в статных прекрасных юношей.

Радуется царь, а царица ходит чернее чёрной тучи. Спрашивает её царь, чем она недовольна, кто её прогневил.

– А чего мне быть довольной! — отвечает царица.– Все люди смертны, умрём и мы. Как отличат после нас царевича от сына пастуха? Вдруг сыну пастуха достанется царство?

– Не тревожься,– говорит царь,– вплети лишнюю нитку в платье нашего сына, и всякий опознает царевича.

Так и сделали. Повеселела царица, да загрустил сын тушина.

– Не горюй,– говорит ему царевич.– Надень моё платье, не нужна мне лишняя нитка.

– И мне не нужна. Мне то обидно, что не хотят одевать нас одинаково, как братьев.

День ходил юноша грустный, два, а на третий говорит царевичу:

– Попроси царя дать нам коней, поедем завтра на прогулку.

На другой день отправились юноши верхом на прогулку. Отъехали они далеко от города, и тут сын пастуха обнял царевича, попрощался с ним и погнал коня вскачь. Царевич – за ним.

– Не следуй за мной. Ты царевич, а я сын пастуха!

– Куда ты, туда и я! Никогда не расстанусь с тобой.– И поехал царевич рядом со своим названым братом.

Много ли, мало ли проехали, оказались они в неведомой земле. Не знают, куда дальше ехать. Решили: куда стрела полетит, туда они и поедут.

Натянул сын тушина тетиву, пустил стрелу. Полетела стрела за семь гор. Едут всадники вслед за ней, едут по приметам – с деревьев ветви сорваны стрелой, с гор макушки сбиты.

Перевалили они седьмую гору. Видят: на склоне виноградник, а в нём, под деревом айвы, торчит из земли их стрела. Спешились они и пустили коней щипать траву за виноградником. Сами нарвали винограду, поели и улеглись спать под айвой.

Проснулись утром и видят: нет им дороги. Страшный гвелвешапи обвил виноградник, хвост к голове закинул и держит в пасти.

– Будем биться с ним,– говорит сын тушина.

– Не очень-то надейтесь на свои силы,– молвил гвелвешапи человечьим голосом.– Меня мечом-железкой не сразить, стрелой мне шкуру не пробить.

Ударю разок хвостом – ничего от вас не останется. Но я вам не желаю зла, отпущу с уговором – привезёте мне девушку, не рождённую человеком.

– Будь по-твоему! Выпусти нас отсюда!

– На слово я не верю. Один из вас останется здесь, другой пойдёт за девушкой.

– А где искать ту девушку? -спрашивает сын тушина.

– Иди в сторону заката. Может, там найдёшь её.

С гвелвешапи остался царевич, а сын тушина пустился в путь.

Идет солнце на запад, идёт юноша за солнцем. К вечеру оказался он у опушки леса. На опушке дом, а во дворе старуха теребит шерсть.

Здравствуй, мать, — поздоровался юноша. — Истомила меня жажда, дай попить водицы, ради твоих детей.

Обернулась старуха:

– Здравствуй, сынок! Не назови ты меня матерью, достался бы на ужин моим сыновьям! Что тебя привело сюда? Над владениями дэвов птица и та не смеет пролететь.

Страницы: 1 2 3