Рубрика: Проза

Вафельное сердце

ДЫРА В ЖИВОЙ ИЗГОРОДИ После обеда в первый день летних каникул мы с Леной провели между нашими домами канатную дорогу. Переправиться первой, как всегда, решила Лена. Она бесстрашно забралась на карниз, двумя руками схватилась за веревку, а босые ноги закинула наверх, сцепив их в замок.

Осада церкви Святого Спаса

Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! Вся земля полна славы Его! (Книга пророка Исайи 6,3) Книга первая Серафимы Первый день Перед церковными вратами, праздник всех праздников и торжество всех торжеств

Мосты округа Мэдисон

Есть на свете песни, рожденные голубоглазой травой, песни, что приносит пыль с тысячи равнинных дорог. Вот одна из них. Осенью тысяча девятьсот восемьдесят девятого года я как-то засиделся допоздна за работой.

Я все еще мечтаю о тебе…

Джонни Хартману-Роджерсу, моему другу и литературному агенту в течение вот уже 30 лет, с любовью и благодарностью Пролог Сентябрь 1955 Забавно — что человек помнит по прошествии лет, что застревает в памяти, а что нет.

Клуб любителей книг и пирогов из картофельных очистков

Элизабет Гилберт, автор книги «Есть, молиться, любить» Это одна из тех книг, которые кажутся просто идеальными. Дочитав её, я сидела и думала, а попадётся ли мне когда-нибудь роман, который произведёт на меня большее впечатление.

Иван Васильевич

Действуют: Зинаида Михайловна — киноактриса. Ульяна Андреевна — жена управдома Бунши. Царица. Тимофеев — изобретатель. Милославский Жорж. Бунша-Корецкий — управдом. Шпак Антон Семенович. Иоанн Грозный.

Сантехник, его кот, жена и другие подробности

Дворник Виталик по прозвищу Сиреневый Туман всегда ходит с лопатой. Без лопаты он боится упасть и так остаться навек, горизонтальным. Трезвым он не работает, потому что есть некая фальшь в трезвых дворниках зимой.

Остаемся зимовать

Самое серьезное обвинение, которое можно выдвинуть против Новой Англии — не пуританство, а февраль. Джозеф Вуд Крутч. Двенадцать времен года Таддеус Мы сидели на холме. Мы наблюдали, как языки пламени внутри воздушных шаров нагревают материю до неоновых цветов.

Дело султана Джема

Предисловие Имя султана Джема давно забыто, а между тем несколько сот лет назад оно было у всех на устах. В ту пору — сотни лет назад — о Джеме слагали стихи и писали романы, ему посвящались бы и газетные подвалы, существуй газеты и газетные подвалы в его времена; о Джеме слагали песни странствующие певцы.

Медленный человек

Глава 1 Удар обрушивается на него справа, резкий, внезапный и болезненный, как удар током, и сбрасывает его с велосипеда. «Расслабься!» — говорит он себе, пролетая в воздухе (пролетая в воздухе с величайшей легкостью!), и он действительно чувствует, как конечности его послушно расслабляются.