Сказка о воробье в консерватории

Сказки Клюев Алексей

Зеленый подлесок позолотил яркий солнечный луч. Заметив где-то опасность, с громким чириканьем взмыла вверх воробьиная стая. Пока она была чем-то занята, на край одного из воробьиных гнезд, воровато озираясь, присела кукушка с яйцом. Выложив его из клюва, она хотела было выкинуть оттуда яйцо хозяев, но, вдруг, остановилась. Ее внимание привлекла стоящая неподалеку гора. С горы воспарила пара орлов и устремилась вдаль.

Кукушка задумалась: «Ну, разве мы не родня соколам? Наше потомство достойно большего, чем жизнь среди бедных птиц!». Охваченная озарением, она схватила яйцо и полетела к новой цели. Путь был тяжел. Отважно борясь с порывами ветра, теряя последние силы, она искала в расселинах единственное, заветное гнездо. И нашла! Сделав свое дело, она гордо расправила крылья и стала спускаться широкими кругами, полагаясь лишь на вес тела. В этот момент кукушка чувствовала себя не меньше чем соколом!

Но бедная птица совершила ошибку. В гнездо воробьиное она положила свое яйцо, а вот взяла оттуда и отнесла в гнездо орлиное яйцо воробья. Так в семействе царственных птиц появился обычный серый воробей. Во всем он уступал братьям. Бывало, оттолкнуться они от скалы, величественно наберут высоту и парят себе в небе. А приемыш, сколько не прыгал из гнезда и не махал крылышками, все одно кувыркался вниз. Подхватывали его не восходящие потоки теплого воздуха, а лапы заботливых родственников. И речи не было о том, чтобы эта маленькая птица принесла в когтях хоть какую-то добычу. Она была способна лишь прыгать среди горных уступов и громко чирикать.

Приемные родители переживали за своего «больного», как они полагали, сына. Звали лучших врачей, и те осматривали его. Звали лучших учителей, и те пробовали научить его быть орлом. Но все оказалось тщетно. Однажды, отцу орлу пришла в голову идея.

— Послушай, — сказал он орлице, — как выразительно он чирикает. Ни ты, ни я не сможем даже повторить эти уникальные звуки. Наверное, у него сильная склонность к музыке.

— Точно, — умилилась орлица. – Должен же у нашего сына быть хоть какой-то талант, компенсирующий все его недостатки! Он станет выдающимся музыкантом!

С тех пор воробья стали всячески поощрять в пении, указывая на его исключительный дар. И отпрыск выдающегося рода старался. По рекомендации отца, его послушать прилетали птицы высокого полета. Ястребы, коршуны и соколы были в восторге от домашних концертов приемыша и холодных закусок в орлином гнезде. Потихоньку, среди всех пернатых обитателей местности распространилось мнение, что высоко в горах подрастает самобытный певец и композитор – «орел младший».

Воробей поверил в себя, справедливо полагая, что где-то должно быть его место в жизни. А раз не в небе, так почему не в музыке? И когда настало время покинуть отчий дом, он без лишних колебаний переступил порог птичьей консерватории.

У птиц это заведение слыло весьма демократичным. В нем собирались все поющие пернатые, чтобы обменяться опытом и поучиться мастерству друг у друга. Чтобы вступить в их творческий союз, требовалось что-нибудь спеть, чем доказать свою причастность к миру музыки. И воробей там, церемонно раскланявшись перед присутствующими, затянул свое продолжительное чириканье.

Удивленные его «пением» птицы молчали. Хвалить, конечно, его было не за что, но и прогнать нельзя. Не признать таланта воробья означало бы усомниться в авторитете расхваливавшего его орла. А что может быть хуже, чем впасть в немилость у сильных мира сего? Молчание консерваторских птиц стало затягиваться.

Наконец, не выдержал дрозд:

— Что ж, громко спел наш друг. Тренировался верно!

Скворец сказал:

— Взять на октаву ниже – возможно для ушей тот звук приятней б был.

Нашелся соловей:

— Наверно, надо слушать Вас еще, чтоб в полной мере проникнуться тем духом мастерства, которым наградила Вас природа.

— Конечно, господа, — ответил воробей, — всегда я рад звучать для вашего собранья. А на октаву ниже? Не вопрос! И буду я чирикать так нежнее, что возликует сердце, а душа ….

— Ой, сердце что-то защемило! – внезапно вскрикнула канарейка. – Давайте сделаем небольшой перерыв. Вы же, дорогой друг, обязательно прилетайте к нам завтра. Мы будем ждать.

«Орел младший» попрощался, а консерваторские птицы еще долго совещались о том, как правильнее поступить с бездарным представителем знатного рода.

Похожие на скрип звуки, конечно, не имели ничего общего с музыкой. После их прослушивания, собственные голоса именитым птицам казались еще более приятными, богатыми нотами, насыщенными оттенками переливов. Они слушали себя и млели от удовольствия. Как тут не вспомнить, что истина познается в сравнении? Вот и они, задумавшись, решили, что воробей им пригодиться! Он может, например, объявлять выступления, заполнять собой перерывы, и даже организовывать концерты. На фоне его бездарности они только выиграют! Осталось лишь направить в нужное русло участие воробья в союзе птиц. Но как? «Мы выучим его, – решили запевалы, — но только так, как это нужно нам!».

Страницы: 1 2 3